Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1 просмотр

Как частные клиники хотят изменить систему медстрахования в Казахстане

Что они предлагают

Фото: Shutterstock

Частные медорганизации ищут свое место в системе социального медицинского страхования. 

«Если сегодня на одного жителя мы имеем по ГОБМП 52,5 тысячи тенге в год затраты государства, то в следующем году по ГОБМП будет 51,2 тысяча тенге и по ОСМС – 41 тысяча тенге», – заявил министр здравоохранения РК Елжан Биртанов на круглом столе, посвященном внедрению системы обязательного социального медицинского страхования (ОСМС). 

В 2020 году суммарные расходы бюджета и фонда медицинского страхования (ФМС) составят почти 100 тыс. тенге на каждого казахстанца. Претендовать на эти деньги могут и государственные клиники, и частные. ФМС уже выступает стратегическим закупщиком медуслуг и у тех, и у других, но объем закупок у частных клиник в денежном выражении пока в разы уступает объему клиник государственных. 

Зачем нам ОСМС

Основные цели реформы медстрахования в Казахстане: во-первых, поднять расходы на медицинскую помощь в рес­публике и при этом не сильно увеличить нагрузку на государство, а во-вторых, снизить карманные расходы домохозяйств на ту же самую медицинскую помощь. Тенденции последних лет явно демонстрируют: денег, которые государство выделяет для всеобщего охвата медицинской помощью, недостаточно. Факторов влияния несколько: демографическая ситуация, существенный рост больных с хроническими неинфекционными заболеваниями (болезни сердечно-сосудистой системы, онкология и т. д.), появление новых, что практически синоним к слову «дорогих», технологий лечения. 

Траты растут не только у госбюджета, но и непосредственно у населения. Данные от Минзрава РК за 2017 год: расходы на здравоохранение в стране составили 3,1% от ВПП – это 1 трлн 759 млрд тенге. Из них 940 млрд тенге (58%) потрачено государством на оказание гарантированной бесплатной медицинской помощи. И еще 678 млрд тенге (42%) – это так называемые карманные расходы населения. Этот показатель в два раза выше допустимого уровня, рекомендуемого Всемирной организацией здравоохранения. Две трети карманных расходов казахстанцев на медицину приходится на оплату базовых диагностических услуг и лекарственных препаратов. То есть фактически люди платят за то, что гарантировано государством и должно быть бесплатным. 

После реформы в Казахстане уменьшится гарантированный объем бесплатной медицинской помощи (ГОБМП) – там останутся неотложная помощь, транспортировка (в том числе санавиация), профилактические прививки и лечение социально значимых заболеваний. На это может рассчитывать любой казахстанец, вне зависимости, платит он взносы в ФМС или нет. Часть услуг ГОБМП переходит в систему ОСМС, куда включены амбулаторные медицинские услуги, первая помощь, консультации, стационарное лечение, госпитализация, хирургия, лабораторные услуги (анализы), рецептурные препараты. Этот пакет получит только тот, кто платит взносы в ФМС. 

Плательщик взносов с большой вероятностью не захочет раскошелиться по второму разу за визит к доктору в частную клинику и пойдет получать предоплаченную в системе ОСМС услугу. При таком раскладе можно предположить интерес частных клиник к системе ОСМС: чтобы не потерять клиента, есть смысл заключить контракт с Фондом медицинского страхования и получить оплату за услуги в рамках пакета ОСМС если не от самого клиента, так от фонда. ФМС действительно закупает медуслуги и у государственных, и у частных клиник – и с теми, и с другими в 2019 году заключено по 708 договоров. Сумма договоров с госклиниками составляет 720,9 млрд тенге, а с частными – 149 млрд тенге. 

Кто готов работать по ОСМС?

Далеко не все частные клиники готовы работать в новой системе, считает исполнительный директор ОИПЮЛ «Ассоциация клиник Алматы» Расул Дюсенов. Он объясняет: «Частная клиника должна иметь определенный уровень организационной зрелости – при работе с фондом будет много отчетов, много контроля, много процедурных моментов, которые маленькой клинике сложно выполнить. Необходимо содержать статотдел, чтобы работать с ФМС. Количество частных клиник, которые могли бы присоединиться к системе, невелико, и, как правило, это крупные поставщики, имеющие развитый штат, развитую организацию и дополнительные мощности». На вопрос, зачем крупной клинике с устойчивым бизнесом работа в системе ОСМС, Дюсенов отвечает, что мотивация частных медцентров самая разная. Один из самых очевидных вариантов – «получить поток пациентов без затрат на маркетинг, иметь возможность оказывать этому потоку дополнительные услуги». Второй довод в пользу участия в системе ОСМС – дозагрузка простаивающего оборудования, хотя, говорит глава Ассоциации клиник Алматы, оплата за его использование позволяет скорее покрывать операционные расходы, чем зарабатывать. Ну и еще один мотив – возможность платить дополнительные деньги персоналу. 

«Частный бизнес все затраты несет самостоятельно, поэтому он очень прагматичен и хорошо считает деньги. Частник прикидывает: выгодно ему сейчас это или нет. Повторюсь, поставщиков не так много, кто готов работать в системе. Были те, кто сразу ринулся заключать договоры, но после первого года энтузиазм стих», – делится Расул Дюсенов. Он рассказывает, что одним из факторов, который удерживает частные клиники от сотрудничества с системой ОСМС, являются экспертные проверки со стороны Минздрава: «Вы оказываете услугу, пациент доволен, но приходит эксперт, проверяет и говорит: «У вас здесь в медицинской документации отсутствуют (бывает, доходит до смешного) запятые – мы у вас удерживаем деньги. И фактически в результате поставщик работает бесплатно».

Вопрос финансовый, критический

Система контрактования, то есть закупа медуслуг, – еще один острый вопрос для негосударственных клиник. Со стороны частников звучит просьба автоматизировать систему, сделав ее более прозрачной, и рассмот­реть возможность длительных контрактов. Вопрос перевода закупа в электронный вид будет решен уже к концу года, пообещал глава Фонда медицинского страхования Айбатыр Жумагулов. Варианты заключения контрактов в формате договоров присоединения, то есть в течение всего года, а не только в рамках компании по контрактованию и заключение договоров на долговременной основе тоже в работе. 

Представители частных клиник хотят иметь возможность взимания оплаты за сервисные услуги, не предусмотренные тарифом фонда по ГОБМП и ОСМС. Сейчас в случае подобных действий клиникам грозит штраф. Министр Биртанов принципиально не против самостоятельной оплаты клиентом тех услуг, которые он хочет получить сверх протокола, и готов рассмат­ривать сооплату как механизм вовлечения частных игроков в систему ОСМС. Но не прямо сейчас. 

«Для внедрения сооплаты нужна развитая система учета в базовом медицинском страховании. Что такое сооплата? У нас есть некий тариф на базовую медицинскую услугу, которая покрывается страховкой, то есть бесплатно. Допустим, операция. И человек может выбрать: про­оперироваться в гос или в частной клинике. И если частная клиника считает, что эта услуга стоит дороже и надо доплатить разницу, она имеет право при внедрении сооплаты брать эту сооплату –  это выбор гражданина. Мы концептуально не против, но нужно к этой системе готовиться, чтобы не было злоупотреблений и приписок. Поэтому предлагаем сначала войти в базовую систему медстрахования, когда мы платим по фиксированному тарифу за конкретную услугу независимо от формы собственности», – объясняет позицию Минздрава Елжан Биртанов. 

Еще одно пожелание частников – заложить в тарифы инвестиционный компонент. «Цены на медоборудование удваиваются каждые три-пять лет», – подчеркивают представители частного медицинского бизнеса. Покрывать свои кап­затраты они предлагают за счет перенаправления в тарифы части средств, которые тратятся государством на капитальные затраты в госклиниках. Такой подход, считает Расул Дюсенов, позволит выровнять условия для государственных и частных поставщиков. 

«Мы в государственную программу заложили переход на включение в тариф амортизационных затрат, хотим это сделать с 2022 года», – заявил Елжан Биртанов.

Он честно признался, что в варианте «посадить в тариф деньги на амортизацию» опасается нецелевого расходования этих средств (потратят на ковры и жалюзи, а не на оборудование) государственными клиниками, поскольку уровень менеджмента и экономической подготовленности управленцев в городских и районных больницах оставляет желать лучшего. Так что и в этом вопросе Минздрав планирует обойтись без спешки.


5172 просмотра

Казахстанские страховщики будут по-новому оценивать свои риски

Регулятор хочет менять рынок ускоренными темпами

Фото: Shutterstock

В Прогнозе социально-экономического развития Казахстана на 2020–2024 годы Национальный банк поставил задачу изменить страховой рынок страны. А именно внедрить стандарт Solvency II. В Евросоюзе, где и были разработаны правила Solvency II, страховщики переходили на них 10 лет, в Казахстане на этот проект предусмотрено четыре года.

Что такое Solvency II

Директива Solvency II представляет собой концепцию риск-ориентированного подхода к осуществлению регулирования и надзора за деятельностью страховщиков Евросоюза.

«Solvency II схож по своей архитектуре с концепцией «Базель II». Эта система правил была принята в ЕС в 2005 году. Целью Solvency ІІ является установление единых стандартов к требованиям к достаточности капитала, методам оценки, управлению риском», – объяснил председатель правления СК «Коммеск-Өмір» Олег Ханин.

По сути новый стандарт – это ряд требований к оценке рисков, собственному капиталу, управлению страховыми компаниями, системам внутреннего контроля, политике раскрытия важной информации перед регулятором. Финансисты говорят, что внедрение этих требований еще больше защитит интересы потребителей страховых услуг и сделает рынок стабильнее.

«Мы поддерживаем переход к Solvency II, это однозначно поможет страховщикам Казахстана оптимизировать управление рисками, позволит исправить недочеты в составе и структуре стандартной формулы и предполагает изменение всей системы управления страховой компании», – поделился мнением исполнительный директор СК «Евразия» Шакир Иминов. 

Новые требования затрагивают несколько областей рынка, поэтому для внедрения стандарта понадобится увеличить штат страховых компаний, переобу­чить специалистов в области актуарных расчетов, финансистов, риск-менеджеров.

«Для внедрения Solvency II Евросоюзу понадобилось около 10 лет. В России стандарт начали внедрять еще в прошлом году и планируют завершить к 2022 году. По нашим оценкам, этого времени может быть недостаточно, потому что работа слишком объемная. У нас обозначены примерно такие же временные рамки – 2020–2024 годы», – рассказал председатель правления компании по страхованию жизни Freedom Finance Life Азамат Ердесов

Влияние на капитал 

Модель Solvency II предполагает формирование минимальных требований к капиталу страховой компании исходя из оценки не только страховых рисков, но и таких факторов, как риск дефолта контрагента, операционные риски, рыночные и инвестиционные риски, также отдельно рассматриваются риски страхования здоровья и катастрофические риски.

«Задача страховой компании в Solvency II – сформировать сбалансированную модель управления рисками и активами, достаточными для покрытия требований к капиталу. Фактически требования к капиталу будут зависеть от самой компании и структуры ее обязательств и активов», – уточнил Олег Ханин.

Финансисты пока не готовы предположить, насколько увеличатся требования к капиталу страховых компаний, поскольку Solvency II значительно расширяет число количественных и качественных показателей, влияющих на оценку активов и обязательств. Скорее всего, для каждой организации влияние стандарта будет индивидуальным.

«Будут очень жесткие ограничения к рискам. А это, возможно, приведет к внутренним конфликтам между объемом рисков и доходностью. Требования к собственному капиталу однозначно станут жестче. Не исключено, что это приведет к значительному увеличению объемов средств, которые будут оставаться на балансе компаний», – рассуждает Азамат Ердесов.

При этом страховщик добавил, что в теории возможна и обратная ситуация: у компаний, которые внедрят стандарт, будут более щадящие требования к капиталу.

«Введение Solvency II мы расцениваем как ужесточение требований к достаточности капитала. Предстоит оценка того, как тот или иной стрессовый сценарий повлияет на финансовую устойчивость компании, и на эту дельту необходимо искать дополнительные средства», – поделилась мнением риск-менеджер СК «Amanat» Анна Павлова

Готов ли рынок

Часть процессов риск-ориентированного подхода страховые компании уже используют, так что новая методология не будет создаваться с нуля. У казахстанских страховщиков сформированы андеррайтинговые политики, работают бизнес-процессы по перестрахованию, актуарным расчетам и инвестиционной деятельности.

«Риск-менеджеры ведут активную работу по разработке моделей оценки рисков разного рода, как страховых, так и инвестиционных, кредитных и операционных. В части управления рисками эти процессы должны быть скоординированы в единую систему», – отметил Олег Ханин, отвечая на вопрос о готовности рынка к новым требованиям.

По мнению Азамата Ердесова, на данном этапе казахстанские страховщики не готовы внед­рить стандарт в полном объеме и сразу. Реализовывать настолько сложные проекты лучше поэтапно, считает он.

«Сначала следует усовершенствовать методологию оценки рисков и управления собственным капиталом, затем провести обучение специалистов международным практикам. После этого нужно разработать информационные системы, которые позволят автоматизировать процессы. И только потом начинать внедрять всё вместе. В любом случае страховые компании уже сейчас должны понимать, что и как придется внедрять», – подчерк­нул финансист.

При правильном построении системы Solvency II страховщик может рассчитывать на снижение внимания регулятора, считает Шакир Иминов.

«Главное, чтобы принцип Solvency II был воспринят страховщиком как необходимый и нужный элемент, который помогает, а не мешает бизнесу. Стоит признать, что поэтапное применение некоторых элементов Solvency II необходимо», – заключил он. 

СПРАВКА

На 1 августа 2019 года на страховом рынке страны работало 27 компаний с совокупным объемом активов 1,128 трлн тенге. По данным Нацбанка, в мае доля активов сектора в ВВП составляла 1,9%, доля страховых премий в ВВП – 0,28%, а отношение премий на душу населения немного превысило 9 тыс. тенге.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций