Перейти к основному содержанию
8958 просмотров

Как частные клиники хотят изменить систему медстрахования в Казахстане

Что они предлагают

Фото: Shutterstock

Частные медорганизации ищут свое место в системе социального медицинского страхования. 

«Если сегодня на одного жителя мы имеем по ГОБМП 52,5 тысячи тенге в год затраты государства, то в следующем году по ГОБМП будет 51,2 тысяча тенге и по ОСМС – 41 тысяча тенге», – заявил министр здравоохранения РК Елжан Биртанов на круглом столе, посвященном внедрению системы обязательного социального медицинского страхования (ОСМС). 

В 2020 году суммарные расходы бюджета и фонда медицинского страхования (ФМС) составят почти 100 тыс. тенге на каждого казахстанца. Претендовать на эти деньги могут и государственные клиники, и частные. ФМС уже выступает стратегическим закупщиком медуслуг и у тех, и у других, но объем закупок у частных клиник в денежном выражении пока в разы уступает объему клиник государственных. 

Зачем нам ОСМС

Основные цели реформы медстрахования в Казахстане: во-первых, поднять расходы на медицинскую помощь в рес­публике и при этом не сильно увеличить нагрузку на государство, а во-вторых, снизить карманные расходы домохозяйств на ту же самую медицинскую помощь. Тенденции последних лет явно демонстрируют: денег, которые государство выделяет для всеобщего охвата медицинской помощью, недостаточно. Факторов влияния несколько: демографическая ситуация, существенный рост больных с хроническими неинфекционными заболеваниями (болезни сердечно-сосудистой системы, онкология и т. д.), появление новых, что практически синоним к слову «дорогих», технологий лечения. 

Траты растут не только у госбюджета, но и непосредственно у населения. Данные от Минзрава РК за 2017 год: расходы на здравоохранение в стране составили 3,1% от ВПП – это 1 трлн 759 млрд тенге. Из них 940 млрд тенге (58%) потрачено государством на оказание гарантированной бесплатной медицинской помощи. И еще 678 млрд тенге (42%) – это так называемые карманные расходы населения. Этот показатель в два раза выше допустимого уровня, рекомендуемого Всемирной организацией здравоохранения. Две трети карманных расходов казахстанцев на медицину приходится на оплату базовых диагностических услуг и лекарственных препаратов. То есть фактически люди платят за то, что гарантировано государством и должно быть бесплатным. 

После реформы в Казахстане уменьшится гарантированный объем бесплатной медицинской помощи (ГОБМП) – там останутся неотложная помощь, транспортировка (в том числе санавиация), профилактические прививки и лечение социально значимых заболеваний. На это может рассчитывать любой казахстанец, вне зависимости, платит он взносы в ФМС или нет. Часть услуг ГОБМП переходит в систему ОСМС, куда включены амбулаторные медицинские услуги, первая помощь, консультации, стационарное лечение, госпитализация, хирургия, лабораторные услуги (анализы), рецептурные препараты. Этот пакет получит только тот, кто платит взносы в ФМС. 

Плательщик взносов с большой вероятностью не захочет раскошелиться по второму разу за визит к доктору в частную клинику и пойдет получать предоплаченную в системе ОСМС услугу. При таком раскладе можно предположить интерес частных клиник к системе ОСМС: чтобы не потерять клиента, есть смысл заключить контракт с Фондом медицинского страхования и получить оплату за услуги в рамках пакета ОСМС если не от самого клиента, так от фонда. ФМС действительно закупает медуслуги и у государственных, и у частных клиник – и с теми, и с другими в 2019 году заключено по 708 договоров. Сумма договоров с госклиниками составляет 720,9 млрд тенге, а с частными – 149 млрд тенге. 

Кто готов работать по ОСМС?

Далеко не все частные клиники готовы работать в новой системе, считает исполнительный директор ОИПЮЛ «Ассоциация клиник Алматы» Расул Дюсенов. Он объясняет: «Частная клиника должна иметь определенный уровень организационной зрелости – при работе с фондом будет много отчетов, много контроля, много процедурных моментов, которые маленькой клинике сложно выполнить. Необходимо содержать статотдел, чтобы работать с ФМС. Количество частных клиник, которые могли бы присоединиться к системе, невелико, и, как правило, это крупные поставщики, имеющие развитый штат, развитую организацию и дополнительные мощности». На вопрос, зачем крупной клинике с устойчивым бизнесом работа в системе ОСМС, Дюсенов отвечает, что мотивация частных медцентров самая разная. Один из самых очевидных вариантов – «получить поток пациентов без затрат на маркетинг, иметь возможность оказывать этому потоку дополнительные услуги». Второй довод в пользу участия в системе ОСМС – дозагрузка простаивающего оборудования, хотя, говорит глава Ассоциации клиник Алматы, оплата за его использование позволяет скорее покрывать операционные расходы, чем зарабатывать. Ну и еще один мотив – возможность платить дополнительные деньги персоналу. 

«Частный бизнес все затраты несет самостоятельно, поэтому он очень прагматичен и хорошо считает деньги. Частник прикидывает: выгодно ему сейчас это или нет. Повторюсь, поставщиков не так много, кто готов работать в системе. Были те, кто сразу ринулся заключать договоры, но после первого года энтузиазм стих», – делится Расул Дюсенов. Он рассказывает, что одним из факторов, который удерживает частные клиники от сотрудничества с системой ОСМС, являются экспертные проверки со стороны Минздрава: «Вы оказываете услугу, пациент доволен, но приходит эксперт, проверяет и говорит: «У вас здесь в медицинской документации отсутствуют (бывает, доходит до смешного) запятые – мы у вас удерживаем деньги. И фактически в результате поставщик работает бесплатно».

Вопрос финансовый, критический

Система контрактования, то есть закупа медуслуг, – еще один острый вопрос для негосударственных клиник. Со стороны частников звучит просьба автоматизировать систему, сделав ее более прозрачной, и рассмот­реть возможность длительных контрактов. Вопрос перевода закупа в электронный вид будет решен уже к концу года, пообещал глава Фонда медицинского страхования Айбатыр Жумагулов. Варианты заключения контрактов в формате договоров присоединения, то есть в течение всего года, а не только в рамках компании по контрактованию и заключение договоров на долговременной основе тоже в работе. 

Представители частных клиник хотят иметь возможность взимания оплаты за сервисные услуги, не предусмотренные тарифом фонда по ГОБМП и ОСМС. Сейчас в случае подобных действий клиникам грозит штраф. Министр Биртанов принципиально не против самостоятельной оплаты клиентом тех услуг, которые он хочет получить сверх протокола, и готов рассмат­ривать сооплату как механизм вовлечения частных игроков в систему ОСМС. Но не прямо сейчас. 

«Для внедрения сооплаты нужна развитая система учета в базовом медицинском страховании. Что такое сооплата? У нас есть некий тариф на базовую медицинскую услугу, которая покрывается страховкой, то есть бесплатно. Допустим, операция. И человек может выбрать: про­оперироваться в гос или в частной клинике. И если частная клиника считает, что эта услуга стоит дороже и надо доплатить разницу, она имеет право при внедрении сооплаты брать эту сооплату –  это выбор гражданина. Мы концептуально не против, но нужно к этой системе готовиться, чтобы не было злоупотреблений и приписок. Поэтому предлагаем сначала войти в базовую систему медстрахования, когда мы платим по фиксированному тарифу за конкретную услугу независимо от формы собственности», – объясняет позицию Минздрава Елжан Биртанов. 

Еще одно пожелание частников – заложить в тарифы инвестиционный компонент. «Цены на медоборудование удваиваются каждые три-пять лет», – подчеркивают представители частного медицинского бизнеса. Покрывать свои кап­затраты они предлагают за счет перенаправления в тарифы части средств, которые тратятся государством на капитальные затраты в госклиниках. Такой подход, считает Расул Дюсенов, позволит выровнять условия для государственных и частных поставщиков. 

«Мы в государственную программу заложили переход на включение в тариф амортизационных затрат, хотим это сделать с 2022 года», – заявил Елжан Биртанов.

Он честно признался, что в варианте «посадить в тариф деньги на амортизацию» опасается нецелевого расходования этих средств (потратят на ковры и жалюзи, а не на оборудование) государственными клиниками, поскольку уровень менеджмента и экономической подготовленности управленцев в городских и районных больницах оставляет желать лучшего. Так что и в этом вопросе Минздрав планирует обойтись без спешки.

banner_wsj.gif

1212 просмотров

Сервис на карантине

Как чрезвычайное положение повлияло на страховую индустрию Казахстана

Фото: shutterstock

Рынок страховых услуг – это инерционный рынок, который напрямую зависит от уровня жизни в стране. Пандемия коронавируса, режим карантина и чрезвычайное положение нанесли удар по всем отраслям экономики. Уже сейчас эксперты говорят о снижении сборов по основным линиям бизнеса страховщиков, главным образом из-за отказа от договоров страхования со стороны юрлиц и из-за отложенного спроса у физлиц.

В конце марта, после введения в стране чрезвычайного положения, Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) перенесло сроки сдачи отчетности для страховых компаний, поэтому сводная статистическая информация по страховому рынку за март и апрель на данный момент отсутствует. Сами страховщики на прямые вопросы отвечают уклончиво, но в Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) говорят, например, о резком снижении продаж полисов обязательного страхования авто.

«Реализация этого продукта за апрель упала практически вдвое – всего было заключено 220 тысяч договоров. По всем видам страхования наблюдается снижение продаж страховых продуктов. Безусловно, это связано с тем, что сейчас деятельность физических и юридических лиц ограничена. И сами страховщики работают только онлайн», – объясняет управляющий директор АФК Ерлан Бурабаев.

Отсроченные выплаты премий и замедление экономической активности уже сократили финансовые потоки страховщиков, особенно тех, кто в основном работает с корпоративными клиентами.

«Люди отложили спрос на страховые продукты на более поздний период. Надеюсь, что в мае или июне уже начнется рост продаж», – делится ожиданиями Бурабаев.

S&P оценивает перспективы роста страхового рынка как менее благоприятные для казахстанских страховых компаний.

«Мы отмечаем, что проблемы, обусловленные низкой платежной культурой и недостаточным уровнем финансовой грамотности, по-прежнему препятствуют развитию сектора страхования иного, чем страхование жизни, в Казахстане. Влияние оказывает значительное снижение показателей благосостояния на душу населения и сокращение личных доходов. Как следствие, население приобретает главным образом предметы первой необходимости, а не страховые продукты», – отмечают аналитики международного рейтингового агентства.

В «Номад Иншуранс» признают снижение розницы, но заявляют о росте продаж в корпоративном секторе.

«Если физлиц, желающих застраховаться по обязательным видам, стало меньше, то по тендерным сделкам наблюдался рост. Так, на государственных порталах повысилось число заявок госзакупа», – делится председатель правления «Номад Иншуранс» Даурен Иманжанов.

Ситуативная практика

Несмотря на введение режима ЧП и ограничение передвижения в городах, страховые компании работали 24/7, дистанционно помогали клиентам оформлять и вносить изменения в договоры страхования на корпоративных сайтах, оповещали и консультировали людей в мессенджерах и соцсетях. Так, «Коммеск-Өмір» ввела послабления для клиентов в части заключения договоров страхования на основании предоставления копий документов страхователя. Также был запущен сервис по приему оплаты премий дистанционным способом через приложение одного из банков с начислением бонусов.

«При заключении договоров страхования с юридическими лицами применяется рассрочка платежей», – рассказал председатель правления «Коммеск-Өмір» Олег Ханин.

Отсрочку платежей своим клиентам предоставляют две компании по страхованию жизни: Nomad Life и Standard Life.

«Нам важно, чтобы, несмотря на происходящее, долгосрочные цели страхователей были осуществимы. Поэтому нами было принято решение не закрывать накопительные программы за неуплату до стабилизации ситуации», – сообщается на сайте Standard Life.

Компания Freedom Finance Life на фоне волатильности тенге продвигает долларовый продукт. Накопительное страхование жизни обеспечивает не только приумножение инвестиций, но и страховую защиту жизни и здоровья на весь срок договора.

«Некоторые накопительные страховые продукты предусматривают индексацию выплат, привязанную к доллару. То есть по истечении срока договора клиент получает гораздо больше, чем заплатил, особенно если во время действия страхового договора произошла девальвация», – подчеркивает SMO Freedom Finance Нина Нурамбекова.

Во всем мире страховщики, как правило, отказывают клиентам в выплатах, если те не укладываются во временные рамки подачи заявлений. «Халык-Life» добровольно отказалась от жесткого правила.

«Для клиентов – заемщиков банков, досрочно погасивших кредит, компанией был предоставлен льготный период для подачи заявлений в течение месяца после завершения карантина», – говорит управляющий директор «Халык-Life» Айгуль Боранбаева.

Отрасль общего страхования пострадала еще и от крушения рынка туристских услуг. После введения режима ЧП в страховые компании начали обращаться клиенты с просьбой о расторжении договоров медицинского страхования для выезжающих за рубеж. Например, «Номад Иншуранс» аннулировала 522 таких полиса с территорией покрытия в США и странах Европы.

«Но наблюдалась и некая поддержка туризма со стороны казахстанцев. Многие переносили свои туры и переоформили договоры на более поздние сроки», – сообщил Даурен Иманжанов.

Новые продукты

В мире новых технологий и постоянных изменений в правилах игры выживают не только сильнейшие, но и креативные. Так, компания Freedom Finance Insurance запустила в апреле новую опцию – автострахование в рассрочку до трех месяцев.

«Эта опция подойдет новичкам, которые в первые годы вождения платят максимальную сумму страховки, или тем, кто не может единовременно оплатить стоимость полиса при его оформлении. Причем выплата страховой премии по частям производится без процентов, комиссий и переплат», – отмечает Нина Нурамбекова.

По ее данным, за первые две недели работы нового онлайн-сервиса компания продала более 60 полисов обязательного автострахования в рассрочку.

Из девяти работающих в Казахстане компаний по страхованию жизни (КСЖ) только две оперативно предложили клиентам новый продукт, защищающий людей от COVID-19. Точнее, в начале года еще одна КСЖ продавала такой полис, но позже отказалась от него. По словам Нины Нурамбековой, самый популярный продукт компании Freedom Finance Life – это Corona Protect.

«С увеличением числа заболевших и жертв значительно возросло количество желающих застраховать жизнь и здоровье от этого заболевания. Заметно увеличилось и число работодателей, заключающих договор корпоративного страхования от коронавируса», – сообщила собеседница.

 Страхование от коронавируса во время пандемии – это не только инструмент мотивации ценных специалистов, но и психологическая поддержка при выходе на работу после изоляции. «Халык-Life» предложила рынку аналогичный продукт – Life-COVID-19, который также ориентирован на физических и юридических лиц.

«Этот полис предоставляет круглосуточную страховую защиту по всему миру, – говорит Айгуль Боранбаева. – Полис дает возможность застрахованному получить финансовую помощь для адаптации после выздоровления».

Выплаты

Центры выплат части страховых компаний на время карантина были переведены на дистанционный режим работы. Прием документов со всех городов до сих пор осуществляется онлайн через сайты компаний, мессенд­жеры, электронную почту и другие каналы коммуникации.

«Коммеск-Өмір» разрешила клиентам самостоятельно фотографировать обстоятельства наступления страхового случая, повреждения имущества и транспортных средств. «Оценка ущерба определяется на основании фотоматериала, – делится Олег Ханин. – Деятельность службы аварийных комиссаров переведена в формат дистанционного сопровождения по телефону».

Страховые компании соблюдали свои обязательства по выплатам, но и их количество в связи с карантином снизилось.

«Объемы выплат по сравнению с обычными рабочими днями сократились в разы, так как не работали суды. Сроки по выплатам не нарушались», – говорит Даурен Иманжанов.

По его информации, компания с 19 марта по 26 апреля осуществила 310 выплат на общую сумму 146,6 млн тенге.

В АФК прогнозируют резкий рост выплат в ближайшие месяцы.

«Кроме того, после выхода из карантина, возможно, вырастет количество страховых случаев, так как большой перерыв способствует снижению навыков и осторожности как при управлении транспортными средствами, так и в производственной деятельности», – предупреждает Ерлан Бурабаев.

Регулирование

Агентство по регулированию и развитию финансового рынка ввело временные надзорные послабления для страховых компаний, направленные на снижение последствий влияния коронавируса. В частности, были смягчены требования к рейтингам ценных бумаг, в которые страховщик может инвестировать.

«АРРФР оперативно отреагировало на сложившуюся ситуацию. Так, был предложен более либеральный подход к пруденциальному регулированию, что адекватно для функционирования страховых организаций в условиях кризиса», – считает Айгуль Боранбаева.

На карантине потребители финансовых услуг оценили удобство и скорость оформления электронных полисов, так как большая часть населения просто не могла выйти из дома.

«Мы готовим новый пакет предложений, который будет способствовать дальнейшему развитию дистанционных услуг на страховом рынке. Например, исключение требований по обязательному наличию документов для осуществления страховых выплат в бумажной форме», – сообщил управляющий директор АФК Ерлан Бурабаев.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png