Перейти к основному содержанию
1132 просмотра

Уйдет ли Геннадий Головкин на пенсию?

Ближайшие полгода станут определяющими в дальнейшей карьере прославленного казахстанского боксера

2020 год для GGG проходит не самым лучшим образом, причем его неприятности начались еще до эпидемии коронавируса, а отмена почти всех спортивных соревнований в связи с мировой пандемией COVID-19 лишь усугубила проблемы Головкина. 

Геннадий должен был выйти на ринг 29 февраля, чтобы сразиться с поляком Камилом Шереметой и защитить свой титул чемпиона IBF в среднем весе. Однако стороны боксеров не смогли договориться по поводу места проведения боя, и его сначала перенесли на 28 марта, а затем на апрель. Поединок и так вряд ли бы состоялся и во вновь назначенный срок, а тут еще казахстанец повредил на тренировке ногу. В итоге было объявлено, что Головкин и Шеремета встретятся 6 июня в калифорнийском городе Инглвуд. Впрочем, и на эту дату никто не может дать никакой гарантии. Многое будет зависеть как от ситуации с коронавирусом, так и от состояния спортсменов: вдруг кто-то из них снова получит какое-нибудь повреждение.

Тень Канело 

Команда GGG планировала, что Шеремета станет, не в обиду поляку, проходным соперником, а встреча с ним будет генеральной репетицией перед долгожданным третьим боем с Саулем Альваресом – главным противником в карьере Геннадия. Уже и дата противостояния была определена – 12 сентября. Канело вроде бы и сам не против этой трилогии, он то и дело выступает с противоречивыми заявлениями, набивая себе и без того немалую цену. Но вот Головкин угодил в неловкое положение. Ему безумно хочется подраться с мексиканцем, чтобы устранить пробел в своей биографии, ведь Альварес – единственный боксер, которого карагандинец пока так и не сумел победить, в первый раз завершив выяснение отношений с ним вничью, а в повторном бою уступив ему раздельным решением судей. 

Но боксировать с Канело без предварительной «артподготовки» и после долгого простоя чрезвычайно рискованно. Если бой с Шереметой не состоится или снова будет перенесен, о благоприятном исходе поединка с Альваресом Головкин может забыть. Не будем забывать, что сильнейшему казахстанскому боксеру уже 38 – возраст критический для средневеса. Да, у него по-прежнему в арсенале убийственной силы хуки и апперкоты, однако проблемы с резкостью, скоростью и выносливостью прослеживаются все более отчетливо.

Сауль Альварес на восемь с лишним лет моложе Геннадия, он в самом соку и не боится экспериментов вроде перехода в полутяжелую весовую категорию ради одного-единственного боя, при этом успешного, против Сергея Ковалева. Канело сейчас в полном порядке, и у него нет необходимости постоянно держать себя в тонусе. Да, его запланированный на 2 мая бой с Билли Джо Сондерсом по понятным причинам не состоялся, он перенесен на июнь и далеко не факт, что в итоге станет реальностью. Но даже если Альварес не встретится с Сондерсом, можно быть уверенным, что отсутствие соревновательной практики отрицательно на форму мексиканца не повлияет. 

Стоит ли игра свеч

Время играет против Головкина, и чем дольше он не будет выходить на ринг, тем хуже для него. Если бой с Альваресом не пройдет в этом году, GGG может навсегда забыть про удачный реванш. Возможно, казахстанцу уже сейчас следует окончательно отказаться от затеи побить североамериканца. Да, это нанесет определенный репутационный урон Геннадию, плохо отрази­тся на имидже его команды. Однако, быть может, есть смысл умерить свои амбиции и уйти на заслуженный отдых крутым боксером, а не битой грушей. Печальный опыт уже упомянутого россиянина Ковалева наглядно показал, как всего один бой способен напрочь испортить годами зарабатывавшуюся репутацию, перечеркнуть все былые заслуги. 

Нет у GGG и особого экономического резона в проведении поединка с Канело. Вернее, нет смысла боксировать именно с Альваресом. Согласно подписанному в марте 2019 года контракту между Головкиным и стриминговым сервисом DAZN Геннадий обязан до конца 2021-го провести шесть боев. За каждый из них Triple G положен гонорар в размере $15 млн, вне зависимости от исхода. Два поединка по договору с DAZN – с канадцем Стивом Роллом и украинцем Сергеем Деревянченко – казахстанский боксер провел еще в прошлом году, пополнив свой банковский счет на $30 млн. 

Головкину осталось отработать по соглашению со спонсором четыре выхода на ринг и обогатиться еще на $60 млн. При этом в контракте с платформой DAZN нет конкретных противников, Головкин волен выбирать их себе сам. В таком случае зачем рисковать и пытаться побить небитого Альвареса? Канело способен нанести такой урон здоровью, из-за которого придется досрочно завершить карьеру. А ведь можно договориться с противниками не столь серьезного уровня, как мексиканец, и еще несколько раз успешно, без особого риска, защитить второстепенный чемпионский пояс IBF, при этом не нарушив условия контракта и прилично заработав. 

Впрочем, только сам GGG знает, на что он способен, и только он может решить, когда уходить на покой.

banner_wsj.gif

1153 просмотра

Как происходит финансирование спорта в разных странах

Модель госфинансирования действует на постсоветском пространстве, а в других инвесторами являются болельщики

Фото: Pixabay

Модель госфинансирования профессиональных атлетов, привычная для Казахстана и России, совершенно не актуальна для других стран. Рассмотрим, как спонсоры тратят деньги на спорт в двух вариантах – российско-казахстанском и германском.

Что у нас

Российскую транснациональную энергетическую компанию «Газпром» смело можно считать главным спонсором всего мирового спорта. Уж на территории постсоветского пространства равных ей по затратам на футбол, хоккей и прочие дисциплины точно нет. А если учитывать тот факт, что более 50% акций «Газпрома» принадлежат государству, то можно смело утверждать, что именно руководство РФ занимается финансированием многих спортивных проектов – как внутри страны, так и далеко за ее пределами. 

На содержание ФК «Зенит» из Санкт-Петербурга выделяется самая большая сумма, однако и зарубежным командам, а также целым организациям перепадает немало. Ежегодно футбольному клубу с берегов Невы «Газпром» выделяет 100 млн евро при общем бюджете «Зенита» в 160 млн евро. Да и из оставшихся 60 млн почти все – те же самые государственные вливания, только из других источников – городской и областной казны. Лишь малую толику клуб способен заработать сам. 

За спонсорское соглашение с немецким «Шальке» российские энергетики выложили 150 млн евро, правда, их договор рассчитан на пять лет, так что в год гельзенкирхенцы получают примерно по 50 млн евро. По 40 млн евро «Газпром» каждый год перечисляет на счета ФИФА и УЕФА, что позволяет компании быть титульным спонсором главного клубного турнира Европы – Лиги чемпионов. Кроме того, на финансовой подпитке у российской госкорпорации находятся футбольные клубы «Оренбург» и «Томь», а также белградская «Црвена Звезда» и венская «Аустрия». 

Футболом экономическое влияние «Газпрома» на спорт не ограничивается. Газовый монополист содержит два волейбольных «Зенита» – из Казани и Санкт-Петербурга, одноименный баскетбольный питерский коллектив, футзальную «Югру», финансирует проекты по настольному теннису, автогонкам, велоспорту и, конечно же, хоккею.

Поддержка лучшей в мире игры на льду – особая статья расходов газового гиганта. Непосредственно «Газпром» содержит ХК СКА. Одно его дочернее предприятие – «Газпром нефть» – спонсирует омский «Авангард», другое – СОГАЗ – обеспечивает львиную долю бюджета всей Континентальной хоккейной лиги. Таким образом, ежегодные финансовые вливания «Газпрома» и аффилированных с ним компаний составляют около 1 млрд евро. 

В Казахстане роль местного «Газпрома» выполняет фонд национального благосостояния «Самрук-Казына», обеспечивающий безбедное существование футбольной и баскетбольной «Астаны», хоккейного «Барыса» и велокоманды Astana Pro Team.

Что у них

Законодательство большинства европейских стран не предусматривает финансирование спорта высших достижений из госказны. К примеру, в Германии, где вообще нет министерства спорта, невозможно в принципе купить футбольную команду, потому что в каждом клубе страны 50% + 1 акцией владеют зарегистрированные болельщики.

Львиную долю прибыли команды Бундеслиги извлекают из продажи билетов, атрибутики, прав на телетрансляции, международных выступлений и трансферов. Инвесторы, причем все вместе взятые, могут вкладывать в содержание клуба не более половины бюджета. Они, в отличие от тех же «Газпрома» или «Самрук-Казыны», не имеют права влиять на трансферную политику клуба, каким-либо образом дополнительно премировать футболистов.

Поэтому все, что остается немецким компаниям, это рассчитывать на спонсорский логотип на игровой форме. Возьмем для примера «Баварию». Мюнхенцы с 2010 года носят форму с буквой «T» на груди. Эта честь ведущему немецкому оператору связи Deutsche Telekom стоит 30 млн евро каждый сезон.

Другой популярный прием – нейминг стадионов. В Бундеслиге лишь менхенгладбахская «Боруссия» выступает на одноименной арене, все остальные носят названия спонсоров. Самый жирный «стадионный» контракт, как и положено наиболее успешному клубу страны, заключила опять же «Бавария». Мюнхенское спортивное сооружение с момента его постройки в 2005 году и по 2031 год включительно будет называться Allianz-Arena. За это более чем четвертьвековое соглашение страховая корпорация отстегнула мюнхенскому клубу 100 млн евро. Впрочем, если разделить эту сумму на количество лет, то получится не так уж и много – 3,7 млн евро в год.

Третий крупнейший спонсор лидера немецкого футбола – концерн Audi. Автогигант заключил с «Баварией» 10-летнее соглашение на 90 млн евро, это еще плюс 9 млн евро на сезон. Неплохо поддерживает «красную машину» и ее технический спонсор. Компания спортивной одежды Adidas, помимо необходимого инвентаря и экипировки, ежегодно тратит на баварцев 27 млн евро.

Итого получается около 70 млн евро – вполне солидная сумма для аутсайдера Бундеслиги, но даже не для «Зенита» и уж никак не для «Баварии». Ее годовой бюджет равняется 550 млн евро, так что спонсорские вложения – это лишь десятая его часть. Для сравнения: выручка от продажи билетов только за один матч составляет 4 млн евро. За год мюнхенцы проводят на своем стадионе не меньше 30 игр, таким образом, с помощью билетной программы они зарабатывают как минимум 120 млн евро, столько же составляет прибыль от продажи именных футболок. 29 млн евро приносят платные телевизионные трансляции, еще 12 млн – продажа пива, закусок и сувенирной продукции. Однако больше всего «Бавария» зарабатывает непосредственно футболом – на участии в Лиге чемпионов от 70 до 75 млн евро в год и, конечно же, на трансферах игроков.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png