Перейти к основному содержанию

1797 просмотров

Кто и сколько тратит на футбол в Казахстане

Посчитали деньги отечественных клубов

Фото: Shutterstock

Матчем за Суперкубок в Казахстане стартовал новый футбольный сезон. «Астана» обыграла «Кайсар» со счетом 1:0 и пополнила свою коллекцию очередным завоеванным трофеем. Столичному клубу нет равных в стране на протяжении шести последних лет, в течение которых он неизменно брал футбольное золото. Лидерство команды из Нур-Султана во многом обеспечивается ее безоблачным финансовым положением: к «Астане» в денежном плане и близко не может подобраться ни один из отечественных клубов. В 2020 году бюджет действующего чемпиона Премьер-лиги вновь вне конкуренции.

«Астана» (Нур-Султан): 15 млрд тенге

Львиную долю бюджета казахстанского гранда составляют вливания его генерального спонсора – фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» ежегодно выделяет на содержание «Астаны» около 13 млрд тенге. Еще 2 млрд клуб из Нур-Султана получил от столичного акимата, в итоге получилась более чем серьезная сумма, ее эквивалент в евро – 35,5 млн. С таким бюджетом команда – чемпион Казахстана не затерялась бы и, к примеру, в высшем дивизионе первенства Испании.

Справедливости ради отметим, что «Астана» – едва ли не единственная оте­чественная команда, которая окупает часть безвозмездных вложений. Регулярно участвуя в еврокубках, столичный клуб за сезон может заработать от пяти до десяти миллионов евро. С другой стороны, не будь изначальной финансовой поддержки, о международных турнирах речь вряд ли бы шла.

«Кайрат» (Алматы): 8 млрд тенге

Вечно «серебряный» «Кайрат» и бюджет имеет соответствую­щий занимаемому месту в Премьер-лиге – второй. Правда, непосредственно налогоплательщикам содержание алматинского клуба обходится в достаточно скромную по меркам профессио­нального футбола сумму – 900 млн тенге, и это меньше, чем у любого другого представителя КПЛ. Основную финансовую лямку «народной команды» тянет на себе председатель наблюдательного совета клуба Кайрат Боранбаев, владеющий 100% акций «Кайрата».

«Ордабасы» (Шымкент): 7 млрд тенге

Шымкентский клуб – один из самых крепко стоящих на ногах в Премьер-лиге. Однако не будем забывать, что городские власти до сих пор разбираются с легитимностью средств, выделенных на содержание «Ордабасы» в минувшем сезоне. Если финансовый скандал обойдет южан стороной, то в чемпионате-2020 они не будут испытывать никаких денежных затруднений и смогут как минимум повторить свой прошлогодний «бронзовый» успех. В противном случае у «Ордабасы» могут возникнуть проблемы.

«Тобол» (Костанай): 4,5 млрд тенге

Из муниципального бюджета «Тоболу» на 2020 год перепало 3,5 млрд тенге, еще миллиард добавили спонсоры, в итоге получилась вполне достойная сумма, которая позволит костанайскому коллективу если не шиковать, то жить припеваючи. «Желто-синие» могут заработать еще и на имеющемся в их распоряжении крытом манеже, который у «Тобола» на старте сезона будут арендовать клубы, чьи стадионы не прошли лицензирование.

«Кайсар» (Кызылорда): 4 млрд тенге

В прошлом году «степные волки» выиграли Кубок Казахстана, получив путевку в квалификацию Лиги Европы. Под международный дебют акимат Кызылорды увеличил финансирование «Кайсара» на 500 млн тенге по сравнению с минувшим сезоном.

«Шахтер» (Караганда): 4 млрд тенге

В карагандинский клуб пришла новая команда менеджеров, имеющая опыт работы в крупных госкорпорациях. Новому руководству удалось привлечь в «Шахтер» серьезных инвесторов, что позволило существенно увеличить изначальный годовой бюджет «горняков», на содержание которых городские власти выделили 2,6 млрд тенге. Правда, серьезные непредвиденные затраты клуб понесет из-за того, что лига не допустила стадион Караганды до проведения матчей КПЛ. «Шахтеру» придется и за реконструкцию собственной арены платить, и тратиться на аренду.

«Иртыш» (Палодар): 3,8 млрд тенге

Акимат Павлодара раскошелился на 1,8 млрд тенге, еще два миллиарда накинул генеральный спонсор клуба – компания ERG. Итоговых 3,8 млрд вполне хватило бы на безбедное существование и на твердое место в середине турнирной таблицы. Однако на днях ФИФА обязала ФК «Иртыш» выплатить 1,2 млн евро в качестве компенсации своему бывшему главному тренеру Димитару Димитрову, уволенному по ходу сезона-2019. А это значит, что павлодарской команде придется серьезно ужаться и умерить свой аппетит.

«Жетысу» (Талдыкорган): 3,3 млрд тенге

Нельзя сказать, что «семиреченцы» ни в чем себе не отказывают. Напротив, «Жетысу» живет по средствам, однако из года в год стабильно финиширует в верхней части турнирной таб­лицы. Талдыкорганцы не совершают необдуманных покупок – в клубе нет астрономических зарплат. Пример «Жетысу» наглядно демонстрирует, что при грамотном управлении и не самой большой суммы вполне хватает для успешного выступления.

«Каспий» (Актау): 2 млрд тенге

Для команды, только что поднявшейся из Первой лиги, это более чем существенный бюджет. Но проблема в том, что на руки актауский клуб получит половину, это в лучшем случае. Остальное уходит на реконструкцию стадиона «Жас Канат», на котором «Каспий» будет принимать своих соперников.

«Окжетпес» (Кокшетау): 1,9 млрд тенге

В сезоне-2019 «синегорцы» имели в своем распоряжении один из самых скромных бюджетов среди всех клубов КПЛ. Но «Окжетпес» не боролся за выживание в Премьер-лиге, финишировав на седьмом месте в итоговой таблице. В 2020 году финансирование кокшетаусцев осталось на прежнем уровне, при этом немалая часть выделенных «Окжетпесу» средств уходит на содержание одноименных женской и футзальной команд. Плюс ко всему необходимы финансы на аренду арен в других городах – свой дом оказался не готов к приему гостей.

«Тараз» (Тараз): 1,9 млрд тенге

Команда из щедрого на футбольные таланты региона традиционно не может похвастаться повышенным вниманием городских властей, которые с куда большим желанием вкладываются в волейбол. У «Тараза» то и дело посреди сезона вдруг заканчиваются деньги, приходится влезать в долги. С большой долей вероятности подобную картину мы будем наблюдать и в новом сезоне.

«Кызыл-Жар СК» (Петропавловск): 920 млн тенге

В начале века клуб из Петропавловска считался одним из самых зажиточных в стране. Сейчас болельщики «Кызыл-Жара» могут лишь ностальгировать по тем славным временам. Годовой бюджет северян в два с лишним раза меньше, чем у «Актобе», который ближайший сезон проведет во втором по силе дивизионе. Ко всему прочему, «Кызыл-Жару» из-за отвратительного состояния газона на своем стадионе придется поскитаться по «съемным квартирам», что также стоит денег.

 

футбол-01.png

banner_wsj.gif

Каким будет спорт в будущем

Пять спортивных дисциплин, чья популярность растет

Иллюстрации: Kyle Hilton

Кибатлон

Кибатлон – это международное спортивное соревнование для спортсменов, которые используют бионические протезы или другие механические устройства, заменяющие потерянные или безвозвратно поврежденные части тела. Проходит это соревнование раз в четыре года. Участники Кибатлона – люди с ограниченными возможностями, которые состязаются друг с другом, используя робототехнику, экзоскелеты и другие технологии. На одном из соревнований участники использовали силовой протез для того, чтобы нарезать хлеб, надеть толстовку с капюшоном и вкрутить лампочку. При помощи мозг­компьютерного интерфейса в гонках онлайн­аватаров участвуют даже парализованные люди; по подключенным к голове участника проводам сигналы мозга передаются на компьютеры, что и обеспечивает движение аватара. В случае функциональной электронной симуляции велогонки участники с парализованными ногами едут на полурикамбентах, а двигаться их мышцы заставляет ток, проходящий через электроды на коже.

Пока в Паралимпийских играх атлеты с ограниченными возможностями соревнуются в олимпийских видах спорта, кибатлон выступает площадкой для испытаний различных технологий на эффективность. Это место, где молодые компании и исследовательские лаборатории могут продемонстрировать технологии, которые они разработали для людей с ограниченными возможностями. По словам профессора Цюрихского университета по сенсомоторным системам Роберта Райнера, он инициировал эти соревнования для того, чтобы они приносили пользу участникам и служили выставочной площадкой для новейшей робототехники. Первый Кибатлон, в котором приняли участие 66 команд, состоялся в Цюрихе в 2016 году. Во втором Кибатлоне в сентябре прошлого года команд­участниц было уже 96.

im-162483.jpg

Брейк-данс

Брейк­данс возник на улицах Нью­Йорка в 1970­х годах – и покорил всю Америку. Теперь этот вид спорта может появиться в программе Олимпийских игр. В июне прошлого года Международный олимпийский комитет дал предварительное согласие на включение брейк­данса в программу Олимпиады в Париже в 2024 году. Окончательное решение МОК примет в декабре.

На соревнованиях по брейк­дансу танцоры в течение одной минуты выполняют различные элементы на пространстве размером 12 на 12 футов. Судьи оценивают танцоров по их креативности, техничности, оригинальности, музыкальности и личной харизме. Один из самых эффектных элементов брейк­данса – headspin, вращение на голове. Танцор балансирует на собственной голове, зачастую не касаясь руками пола. По данным официальных представителей этого направления в США, ежегодно количество участников соревнований увеличивается на 40%. Наибольший прирост приходится на детей младше 13 лет, говорит Антонио Кастилло, председатель некоммерческой организации USA Breakin, продвигающей этот вида спорта.

«Это очень доступный вид спорта. Вам не потребуется ничего, кроме пола. Некоторые участники соревнования даже не надевают обувь», – отмечает он.

Как правило, выступления проходят под музыку hip­hop, поэтому диджеи и граффити – неотъемлемая часть шоу.

«Этот танец понятен всем, вне зависимости от принадлежности человека к какой­то конкретной расе или религии. Это значительная часть американской культуры», – отмечает Кастилло.

im-162484.jpg

Квиддич

Квиддич – игра в виде комбинации рэгби, доджбола и салок, появившаяся под влиянием воздушных развлечений Гарри Поттера и его друзей­волшебников, уже пользуется популярностью в американских колледжах, а теперь выходит и за их пределы. В квиддич играют две команды по семь игроков на поле длиной в 60 ярдов. Чтобы получить балл, команда преследователей должна забить или забросить квоффл (волейбольный мяч) в одно из трех колец соперника. Это обеспечивает команде 10 очков. Тем временем два игрока используют бладжер – мяч­вышибалу, чтобы вывести оппонентов из игры. Каждая команда также имеет ловца, который пытается поймать снитч – мяч, прикрепленный к поясу бегуна со снитчем, нейтрального участника игры, который старается, чтобы его никто не поймал. Снитч приносит 30 очков, и его поимка означает конец игры. Также игроки удерживают между ног шест длиной 39–41 дюйм – так называемую метлу, это реверанс в сторону произведений Дж. Роулинг, где играют в квиддич, летая на метлах. Впервые эта игра возникла среди студентов Вермонтского Миддл бери­колледжа в 2005 году, а затем распространилась и в других университетах.

Сегодня образованная в 2015 году Старшая лига квиддича является полупрофессиональной лигой в США и Канаде, в нее входят 15 команд по 30 игроков, получающих небольшую стипендию. Кубок США по квиддичу, национальный чемпионат среди любителей, собирает 2–3 тыс. зрителей, говорит исполнительный директор U. S. Quidditch Мэри Кимбэлл. В этом году соревнование пройдет в Чарльстоне, Западная Вирджиния, в апреле. По словам Кимбэлл, одним из современных аспектов этого вида спорта является то, что в США нет отдельных лиг для мужчин и женщин.

«Это позволяет спортсменам разной комплекции и уровня подготовки выступать вместе», – отмечает она.

im-162551.jpg

Подводный хоккей
 
По сути это обычный хоккей, только под водой. Игра, где площадкой служит плавательный бассейн, аналогична хоккею на льду, когда при помощи клюшек игроки пытаются забить шайбу в ворота. Однако в хоккее под водой нет вратарей, вместо ворот с сеткой здесь лоток девять футов длиной, клюшки всего 11 дюймов, а форма игроков – это лишь ласты и дыхательная трубка. В каждой команде шесть игроков, которые остаются под водой на период от 15 до 30 секунд, а сама игра состоит из двух таймов по 15 минут.

«Популярность хоккея под водой постоянно растет», – говорит Тристан Рейнард, директор мирового чемпионата по этой дисциплине при Международной федерации подводных видов спорта.

К примеру, о своем участии в Чемпионате мира в австралийском Голд­Косте в июле заявили 52 команды из 19 стран. Сама игра, которая изначально называлась octopush, была изобретена в Великобритании в 1954 году для того, чтобы ныряльщики не теряли физическую форму в зимний период. Большая часть игры проходит под водой, что мешает болельщикам наблюдать за игрой и сдерживает распространение этого вида спорта. Организаторы соревнований пытаются решить проблему при помощи камер (в том числе и мобильных), размещая их над и под водой. Трансляция игры ведется онлайн, также фанаты могут следить за хоккеем на большом экране. Более совершенные подводные камеры и онлайн­трансляция обеспечили рост популярности этого вида спорта, и он был включен в программу Игр Юго­Восточной Азии 2019 года, рассказывает Рейнард. 

im-162481.jpg

Гонки дронов

Профессиональный дрон­рейсинг, возникший в 2016 году в США, пожалуй, не является мейнстримом, однако число его поклонников растет.

Телеканалы NBC и NBC Sports начали трансляции с гонок Drone Racing League в прошлом году и, по данным лиги, первые четыре сезона гонок DRL посмотрело свыше 100 млн человек. На этих гонках специальные гоночные дроны – они построены самой лигой и имеют обычно 10 дюймов в диаметре – носятся по кругу со скоростью 90 миль в час. Пилоты при этом используют очки, которые, благодаря закрепленным на дроне камерам, позволяют им наблюдать за полетом от первого лица. Обычно продолжительность гонки – около одной минуты. Дроны подсвечены разными цветами (каждый цвет соответствует отдельному пилоту), чтобы зрители могли их видеть. Пролетая через прямоугольные ворота и другие препятствия, дроны во время гонки двигаются по озаренному неоновым светом маршруту вокруг трибун со зрителями. На подобных мероприятиях некоторые фанаты надевают очки «от первого лица», чтобы наблюдать за полетом дронов. Для этого им нужно подключиться к каналу понравившегося пилота – и в итоге зрители могут видеть то же самое, что и сами участники гонок. По словам основателя и руководителя Drone Racing League Николаса Хорбачевски, такой микс цифровых технологий и реальности придает зрелищу особый эффект. 

«Наши фанаты называют это видеоигрой в реальной жизни», – говорит он.

Пилоты DRL, призовые которым оплачивает лига, на этом спорте вполне могут зарабатывать себе на жизнь. Раньше победители получали шестизначные зарплаты, что позволяло им выступать и в следующем году, сообщают в лиге. Не исключена и поддержка спонсоров. Основное препятствие к росту популярности этого вида спорта – некоторым зрителям порой сложно уследить за высокоскоростным полетом маленького дрона.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif