Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1 просмотр

Как прописать большой хоккей в Алматы

И кто будет представлять нашу страну в матче на «Медеу»

Фото: Veniamin Kraskov/Shutterstock

Новость о том, что Континентальная хоккейная лига (КХЛ) намерена провести матч своего регулярного первенства на высокогорном катке «Медеу», раструбили все спортивные СМИ постсоветского пространства. Встреча должна состояться в 2020 году, ее участники еще не определены, но с большой долей вероятности одним из них станет «Барыс», который уже имеет опыт выступления на алматинском льду.

Зимняя классика

Проведение хоккейных матчей на открытом воздухе – не из ряда вон выходящая новость. Игру с клюшкой и шайбой полностью затащили под крышу только в 60-е годы прошлого века, а изначально это был вид спорта для тех, кто не боится ветра и мороза. В 1970 году Международная федерация хоккея (IIHF) запретила проведение официальных матчей при естественных погодных условиях, на протяжении более тридцати лет этого ограничения придерживались даже в НХЛ – лиге, живущей по своим законам и порядкам. И только 22 ноября 2003 года на Стадионе Содружества в Эдмонтоне местные «Ойлерз» встретились с «Монреаль Канадиенс» в регулярном чемпионате. Несмотря на мороз в минус 18 градусов встреча собрала 57 167 зрителей. Та игра получила название Heritage Classic («Классика наследия»).

В НХЛ посчитали опыт удачным и пришли к выводу, что подобные матчи стоит проводить на постоянной основе, профсоюз игроков также поддержал эту идею. Однако взбунтовались всевозможные правозащитники, посчитавшие, что матчи на открытом воздухе, да еще и при низких температурах, могут навредить здоровью зрителей. В итоге пришли к консенсусу: из-под крыши выносится всего одна игра в сезоне, с 2008 года такие встречи стали проводиться регулярно и были названы зимней классикой.

В Континентальной хоккейной лиге заокеанской моде последовали только в 2017 году, когда на 20-тысячной арене «Кайсаниеми Парк» в Хельсинки местный «Йокерит» принял СКА из Санкт-Петербурга. В прошлом году зимнюю классику КХЛ принял уже сам город на Неве, где на футбольном стадионе с раздвижной крышей состоялось «армейское» дерби двух российских столиц. И вот теперь на очереди – наш «Медеу». Если эта смелая идея воплотится в реальность, состоится поистине уникальное для мирового спорта событие – ведь никогда прежде в хоккей на такой высоте не играли.

«Медеу»: великое прошлое и серое настоящее

«Медеу» (изначально назывался «Медео») в своем современном виде был открыт в 1972 году, хотя первые соревнования на катке, где позже был построен легендарный спорткомплекс, были проведены еще в 1951-м. До тех пор, пока в 1986 году арена «Тиалф» в голландском Херенвене не обзавелась крышей, на алматинском естественном льду было установлено более двухсот мировых рекордов. Во многом этому способствовали чистейшая горная вода, из которой «варился» лед, и природный ландшафт – высота 1691 метр над уровнем моря делала воздух разреженным. Кроме того, этот стадион очень любили представители спидвея, в 1989 году там даже провели чемпионат мира по зимним мотогонкам.

Однако «Медеу» был бессилен перед капризами погоды, и со временем на «кузнице мировых рекордов» перестали проводиться крупные соревнования. В 90-х годах прошлого века спорткомплекс вообще был на грани исчезновения, в какой-то момент каток был закрыт даже для массового катания.

С наступлением 2000-х за «Медеу» взялись как городские, так и республиканские власти. В течение десяти лет легендарный объект перенес две глобальных реконструкции. Последний капремонт прошел в 2010-м, когда Алматы готовился принять Зимнюю Азиаду 2011 года. Спустя год на катке прошел чемпионат мира по бенди (хоккею с мячом), а в 2017-м на «Медеу» соревновались студенты-конькобежцы в рамках Зимней Универсиады.

В планах была еще более серьезная модернизация спортивной жемчужины Заилийского Алатау. Поговаривают: если бы Алматы получил право на проведение Олимпиады-2022, «Медеу» могли бы радикально перест­роить и сделать крытым. Но Зимние Игры 2022 года достались Пекину, поэтому каток остался в своем привычном обличии.

В ожидании настоящего зрелища

Ни чемпионат мира по бенди, ни Азиада, ни Универсиада не собирали на «Медеу» полные трибуны (их вместимость – 8100 человек). Нельзя объяснить отсутствие зрительского интереса только расположением стадиона за пределами города и проблемами с логистикой. В советские годы с автобусами было не лучше, а с личными автомобилями намного хуже – но, тем не менее, народ обеспечивал приличную посещаемость на международных соревнованиях. Болельщика не обманешь – ему нужно настоящее зрелище, а не «эрзац-турниры».

Собрать аншлаг на «Медеу» способен хоккей – и не тот, что с мячом, который для Алматы уже давно стал чужим, а с шайбой. Сентябрьские матчи «Барыса» со «Спартаком» и «Трактором», состоявшиеся в южной столице, наглядно продемонстрировали: местные поклонники хоккея переживают даже за команду из другого города. Сложно представить, чтобы фанаты футбольного «Кайрата» битком набили трибуны Центрального стадиона и неистово поддерживали «Астану». В хоккее такое оказалось возможным, и оба «домашних» матча «Барыса» на «Алматы Арене» вызвали настоящий ажиотаж. В приятном шоке находились и сами хоккеисты столичного клуба, которые признавались: даже в родном городе за них так яростно не болеют.

А теперь представьте, что в КХЛ появится алматинская команда, тем более что разговоры об этом ходят не первый год. Разумеется, для создания боеспособного коллектива и его участия в Континентальной хоккейной лиге потребуются огромные средства. Бюджет того же «Барыса» составляет порядка 4 млрд тенге, и это притом, что клуб из Нур-Султана – далеко не в лидерах КХЛ по финансовым показателям. Понятно, что серьезные затраты, мягко говоря, не вызовут одобрения со стороны немалой части населения страны, но, если все же клуб из Алматы когда-нибудь окажется в Континентальной лиге, вопросов по инфраструктуре и зрительскому интересу перед ним стоять точно не будет.

А матчи на «Медеу» можно сделать «фишкой» местной команды, пусть и всего раз в году. И даже если на нем будет играть не местная команда, а «Барыс», почему бы не выйти на руководство КХЛ с предложением закрепить за катком право регулярного проведения зимней классики? Конечно, после того, как она состоится там впервые. «Медеу» способен стать центром притяжения для спортивных туристов из России, Китая, Беларуси, Латвии, Финляндии – стран, чьи клубы выступают в КХЛ.


506 просмотров

От 100 фунтов до 222 млн евро: как менялся рынок трансферов в футболе

Краткая история

Фото: Shutterstock

В бизнесе у всего есть своя цена, футбол в этом плане не исключение: каждый игрок стоит денег. Но так было не всегда. 

Дебютный официальный трансфер игрока был произведен только в 1893 году. К тому времени уже более двадцати лет на родине футбола, в Англии, регулярно проводились национальные турниры, но переходы из одной команды в другую носили беспорядочный характер и осуществлялись в основном по устной договоренности. 

Первооткрывателем рынка смело можно считать шотландца Уильяма Гроувза, который в 1893 году был выкуплен «Астон Виллой» у «Вест Бромвич Альбион». Он обошелся бирмингемскому клубу в сумму, которая вызовет улыбку у современников – 100 фунтов стерлингов. Впрочем, вряд ли переход Гроувза можно считать полноценной сделкой, поскольку сотня фунтов стерлингов – это штраф, который наложила Английская футбольная ассоциация на «вилланов», не согласовавших трансфер с «Вест Бромом». В итоге пострадавшей стороне досталась только половина, вторую себе в качестве посредника прикарманила футбольная ассоциация.

Первого игрока, чья стоимость определялась цифрой уже с тремя нулями, зовут Альф Коммон. Его называли футболистом, знающим себе цену – за то, что игрок сам выбивал повышение зарплаты и премиальные. Коммон летом 1904 года отказался продлевать соглашение с «Шеффилд Юнайтед» и отправился в «Сандерленд», мотивируя свой переход, который обошелся «котам» в 520 фунтов стерлингов (сегодняшний денежный эквивалент – 55,4 тыс. евро), зовом души. Однако спустя всего полгода зов души не помешал Коммону перебраться в «Мидлсборо», предложивший за нападающего рекордную по тем временам тысячу фунтов.

Десятитысячный рубеж за одну футбольную единицу был преодолен в 1928 году, когда лондонский «Арсенал» предложил «Болтону» за свою легенду – форварда Дэвида Джека – 10 890 фунтов стерлингов (сегодняшний эквивалент – 596,8 тыс. евро). Джек был поистине культовым футболистом своего времени, он стал автором первого гола на стадионе «Уэмбли», произошло это в финале Кубка Англии 1923 года, в котором сошлись «Болтон Уондерерс» и «Вест Хэм Юнайтед». В присутствии трехсот тысяч зрителей Джек открыл счет, и его имя было навеки вписано в историю легендарной арены. Немалых успехов Дэвид добился и в составе «канониров», став с ними трехкратным чемпионом страны, выиграв Кубок и дважды Суперкубок Англии.

Вплоть до 30-х годов ХХ столетия все трансферные рекорды бились исключительно британскими футболистами, однако в 1932-м самым дорогим игроком в мире стал аргентинец Бернабе Феррейра, которого «Ривер Плейт» выкупил у клуба «Тигре» за 32 тыс. песо, что тогда равнялось примерно 23 тыс. фунтов стерлингов (1,4 млн евро в сегодняшних деньгах). Именно после приобретения Феррейры за астрономические по тем временам деньги «Ривер Плейт» получил прозвище «миллионеры», которое клуб из Буэнос-Айреса носит и по сей день.

Аргентинское финансовое достижение было перекрыто только после Второй мировой войны, и вновь инициативу перехватили англичане. Сейчас в это трудно поверить, но когда-то «Манчестер Юнайтед» испытывал материальные трудности и с удовольствием продавал игроков более богатым клубам. В 1949 году «Дерби Каунти» приобрел у «красных дьяволов» 26-летнего форварда Джона Морриса за 24 тыс. фунтов стерлингов. Но ни с «баранами», ни затем в составе «Лестера» Джонни не смог завоевать ни одного трофея.

Цифру 100 тыс. фунтов стерлингов за одного футболиста удалось превзойти в 1961 году (почти 2 млн евро на сегодня), и это был уже международный трансфер. Полузащитника «Барселоны» Луиса Суареса Мирамонтеса за 152 тыс.фунтов стерлингов купил миланский «Интер».

Вместе с «нерадзурри» игрок по прозвищу Архитектор добился внушительных результатов – стал трижды чемпионом Италии и по два раза выиграл Кубок европейских чемпионов и Межконтинентальный кубок. 

С той поры трансферные рекорды бились почти ежегодно, цены на футболистов вместе с инфляцией росли стремительно. Было понятно, что не за горами тот день, когда за игрока предложат миллион. В итоге первым игроком, за которого пришлось выложить сумму с шестью нулями, в 1973 году стал великий Йохан Кройф. «Летучий голландец» обошелся «Барселоне» в миллион, правда не фунтов стерлингов, а долларов ($6 млн на сегодня), за эти деньги он был приобретен у амстердамского «Аякса», и сделкой остались довольны обе стороны.

Спустя девять лет «Барса» купила Диего Армандо Марадону за 3 млн фунтов стерлингов (9,9 млн сегодняшних евро), чтобы еще через два года перепродать аргентинца в «Наполи» за 5 млн фунтов стерлингов – небывалую сумму для середины 80-х прошлого века.

Планка в 10 млн фунтов стерлингов (эквивалент 20,5 млн евро 2019 года) была преодолена в 1992 году. Нападающего марсельского «Олимпика» и сборной Франции Жан-Пьера Папена продали в «Милан» как раз за «десятку», хотя поговаривают, что в той сделке непосредственное участие принимали мафиозные итальянские кланы, которые выложили наличными тогдашнему президенту «Олимпика» Бернару Тапи сумму в два раза больше.

В 1999 году были осуществлены первые трансферы в евро, и с тех пор футбольный рынок перешел на взаиморасчеты именно в этой валюте. В том же году итальянский форвард Кристиан Вьери перешел из «Лацио» в «Интер» за 49 млн евро (70 млн евро на сегодня).

Новый виток битвы тугих кошельков открыл мадридский «Реал». Испанский гранд снимал все трансферные сливки начала XXI столетия, поочередно приобретая Луиша Фигу, Зинедина Зидана, Кака, Криштиану Роналду и Гарета Бэйла. Валлиец первым пробил стомиллионный потолок: в 2013 году за быстроногого вингера «королевский» клуб заплатил «Тоттенхэму» 100 млн 800 тыс. евро. 

Покорение двухсотмиллионного рубежа произошло летом 2017-го. Бразильца Неймара у «Барселоны» выманил «Пари Сен-Жермен» (ПСЖ). Арабские владельцы ПСЖ не поскупились на 222 млн евро. Было подсчитано, что по цене одного Неймара можно купить три самолета «Боинг-737», порцию спагетти размером с Барселону или погасить внешний государственный долг Тонги, Фиджи и Вануату, вместе взятых.

Когда ждать следующего рекорда? Возможно, уже ближайшей зимой. Ходят слухи, что «Реал» готовит суперсделку по самому скоростному футболисту современности Килиану Мбаппе, ныне выступающему за ПСЖ. Якобы «галактикос» готовы отдать за молодого чемпиона мира около 250 млн евро. А если французы откажутся продавать свой самый ценный актив, мад­ридцы попытаются заманить за те же деньги его одноклубника Неймара.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций