Перейти к основному содержанию
2026 просмотров

Хирн объяснил состояние Головкина в бою с Деревянченко простудой

Чемпион мира сам не был в восторге от своего титульного боя

Фото: UK Sports Agency / Shutterstock.com

Со-промоутер Геннадия Головкина Эдди Хирн объяснил неважное состояние победителя титульного боя с украинцем Сергеем Деревянченко перенесенной накануне боя простудой.

«Головкин не говорил о своей болезни, об этом стало известно только сегодня. Все очень плохо: любая болезнь за неделю до поединка – это плохой сигнал. Особенно, когда тебе нужно сделать вес. Мы очень беспокоились. Но Головкин прошел это испытание, несмотря на симптомы гриппа», – сказал Хирн после боя казахстанца за пояса IBF и IBO.

Он подчеркнул, что узнал о болезни GGG только в день боя, 5 октября, поскольку команда казахстанского боксера не хотела афишировать его состояние и давать преимущество оппоненту. Который, зная о неважном физическом состоянии Головкина, мог бы начать изматывать его с первых раундов боя.

Сам казахстанский боксер после окончания боя с Деревянченко признал, что провел не самый выдающийся бой в своей карьере (42 боя, 40 побед, 35 из них – досрочные, 1 ничья и 1 поражения), но объяснял это потерей концентрации после того, как соперник спустя полторы минуты после начала боя оказался в нокдауне.

Напомним, что 5 октября в первом же раунде титульного боя Головкин отправил Деревянченко в нокдаун, который и стал решающим фактором при вынесении судейского решения, поскольку далее бой был достаточно равным, а временами украинец выглядел в нем более активным, на что обратили внимание и представители его команды.

Помимо этого, нью-йоркская публика, которая всегда относилась к Головкину с большим пиететом, освистала его выступление в ринге после боя.

«Деревянченко наказывал Головкина во время боя, несмотря на то, что его лицо заливала кровь. Мне очень жаль Сергея. Я не буду использовать слово «ограбление», но я знаю, кто победил», – заявил после оглашения итогов боя промоутер украинского боксера Лу Ди Белла.

Тренер же украинца Андре Розье считает, что после нынешнего боя, в котором его подопечный (по его мнению) победил, разговоры о трилогии GGG с мексиканцем Саулем «Канело» Альваресом пойдут на убыль, так что вполне возможно, что заявления о матче-реванше Головкин – Деревянченко могут иметь под собой конкретную почву.

Хирн, правда, заметил, что возвращение Головкина на ринг может затянуться: по его словам, следующий бой GGG планировался в феврале 2020 года, но восстановление после поединка с Деревянченко может скорректировать этот срок.

banner_wsj.gif

1179 просмотров

Как происходит финансирование спорта в разных странах

Модель госфинансирования действует на постсоветском пространстве, а в других инвесторами являются болельщики

Фото: Pixabay

Модель госфинансирования профессиональных атлетов, привычная для Казахстана и России, совершенно не актуальна для других стран. Рассмотрим, как спонсоры тратят деньги на спорт в двух вариантах – российско-казахстанском и германском.

Что у нас

Российскую транснациональную энергетическую компанию «Газпром» смело можно считать главным спонсором всего мирового спорта. Уж на территории постсоветского пространства равных ей по затратам на футбол, хоккей и прочие дисциплины точно нет. А если учитывать тот факт, что более 50% акций «Газпрома» принадлежат государству, то можно смело утверждать, что именно руководство РФ занимается финансированием многих спортивных проектов – как внутри страны, так и далеко за ее пределами. 

На содержание ФК «Зенит» из Санкт-Петербурга выделяется самая большая сумма, однако и зарубежным командам, а также целым организациям перепадает немало. Ежегодно футбольному клубу с берегов Невы «Газпром» выделяет 100 млн евро при общем бюджете «Зенита» в 160 млн евро. Да и из оставшихся 60 млн почти все – те же самые государственные вливания, только из других источников – городской и областной казны. Лишь малую толику клуб способен заработать сам. 

За спонсорское соглашение с немецким «Шальке» российские энергетики выложили 150 млн евро, правда, их договор рассчитан на пять лет, так что в год гельзенкирхенцы получают примерно по 50 млн евро. По 40 млн евро «Газпром» каждый год перечисляет на счета ФИФА и УЕФА, что позволяет компании быть титульным спонсором главного клубного турнира Европы – Лиги чемпионов. Кроме того, на финансовой подпитке у российской госкорпорации находятся футбольные клубы «Оренбург» и «Томь», а также белградская «Црвена Звезда» и венская «Аустрия». 

Футболом экономическое влияние «Газпрома» на спорт не ограничивается. Газовый монополист содержит два волейбольных «Зенита» – из Казани и Санкт-Петербурга, одноименный баскетбольный питерский коллектив, футзальную «Югру», финансирует проекты по настольному теннису, автогонкам, велоспорту и, конечно же, хоккею.

Поддержка лучшей в мире игры на льду – особая статья расходов газового гиганта. Непосредственно «Газпром» содержит ХК СКА. Одно его дочернее предприятие – «Газпром нефть» – спонсирует омский «Авангард», другое – СОГАЗ – обеспечивает львиную долю бюджета всей Континентальной хоккейной лиги. Таким образом, ежегодные финансовые вливания «Газпрома» и аффилированных с ним компаний составляют около 1 млрд евро. 

В Казахстане роль местного «Газпрома» выполняет фонд национального благосостояния «Самрук-Казына», обеспечивающий безбедное существование футбольной и баскетбольной «Астаны», хоккейного «Барыса» и велокоманды Astana Pro Team.

Что у них

Законодательство большинства европейских стран не предусматривает финансирование спорта высших достижений из госказны. К примеру, в Германии, где вообще нет министерства спорта, невозможно в принципе купить футбольную команду, потому что в каждом клубе страны 50% + 1 акцией владеют зарегистрированные болельщики.

Львиную долю прибыли команды Бундеслиги извлекают из продажи билетов, атрибутики, прав на телетрансляции, международных выступлений и трансферов. Инвесторы, причем все вместе взятые, могут вкладывать в содержание клуба не более половины бюджета. Они, в отличие от тех же «Газпрома» или «Самрук-Казыны», не имеют права влиять на трансферную политику клуба, каким-либо образом дополнительно премировать футболистов.

Поэтому все, что остается немецким компаниям, это рассчитывать на спонсорский логотип на игровой форме. Возьмем для примера «Баварию». Мюнхенцы с 2010 года носят форму с буквой «T» на груди. Эта честь ведущему немецкому оператору связи Deutsche Telekom стоит 30 млн евро каждый сезон.

Другой популярный прием – нейминг стадионов. В Бундеслиге лишь менхенгладбахская «Боруссия» выступает на одноименной арене, все остальные носят названия спонсоров. Самый жирный «стадионный» контракт, как и положено наиболее успешному клубу страны, заключила опять же «Бавария». Мюнхенское спортивное сооружение с момента его постройки в 2005 году и по 2031 год включительно будет называться Allianz-Arena. За это более чем четвертьвековое соглашение страховая корпорация отстегнула мюнхенскому клубу 100 млн евро. Впрочем, если разделить эту сумму на количество лет, то получится не так уж и много – 3,7 млн евро в год.

Третий крупнейший спонсор лидера немецкого футбола – концерн Audi. Автогигант заключил с «Баварией» 10-летнее соглашение на 90 млн евро, это еще плюс 9 млн евро на сезон. Неплохо поддерживает «красную машину» и ее технический спонсор. Компания спортивной одежды Adidas, помимо необходимого инвентаря и экипировки, ежегодно тратит на баварцев 27 млн евро.

Итого получается около 70 млн евро – вполне солидная сумма для аутсайдера Бундеслиги, но даже не для «Зенита» и уж никак не для «Баварии». Ее годовой бюджет равняется 550 млн евро, так что спонсорские вложения – это лишь десятая его часть. Для сравнения: выручка от продажи билетов только за один матч составляет 4 млн евро. За год мюнхенцы проводят на своем стадионе не меньше 30 игр, таким образом, с помощью билетной программы они зарабатывают как минимум 120 млн евро, столько же составляет прибыль от продажи именных футболок. 29 млн евро приносят платные телевизионные трансляции, еще 12 млн – продажа пива, закусок и сувенирной продукции. Однако больше всего «Бавария» зарабатывает непосредственно футболом – на участии в Лиге чемпионов от 70 до 75 млн евро в год и, конечно же, на трансферах игроков.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png