Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


648 просмотров

Кто пытается «нажиться» на успехе паралимпийской чемпионки

Интервью с Зульфией Габидуллиной

Фото: Виктор Барбаш

Что значит для нее спорт, как паралимпийцы решают финансовые вопросы и как к ним относится государство – об этом и многом другом в интервью «Курсиву» рассказала чемпионка Зульфия Габидуллина.
 
– Зульфия, Ваш спортивный стаж составляет более 25 лет. Трудно было в самом начале, когда приходилось искать деньги на выезды? 

– К счастью, нас эти проблемы не сильно беспокоили, так как наши поездки на соревнования финансировались через областное управление физической культуры и спорта. Но был период, когда нам приходилось выезжать на соревнования за свой счет. Нам тогда так и говорили: «Если вы хотите ехать, то придется за все платить самим, в бюджете денег нет». И я ехала, если соревнования проводились в Алматы или Шымкенте. Даже к спонсорам не обращалась. Помню, меня отговаривали, но я все равно ехала, чтобы попробовать свои силы. И также старалась не пропускать ни одного соревнования, которые проводились раз в четыре года. 

Вот где неописуемые эмоции! А в период подготовки к ним переживаю, читаю специальную литературу, усиленно тренируюсь, чтобы прийти в наилучшую спортивную форму. Причем довольно долгое время я обходилась без тренера, занималась самостоятельно. 

В общем, то, что я вложила в себя сама, теперь возвращается в виде таких своеобразных дивидендов. Если одни считают спорт стилем жизни, другие – способом зарабатывания денег, кто-то ставит его в один ряд с политикой, то для меня это работа. Она состоит из рабочего дня и определенных обязательств. У меня есть спортивная заработная плата. И если раньше я занималась спортом для того, чтобы поддерживать мышечный тонус в рамках реабилитационных мероприятий, то сегодня это моя ежедневная работа – в партнерстве с моим тренером Саттаром Бейсембаевым, который ведет меня с 2007 года. 

– Какие у Вас еще имеются обязанности помимо спорта и тренировок?

– Я являюсь исполнительным директором областной ассоциации инвалидов-колясочников. В основном эту работу провожу по телефону. Иногда подключаюсь к благотворительным проектам. 

– Много людей обращается за помощью?  

– Очень много. И в основном все просят оказать материальную помощь. Честно признаться, я никогда не думала, что ко мне буквально выстроится очередь из просителей подобного рода. Причем одни просто просят деньги, а некоторые считают, что я обязана поделиться с ними. Но приходят постоянно, мой адрес знают все, номер моего телефона добывают правдами и неправдами. Один товарищ пришел в ассоциацию и представился журналистом. Ему дали мои контакты. 

Поэтому теперь я предельно внимательно отношусь ко всем обращениям и просьбам. Хотя в самом начале, после получения положенной мне за победу премии, я рассталась благодаря таким просителям с немалой суммой денег. 

– Вы не пробовали обзавестись помощником, который бы отсеивал желающих поживиться за Ваш счет?  

– Зачем? Я и сама сейчас справляюсь с этим. Тем более что давно приняла решение не давать деньги кому попало. Как бы ни просили и какие бумаги ни подсовывали. А свою благотворительность направляю тем, кому действительно нужна помощь. 

В последний раз стала Дедом Морозом для девочки из многодетной семьи, которая оставила свое письмо на «елке желаний» в одном из городских супермаркетов. Мы с дочкой покупали там продукты, и я решила исполнить детскую мечту. Попалось письмо девочки, которая просила у Деда Мороза куклу с длинными волосами, розовую курточку и розовую шапочку. Вроде бы ничего сложного. Куклу мы купили в том же супермаркете. 

А вот дальше начался настоящий квест, так как розовую куртку на семилетнюю девочку мы не смогли найти ни в одном магазине города. Позвонили ее родителям и спросили, можно ли вместо розовой куртки подарить красную? Оказалось, ребенок любит носить только розовую одежду. Но все-таки нашли мы эту куртку. Когда вручали подарок, убедились, что семья многодетная и действительно малоимущая. Но постоянно поддерживать я их не могу. У этих детей есть отец, который сам должен заботиться о них. Это теперь мое убеждение. 

– Зульфия, а как Вы относитесь к спортивному бизнесу? 

– Я знаю, что в профессиональном и любительском спорте деньги могут играть какую-то решающую роль. Но в нашем спорте действуют другие правила. Мы ведем исключительно честную борьбу, так как все находимся в равном положении. 

Сегодня я считаюсь сильнейшей в своей спортивной категории, а завтра меня обойдет кто-то другой, и это будет совершенно чистая победа. Но я все же надеюсь, что в Токио покажу себя с самой лучшей стороны. 

– У Вас была возможность заняться тренерской работой? 

– Да. Но для этого мне бы пришлось оставить свои тренировки. А я пока не хочу отказываться от участия в ответственных спортивных соревнованиях. Но в будущем я обязательно наберу свою группу, чтобы растить чемпионов.  

– А у тренеров заработная плата хорошая?  

– Я не скажу про других, но в паралимпийском спорте тренеры получают очень скромную зарплату. В каждом районе устанавливают свою ставку, но она не превышает минимального размера заработной платы. Где-то тренеры работают на полставки, в итоге у них выходит чуть больше 20 тыс. тенге. Но они все равно занимаются с инвалидами. 

У нас к паралимпийцам долгое время отношение было, мягко сказать, пренебрежительное. Лишь в последнее время мы начинаем видеть положительные изменения. Но даже сейчас, когда идет подготовка к Олимпиаде в Токио, на олимпийцев выделяется больше денег, чем для нас. К примеру, всего годового бюджета, который нам определили, хватит только на разовый выезд по одному виду спорта на международные соревнования. А чтобы  одного спортсмена свозить за рубеж, необходимо 1,5–2 млн. тенге. Сюда входят дорога, проживание, питание, предстартовые взносы. А в паралимпийский спорт входит 26 видов. 

И всех спортсменов необходимо вывозить на соревнования и турниры, показывать достижения. Так что нам приходится нелегко показывать и доказывать, что мы что-то можем и умеем. Но тем, кто состоит в республиканской команде, легче. Другим же нужно искать спонсоров, обращаться в профессиональные спортивные клубы, чтобы получить финансирование. 

– Но ведь Вы регулярно привозите медали и кубки. Неужели это не показатель? 

– Должна сказать, что олимпийская медаль ценится выше, чем паралимпийская. Это факт. То же самое касается и игр. Мы пропускаем важные промежуточные турниры лишь из-за того, что в бюджете нет денег. Нас финансируют только по основным нуждам, чтобы мы заняли предстартовые позиции. Такая ситуация сложилась и в плавании, и в легкой атлетике, и в настольных играх.  

– В чем же причина? Проблема имеет местный характер или вопрос необходимо адресовать Министерству культуры и спорта РК? 

– Конечно, Минкультспорта. И все из-за того, что в Законе РК «О физической культуре и спорте» понятие «паралимпийский спорт»  появилось лишь в 2017 году по инициативе Республиканского паралимпийского комитета. Эта организация делает очень много для нас, и я думаю, что в скором времени паралимпийцы в нашей стране будут стоять на одной позиции с участниками Олимпийских игр.


708 просмотров

Вся правда о теннисе

Инстаграм-проект теннисиста Ноа Рубина, который рассказывает о реальном мире спортсменов, не вошедших в Топ-10

Фото: Laurence Griffiths/Getty images; Noah Rubin

Если неспешно пройтись по ярким ухоженным площадкам Открытого чемпионата США по теннису (US Open) с алкогольным коктейлем за $20 в руке, то все вокруг покажется чрезвычайно гламурным. Повсюду – лучшие теннисисты мира, некоторые из них мультимиллионеры и, конечно же, всем известные звезды (Роджер! Серена! Рафа!), которых приветствуют тысячи поклонников со всего мира.

Однако стоит лишь, образно говоря, слегка поцарапать роскошную поверхность корта, и даже здесь, в одной из мировых цитаделей этого вида спорта, вы обнаружите множество теннисистов, столкнувшихся с тревожными состояниями, одиночеством и финансовыми трудностями. Эта, менее заметная часть профессионального тенниса, послужила основой для увлекательного и порой весьма острого проекта «По ту сторону ракетки» – его запустил в Instagram 22-летний профессиональный теннисист из США Ноа Рубин.

«Просто я хотел показать, насколько сложен этот вид спорта, как складываются разные судьбы», – рассказал Рубин на прошлой неделе во время интервью, которое прошло недалеко от тренировочных кортов US Open. Вдохновленный серией «Люди Нью-Йорка», проект "По ту сторону ракетки" является своего рода альтернативным взглядом на несколько приукрашенную реальность больших теннисных турниров. Говоря с Рубином, спортсмены откровенно рассказывают о проблемах с ментальным здоровьем, травмах, расстройствах пищевого поведения и даже о реакции других людей на их участие в расследовании договорных матчей.

Все интервью Рубин проводит сам, иногда по несколько часов подряд, продолжая при этом придерживаться своего спортивного графика. И если Федерер – это Джеймс Бонд от тенниса, то Рубин (по рейтингу Ассоциации теннисистов профессионалов занимает 195-ю позицию среди мужчин) – это Стадс Теркел, описывающий будни этого вида спорта изнутри.

«Люди сами хотят делиться своими историями, а если вам есть что рассказать – я в вашем распоряжении», – говорит Рубин. Но, похоже, что он обладает особым даром, который побуждает людей рассказывать о себе. В одном из последних выпусков серии «По ту сторону ракетки» молодой российский теннисист Андрей Рублев, три недели назад обыгравший в Цинциннати самого Федерера сразу в ряде сетов, рассказал о своей депрессии после стрессового перелома позвоночника. Другая теннисистка – Петра Квитова, уже шестой раз выступающая на US Open, откровенно поведала о попытках преодолеть последствия нападения с ножом в ее собственном доме.

«Нападавший отнял у меня возможность играть в теннис, который я безумно люблю», – заявила Квитова Рубину.

Петра Квитова – бывшая чемпионка Уимблдона, однако большинство героев проекта «По ту сторону ракетки» талантливые, но все же менее известные игроки, много знающие о настоящих реалиях теннисного тура. Рубин, который сам играет без тренера и испытывает необходимость постоянно изыскивать деньги, тоже близко знаком с происходящим.

«Люди смотрят на Федерера, который в итоге становится обладателем трофея, то есть получает главный чек, и мне это нравится, в конце концов, это и есть то, к чему мы здесь все стремимся», – говорит Рубин. Но чего люди не видят, так это того, как профессиональные теннисисты вынуждены разъезжать по миру и играть на любых мало-мальски важных турнирах, пока в конце концов в борьбе с финансовыми трудностям не теряют всех фанатов.

В чем-то профессиональный теннис напоминает противостояние имущих и неимущих, где ведущие игроки в полном антураже путешествуют по миру на борту частных самолетов, а все остальные просто пытаются удержаться на плаву. Эта несоразмерность отличает теннис от других популярных видов спорта. К примеру, футболист или баскетболист, находящийся на сотой строчке рейтинга, как правило, будет весьма обеспеченным человеком.

Профессиональный игрок в гольф может даже не входить в первую сотню и зарабатывать при этом более миллиона долларов в год. В теннисе все совсем не так, говорит Рубин.

«Если у вас нет тренера, то в финансовом отношении, скорее всего, вы без убыточны и можете достичь 180-го, 200-го места в мире. Но если вы 250-я ракетка мира... то вы, вероятно, в минусе», – говорит Рубин.

«Многие игроки терпят убытки, – рассказал в интервью отец Ноа Эрик Рубин. – Это замкнутый круг. Чтобы стать успешным, вам необходимо нанять команду специалистов, но вы не можете нанять такую команду, поскольку у вас нет денег», – отмечает он. И смеется: «Пожалуй, лучше бы я тренировал его на бейсбольного питчера». 

Ноа, который начал играть в теннис в раннем детстве и был чемпионом Уимблдона среди юниоров, не стесняется говорить о необходимости реформ в этом консервативном виде спорта.

Он считает, что игра в теннис должна стать менее продолжительной и изнуряющей, нужно экспериментировать с правилами, изменить их так, чтобы игра стала более зрелищной – это уже делают организаторы кубка World Team Tennis, где любит играть Рубин. И хотя это может звучать кощунственно для приверженцев старой школы тенниса, Рубин считает, что следует разрешить игрокам наносить на свою одежду логотипы спонсоров, чтобы получать дополнительный доход.

«Мы должны выглядеть словно гонщики Nascar. Я хочу, чтобы логотипы покрывали меня с головы до ног. Если захотят, они даже могут приклеить рекламный стикер мне на лоб», – улыбается Рубин.

В спорте, где игроки вынуждены не делать резких заявлений, Рубин настоящий смутьян. По словам его матери – Мелани, такая откровенность всегда была характерна для него. «Ноа всегда говорит то, что думает», – делится она. Рубин не стесняясь говорит о собственных трудностях и признается, что еще этой весной был близок к тому, чтобы покинуть спорт. Он разрешил команде телевизионщиков канала CBS снимать его во время участия в турнире Challenger с целью показать, что из себя представляет теннис за пределами света софитов. Рубин также не боится отвечать на токсичные онлайн-комментарии со стороны разочарованных гэмблеров, с которыми все чаще приходится сталкиваться профессиональным теннисистам.

«Это происходит каждый раз, и самое ужасное, что только можно представить – каждое проклятие типа «Твоя мать должна гореть в аду», «Я найду твою девушку» и прочий бред, мне пишут постоянно», – говорит Ноа о злобных комментариях. И снова у Рубина есть предложение: если теннис хочет сотрудничать с тотализаторами, игроки должны получать часть дохода, говорит он.

На прошлой неделе на US Open Рубин играл в парном разряде; в одиночном разряде он проиграл на позапрошлой неделе. Несмотря на искушение назвать обязанности по ведению проекта «По ту сторону ракетки» отвлекающим фактором, друзья Рубина утверждают, что по факту он стал играть только лучше.

«Его история все еще продолжается, люди не видели эту сторону его жизни», – говорит друг Рубина Макс Эйхлер. «Думаю, что проект по-настоящему помог ему, теперь он может делать хорошие вещи за пределами корта, и это снижает уровень стресса, связанного с победами и поражениями», – добавляет Джейми Вейсслер, девушка Ноа. 

Рубин признает, что все еще любит теннис. «Я обожаю спорт, и мое настроение никак не связано с тем, что я не вхожу в первую сотню, – говорит Ноа. – Я по-прежнему борюсь за то, чтобы оказаться там. Однако я хочу подтолкнуть теннис к развитию в правильном направлении». И чтобы это все-таки произошло, Рубин дает теннисистам возможность рассказывать правду.

LV.jpg

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций