162 просмотра
162 просмотра

Как вели себя доллар, тенге и цены на нефть в 2020 году

Аналитики ИК «Фридом Финанс» подготовили макрообзор

Фото: Kursiv.kz

Экономические и финансовые итоги прошлого года и сценарии развития на мировом и казахстанском рынках в 2021-м - в материале «Курсива».  

Высокая волатильность на мировых рынках на фоне карантинных мер 

Глобальный экономический кризис, вызванный пандемией COVID-19, негативно повлиял на мировой рынок нефти. За период с 20 февраля 2020 года и до конца марта цены упали на 62%. Но новый договор ОПЕК+, предусматривающий снижение производства сразу на 9,7 млн баррелей в день, значительно уменьшил предложение нефти и дал весомую поддержку цене, которая сначала резко отскочила, а затем к концу первого полугодия стабилизировалась в районе $42–45 за баррель нефти сорта Brent. 
Стабильность в ценах держалась до начала сентября, когда нефть упала вместе с мировыми рынками до $39.

Вся эта волатильность продолжалась до выборов президента США, после которых глобальные рынки, в том числе и нефтяной, показали резкий скачок вверх. Нефть за полтора месяца выросла на более чем 46%, достигнув $52 за баррель, что даже немного превышает уровень перед тем самым первым резким падением от 9 марта, после которого и началось затяжное снижение цен. 

Прогнозы EIA США по нефти на 2021 год немного ухудшились относительно ожиданий середины 2020 года. Так, в целом на 2021 год средний прогнозный спрос снизился на 1,71 млн баррелей в сутки. Тем не менее, общий прогнозный дефицит нефти упал всего на 365 тыс. баррелей в сутки за счет уменьшения прогнозного производства в 2021 году. 

Казахстанский фондовый рынок в начале года двигался без особых сюрпризов. Он готовился к сезону дивидендов, который традиционно начинается в апреле, когда объявляют первые рекомендации советов директоров по дивидендам. Однако резкое снижение цен на нефть с последовавшим ослаблением тенге сильно повлияли на котировки индекса KASE, который просел с 20 февраля до середины марта на 14%. 

В целом падение оказалось не таким существенным, как в случае с нефтью или иностранными фондовыми индексами. Основными факторами этого расхождения стали долларовая выручка некоторых эмитентов (KAZ Minerals, «Казатомпром»), что немного сгладило падение в тенге, и в целом низкая ликвидность и эффективность местного рынка. Также, вероятно, имелся фактор дивидендов в 2020 году, ожидания по которым несильно изменились, несмотря на сложившиеся обстоятельства (только банкам НБРК запретил выплачивать дивиденды). 

К тому же появилось поручение президента РК госкомпаниям по выплате дивидендов до 100% чистой прибыли в этом году. 
В итоге акции таких компаний, как «КазТрансОйл», KEGOC (и в некоторой степени «Казахтелеком», «Казатомпром») получили определенную поддержку в вопросе дивидендов. 

Вместе с ростом мировых рынков индекс KASE по итогу года тоже показал новые рекорды. Были достигнуты самые большие показатели за 12 лет, а сам индекс теперь находится совсем недалеко от исторических максимумов. Катализаторами роста во втором полугодии стали акции Народного банка, «Казатомпрома», KAZ Minerals, «КазТрансОйла» и «Кселл». 

Народный банк под конец июля, после отмены запрета от НБРК, все-таки выплатил дивиденды по итогам 2019 года. К тому же акции показали увеличение на волне роста глобальных рынков за счет лондонского листинга. Также этот рост был подкреплен неплохими отчетами, которые показали некоторое увеличение прибыли, несмотря на карантин, что оставляет высокий потенциал для неплохих дивидендов.

Акции «Казатомпрома» и KAZ Minerals получили поддержку не только от ослабевшего тенге, но также и от роста цен на уран и медь в этом году. 
Цены на медь повторили максимумы 2013 года, а цены на уран получили дополнительную поддержку после того, как в декабре правительство США решило создать стратегический запас этого металла. «КазТрансОйл» показал рост прибыли по итогам трех кварталов, что стало катализатором восстановления цены в надежде рынка на увеличение дивидендов. 
 

1.jpg

 

2.jpg

Обменный курс тенге в 2020 году 

В 2020 году тенге ослабел примерно на 12%. Во многом это произошло из-за снижения цен на нефть и некоторого падения нефтедобычи в Казахстане. Начало года ознаменовалось достаточно высокими ценами на нефть на фоне развития американо-иранского конфликта. После этих событий цены постепенно снизились, отреагировав на коронавирус, но все равно находились на достаточно комфортных уровнях. 

Однако из-за разногласий между РФ и Саудовской Аравией и демонстрации неспособности ОПЕК+ договориться о новых условиях, цены на нефть упали сразу на 26% 9 марта. После чего в течение следующих трех недель рухнули еще на 34% от уровней 9 марта. Именно в этот период давление на курс было самым высоким. В первую неделю после 9 марта НБРК удерживал обменный курс на уровне 400–405 тенге, потратив на это около $2,4 млрд, однако затем 17 марта анонсировал приостановку поддержки обменного курса в текущем режиме, что резко ослабило тенге до уровней в 435 тенге за $1. 

В течение этого трехнедельного периода давления обменный курс максимально достигал 448,5 тенге. Затем, после объявления ОПЕК+ о сокращении добычи на 9,7 млн баррелей в сутки с начала мая, цены на нефть вместе с тенге пошли вверх. Другим важным фактором стала корректировка республиканского бюджета, в котором существенно увеличили трансферты с нацфонда, валюта оттуда теперь по большей части продается на валютном рынке. 

Также были объявлены некоторые административные меры поддержки тенге. Например, экспортеров обязали продавать часть валютной выручки на внутреннем рынке, а нацкомпаниям запретили покупать валюту кроме как на погашение внешних долгов. Кроме того, индекс доллара также начал снижаться с середины марта, и это стало началом глобального падения доллара относительно многих других валют. 

По итогам года индекс доллара уменьшился со 103 пунктов до 90 пунктов в середине декабря, что является низшей точкой с апреля 2018 года (она отмечалась прямо перед глобальным падением стоимости валют развивающихся стран). Все эти факторы помогли тенге удержаться в период сильной паники и вернуться к отметке ниже 400 тенге за $1 в начале июня. Однако затем вплоть до начала ноября тенге постепенно ослабевал. При этом в августе курс стабилизировался около 418 тенге, после чего в сентябре вместе с падением нефти начал снижение до 435 тенге за $1 в начале ноября. 

И все же ноябрьское ралли нефти помогло тенге укрепиться к отметке в 420 в середине декабря. В то же время рубль укреплялся быстрее, что позволило ему достигнуть уровня в 5,7 тенге в середине декабря. Весь год рубль падал относительно тенге и находился в даунтренде вплоть до начала декабря. Теперь же увеличилась вероятность дальнейшего укрепления рубля против тенге в сторону 5,9 тенге за 1 рубль.  

3.jpg

4.jpg

Монетарная политика в 2020 году 

В начале года был объявлен новый таргет инфляции с коридором в 4–6%, который был на 1% ниже предыдущего таргета. Однако с обострением ситуации на внешних рынках и сильным падением нефти 
9 марта НБРК экстренно повысил базовую ставку с 9,25% до 12% 10 марта 2020 года. 17 марта на очередном заседании НБРК оставил ставку без изменений.

Тем не менее 6 апреля, следом за первым отскоком цен на нефть после сокращения добычи от ОПЕК+ и снижения пары USD/RUB на 6% с 18 марта, НБРК решил уменьшить ставку до 9,5%. Подобное резкое обратное снижение можно объяснить тем, что 10 и 17 марта еще не шла речь о режиме жесткого карантина, который в итоге стал одним из факторов низкого роста цен в этот период за счет снижения совокупного спроса. 
27 апреля НБРК сохранил ставку на уровне 9,5%.

В то же время Банк России оставил ключевую ставку на уровне 6% 20 марта, сразу приняв во внимание важность дезинфляционного влияния от снижения спроса на проинфляционное давление ослабевшего рубля. Затем 24 апреля ЦБ РФ уменьшил ставку до 5,5%, вновь отмечая снижение совокупного спроса и постепенно переходя на смягчение монетарной политики. 

В дальнейшем ЦБ РФ продолжил снижать ставку, сначала до 4,5%, затем и до 4,25% в конце июля. НБРК после пары месяцев стабильности решил снизить ставку до 9% в конце июля, отмечая мягкость своей монетарной политики при ожиданиях по инфляции в 8–8,5%. После этого в РФ и в Казахстане ставка оставалась неизменной в течение всего года. 
Несмотря на спокойный август, сентябрь и октябрь получились волатильными, что не давало возможности и дальше снижать ставку.

Нацбанк не стал уменьшать ставку в конце октября как раз из-за упавших цен на нефть и общей волатильности на мировых рынках, несмотря на стабилизацию инфляции около 7–7,1%. А вот ноябрьское ралли также не повлияло на ставку из-за роста проинфляционных рисков. Инфляция в Казахстане хоть и сложилась ниже прежних прогнозов в 8–8,5%, но ускорилась в течение года с 5,4 до 7,3%. В России же инфляция росла каждый месяц с начала июня. Если в мае она составляла 3%, то к ноябрю выросла до 4,4%, что уже выше ключевой ставки ЦБ. 

5.jpg

6.jpg

7.jpg

Ставки на денежных рынках Казахстана в большей степени следовали за базовой ставкой. И все же интересно отметить увеличение ставки TONIA в конце каждого месяца – по всей видимости, из-за налогового периода, когда спрос на тенге резко увеличивается и торги проходят близко к верхней границе коридора.

Инфляция в 2020 году 

Годовая инфляция в ноябре 2019 года составляла 5,4%, а в ноябре 2020 года она выросла до 7,3%, что выше первоначального таргета НБРК в 4–6%, но все же заметно ниже летних прогнозов в 8–8,5%. В целом, если смотреть на общую динамику инфляции в этом году в контексте макро- и монетарных факторов, то можно отметить следующее: 

  • в марте – июне карантин достаточно сильно притормозил рост цен на непродовольственные товары. Они росли не такими высокими темпами, как это было в прошлых годах, а некоторые позиции даже упали в цене; 
  • вероятнее всего, слабая динамика реальных денежных доходов населения вместе с некоторой стабилизацией курса тенге летом позволили сохранить инфляцию на уровне 7–7,1% в течение июня – октября 2020 года; 
  • произошел традиционный рост цен после ослабления нацвалюты с 380 тенге за $1 до 450 тенге в марте и 420 тенге в декабре, что в итоге разогнало инфляцию с 5,9% в феврале до 7,3% в ноябре.  

Наибольший вклад в годовую инфляцию внесли продукты питания – 55%. Среди них лидируют мясные продукты (13%), фрукты и овощи (10,8%) и хлебобулочные изделия (9,3%). Фрукты и овощи заметно выросли в цене в апреле и марте, чего не было в 2019 году, по всей видимости, на фоне ослабления тенге. А вот цены на мясные продукты летом и осенью росли не такими высокими темпами, как это было в 2019 году.  

Также существенный вклад в годовую инфляцию внесли сегменты «одежда и обувь» (8,1%) и цены на ЖКХ (7,6%). В целом цены на одежду и 
обувь росли обычными темпами, даже несмотря на ослабление тенге – ведь большая часть этих товаров импортируется. Вероятнее всего, причиной умеренного роста стали введенные карантинные меры, снизившие спрос. Месячный рост цен на одежду и обувь в марте и апреле составил всего лишь 0,2% и 0,1% соответственно при среднемесячном значении в 0,5–0,6%. 

А вот цены на услуги ЖКХ заметно выросли в течение года. Причины – низкая база начала 2019 года, когда цены на услуги ЖКХ были снижены после поручения президента, рост цен на водоснабжение в июле и рост цен на отопление в ноябре. 
 

8.jpg

 

9.jpg

Размещения государственных облигаций РК в 2020 году 

На рынке государственных облигаций Казахстана в 2020 году состоялось 91 размещение на общую сумму в 2,73 трлн тенге. Для сравнения, в прошлом году прошло 56 размещений на сумму в 1,3 трлн тенге. До начала кризиса доходность госбумаг составляла около 9,5% как по коротким, так и по длинным гособлигациям. 

В целом размещения проходили без особого ажиотажа. Средний спрос к предложению составил 167%, при этом МФ РК очень редко продавало облигации выше изначального плана. Но ситуация кардинально изменилась после начала кризиса в марте.

С 10 по 16 марта не состоялись три размещения. В период острой турбулентности спрос со стороны рынка на тенговые активы практически исчез. Тем не менее, с 18 марта пошли первые успешные размещения, доходность которых начиналась с 12% за двухлетние облигации. Однако к апрелю доходность резко снизилась: сначала до 11%, а затем до 10,5%. 
В целом в этот период спрос оставался достаточно скромным – в 134% к предложению в марте – мае.

В июне и июле произошло существенное улучшение спроса. Средний спрос к предложению составил 380% в июне и 296% в июле, а МФ РК несколько раз продавало облигации намного выше плана. Особенно высокий спрос наблюдался при размещениях коротких облигаций. Также стоит отметить, что 15 мая состоялось первое с августа 2014 года размещение однолетних гособлигаций. 

Доходность коротких облигаций в июне составила около 10,8–10,9%, а в июле она снизилась до 10,5–10,6%. По всей видимости, такой повышенный спрос на облигации стал одним из факторов снижения базовой ставки в конце июля. В дальнейшем краткосрочных размещений было очень мало. Доходность среднесрочных облигаций медленно падала, сначала до 10,5% в августе-сентябре, потом до 10,4% в октябре и 10,33% в ноябре. Доходность коротких облигаций к концу ноября составила около 10%, а длинных – ближе к 10,5%. Мы смоделировали кривую доходности всех размещений за октябрь-ноябрь 2020 года, которая, в отличие от кривой за апрель-июнь, не оказалась инвертированной. 

Общий рост привлеченного объема денег в текущем году составил 107%. При этом интересно отметить, что доходности в 2020 году оказались выше базовой ставки, тогда как в 2019 году ситуация была обратная. 
К тому же в текущем году значительно снизился средний срок размещения гособлигаций. 

В мае 2020 года он составлял два года, а в ноябре – 4,8 года, тогда как в 2019 году в основном продавались длинные облигации. Также увеличился общий спрос на облигации со стороны рынка. В месяцы, когда продавались значительные объемы более коротких облигаций, спрос к предложению оказывался значительно выше 100%.  

Облигации квазигосударственных компаний в 2020 году 

В 2020 году состоялось 27 размещений различных квазигосударственных компаний на сумму в 729 млрд тенге и 53 размещения АО «Казахстанский фонд устойчивости» на сумму в 565 млрд тенге. В начале года доходность КФУ составляла около 10,7–10,75%, что подразумевало среднюю премию к гособлигациям в 1,25%. Однако начиная с апреля, доходность подросла до 11,5% c последующим постепенным снижением до 11,25% к июлю. 

Средняя премия к двухлетним гособлигациям в апреле снизилась до 0,5% и к концу года осталась на уровне около 0,5%. Начиная с апреля, спрос также вырос, однако не столь драматично, вероятнее всего, причина была в снижении премии. Тем не менее, средний спрос к предложению за весь год составил около 174%, а большая часть (43%) размещений пришлась на банки. 40% объема были выкуплены институциональными инвесторами. На долю брокеров-дилеров пришлись 10,9% объема, а на долю других юрлиц – около 6,2%. 

Среди прочих квазигосов также отмечаем облигации «КазАгроФинанс», которые в 2020 году провели 11 размещений на общую сумму в 33 млрд тенге. 

В целом доходность этих облигаций особо не менялась. До марта она составляла 13% и осталась такой же в июне после возобновления размещений. Затем до августа доходность слегка упала до 12,7%, а однажды компания даже разместилась по 12,3%. 

И все же спрос к предложению по этим облигациям сохранился на уровне немногим выше 100%, а спрос конкретно банковского сектора был небольшим. 

В остальном можно отметить крупное размещение «Самрук-Казыны» от 3 декабря на сумму в 129,2 млрд тенге по трехлетним облигациям с доходностью в 10,9%, что близко к доходностям КФУ по схожим облигациям. 

К тому же на вторичных торгах доходность немного снизилась, до 10,7% при неплохих объемах. Также в этом году прошли несколько связанных размещений на общую сумму в 150 млрд тенге, которые НУХ «Байтерек» получил с рынка по 11,3% и далее купил на эту сумму облигации БРК и Фонда промышленного развития по доходности 11,8%. 

Акции программы «Народного IPO», «Казатомпрома» и kaspi.kz 

Начало года проходило на фоне традиционной подготовки к дивидендному сезону. «КазТрансОйл», которая традиционно является компанией с относительно высокой дивидендной доходностью, торговалась на уровне 1 тыс. тенге в начале года в ожидании дивидендов выше 100 тенге.

Прогнозы по дивидендам разнились от 100 до 150 тенге. Однако после того, как в предыдущем году дивиденды упали со 150 до 104 тенге из-за снижения прибыли, рынок был не совсем уверен в дивидендах гораздо выше 100 тенге. 

В итоге дивиденды были выплачены в размере 118 тенге на акцию, но какого-то бурного роста акций не случилось из-за общей неопределенности на рынках и уменьшения цен на нефть в марте. Все понимали, что это способно привести к падению нефтедобычи и девальвации тенге, которая снижает прибыль компании из-за наличия валютного долга на балансе совместно управляемой компании ККТ. 

4 июня, после дивидендной отсечки, бумага достигла отметки в 730 тенге, что является минимальным значением с начала 2016 года. В итоге в течение всего лета и до начала ноября акции КТО двигались в боковом диапазоне 730–840 тенге, даже несмотря на неплохой отчет за первое полугодие 2020 года, по итогам которого компания увеличила прибыль. 

И все же акции КТО смогли сделать прорыв цен вверх после выхода отчета за III квартал 2020 года, где компания заявила о прибыли в 135 тенге за одну акцию, что значительно увеличивает вероятность роста дивидендов до 150 тенге. На этом фоне акции поднялись до 920 тенге в начале декабря и все еще имеют потенциал для роста перед дивидендами.

По итогам года котировки акций упали примерно на 12%. На фоне небольшого укрепления тенге в VI квартале чистая прибыль за 2020 год почти наверняка достигнет 150 тенге за одну акцию. При такой прибыли дивиденды в 150 тенге дают доходность в 16,4% при цене в 913 тенге, что оставляет потенциал роста до 1150 тенге при доходности в 13%.  

10.jpg

11.jpg

Акции «Казатомпрома» в этом году оказались среди лидеров роста. Долларовая выручка, тенговая себестоимость, рост цен на уран до максимумов 2018 года, распродажа запасов урана на фоне сокращения производства – все это стало факторами роста. Акции на максимумах декабря выросли на 37% в тенге с начала года. Также компания, наконец, завершила процесс приватизации, которая изначально была запланирована с продажей 25% акций. Второй и последний SPO в начале июня прошел намного успешнее предыдущего. 

Институциональные инвесторы выкупили больше бумаг, чем изначально планировалось, а розничные инвесторы тоже показали высокий спрос, хотя им в силу правил не удалось купить больше акций, чем изначально планировалось продать рознице. Увеличение фри-флоута поможет акциям стать привлекательнее и ликвиднее, а отсутствие фактора SPO в будущем не будет давить на котировки. 

Затем в декабре компания получила мощный фактор роста – правительство США решило создать стратегический 10-летний резерв урана. Котировки ГДР, наконец, пробили горизонтальный уровень сопротивления боковика в районе $15,7. На максимумах цена достигла $17,8 за один ГДР, что значительно увеличивает дальнейший рост бумаги. При этом отчет за три квартала показал результаты лучше 2019 года.

Расчет дивидендов через свободные денежные потоки позволяет предположить дивиденды в размере 650 тенге по итогам этого года.  
Акции KEGOC в 2020 году оказались самыми стабильными из этой четверки. Компания традиционно без особых проблем выплатила дивиденды за второе полугодие 2019 года на уровне ожиданий рынка.

Тем не менее, из-за девальвации тенге в марте I квартал прошел для нее напряженно, так как часть долга номинирована в иностранной валюте. 
Однако резкое обратное укрепление тенге во II квартале помогло компании компенсировать валютные убытки I квартала. К тому же сокращение потребления электричества в марте-апреле оказалось небольшим, так как более 70% электричества потребляется промышленными предприятиями, деятельность которых в период ЧП по большей части не была остановлена. 

А в целом за три квартала 2020 года производство электроэнергии даже увеличилось на 1,44% по сравнению с 2019 годом. К тому же скоро должна быть принята новая тарифная сетка на 2021–2025 годы, которая может стать важным фактором роста в ближайшем будущем. 

В начале декабря компания направила в антимонопольный комитет повторную заявку, где указаны новые предположительные тарифы на 2021 год, которые оказались ниже тарифов 2020 года в среднем на 13%. С начала года акции выросли в цене на 3,6%. По итогам второго полугодия ожидаемые дивиденды могут составить около 66 тенге на одну акцию.  

Среди других громких событий отмечаем успешное IPO АО «Kaspi.kz» 14 октября. От цены размещения бумага выросла уже на 75%. Кроме глобального восстановления рынков и банковского сектора, еще одним из катализаторов цены стал отчет за III квартал 2020 года. Компания сумела показать значительный рост всех основных показателей. 

Квартальные процентные доходы поднялись на 3% к/к, а транзакционные и комиссионные доходы увеличились на 17% к/к. На этом фоне стала больше и чистая прибыль – на 32% г/г и 31% к/к. При этом операционные показатели компании показали значительный рост/восстановление. Объем всех транзакций в сегменте Payments вырос на 50,4% к/к и 189% г/г. 

Суммарная стоимость товаров в сегменте Marketplace увеличилась на 84% к/к и 47% г/г. Сегмент Fintech показал восстановление в объеме выданных кредитов, продемонстрировав рост в 150% к/к и падение в 14% г/г, что несколько меньше, чем в предыдущем квартале. Количество ежедневных пользователей приложения стало больше на 14% к/к и составило 4,3 млн человек, а помесячное количество пользователей достигло 8,5 млн человек с увеличением в 8,9% к/к. 

Дальнейший же рост в конце декабря стал возможен благодаря публикации ежемесячного отдельного отчета, в рамках которого отдельная прибыль банка за ноябрь осталась практически на уровне октября – 22 млрд тенге, что на 3,3 млрд выше результата сентября и на 6,9 млрд тенге больше результата августа. 

Сценарии развития ситуации 

Оптимистичный сценарий 

Цены на нефть уходят выше $60 за баррель в течение 2021 года за счет более быстрого восстановления спроса и полномасштабной вакцинации, при этом ОПЕК+ продолжает незначительно увеличивать добычу. Обменный курс стабилизируется на уровне 400–410 тенге, а инфляция снижается по большей части за счет стабильности тенге до 5,5–6%, возвращаясь к показателю 2019 года. Благодаря этому НБРК снижает базовую ставку до 8,5% к концу года, практически возвратившись к нейтральной денежно-кредитной политике. 

На этом фоне доходность среднесрочных гособлигаций падает до 9,8%, уровня конца 2019 года. Рост ВВП приближается к максимальным прогнозам, около 4,5%, за счет более сильного восстановления горнодобывающей промышленности при более высоких ценах на нефть и возобновления деятельности сектора услуг на фоне снятия карантинных мер. Индекс KASE обновляет исторический максимум к началу лета перед дивидендными отсечками, благодаря росту дивидендных бумаг Народного банка, «КазТрансОйла», KEGOC и «Казатомпрома» и за счет роста KAZ Minerals при дальнейшем увеличении цен на медь и более высоком предложении о выкупе. 

В то же время укрепившийся курс тенге позволяет инвесторам чувствовать себя более уверенно по отношению к тенговым активам в течение второй половины 2021 года, за счет чего индекс KASE вновь обновляет максимумы под конец года на фоне ожидания нового дивидендного сезона.  

Базовый сценарий 

Цены на нефть двигаются в районе $50–60 за баррель в течение 2021 года. В целом сбываются прогнозные уровни спроса и добычи нефти, наравне с небольшим увеличением добычи со стороны ОПЕК+ и повсеместным введением вакцины в середине 2021 года. Обменный курс стабилизируется на уровне 410–425 тенге, а инфляция снижается по большей части за счет стабильности тенге до 6,5%.

Подобная инфляция, вероятнее всего, позволит НБРК урезать базовую ставку на 0,5% – до 8,5% к концу года, все еще придерживаясь мягкой денежно-кредитной политики в целях стимулирования восстановления экономики. 

На этом фоне доходность среднесрочных гособлигаций падает до 9,8%, уровня конца 2019 года. Рост ВВП составляет около 3,5% за счет восстановления горнодобывающей промышленности при более высоких ценах на нефть и продукцию сектора услуг на фоне снятия карантинных мер.

Индекс KASE обновляет исторический максимум к началу лета перед дивидендными отсечками, благодаря повышению дивидендных бумаг Народного банка, «КазТрансОйла», KEGOC и «Казатомпрома» и за счет роста KAZ Minerals при дальнейшем увеличении цен на медь и более высоком предложении о выкупе. 

Пессимистичный сценарий 

Цены на нефть двигаются в районе $40–50 за баррель в течение 2021 года. Несмотря на небольшое увеличение добычи со стороны ОПЕК+, темпы глобальной вакцинации оказываются низкими из-за множества технических проблем, а спрос на нефть растет не такими высокими темпами, как это ожидалось перед вакцинацией. Обменный курс стабилизируется на уровне 430–450 тенге, а инфляция снижается незначительно – до 7% за счет более высокой стабильности тенге относительно 2020 года. 

На фоне такой инфляции НБРК сохраняет базовую ставку на уровне 9% к концу года, учитывая наличие рисков на мировых рынках и на рынке нефти. И все же НБРК придерживается мягкой денежно-кредитной политики в целях стимулирования восстановления экономики. На этом фоне доходность среднесрочных гособлигаций остается примерно на уровне 10,4%.

Рост ВВП составляет около 3%, нижняя граница прогнозов. 
Это происходит за счет некоторого восстановления горнодобывающей промышленности при чуть более высоких ценах на нефть и дальнейшего естественного возобновления деятельности сектора услуг на фоне частичного снятия карантинных мер.

Индексу KASE не удается обновить исторические максимумы к началу лета перед дивидендными отсечками из-за ослабевшего курса и общей волатильности на мировых фондовых рынках, несмотря на неплохие дивидендные доходности по бумагам Народного банка, «КазТрансОйла», KEGOC и «Казатомпрома». 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo