nedvijimost-v-krizis.png

343 просмотра

Как рынок реагирует на возможную отмену пошлины на вывоз шкур КРС

Представители отраслей республики настаивают на ее сохранении

Фото: Gregory Thompson

Представители кожевенной и обувной отраслей республики настаивают на сохранении экспортной пошлины на вывоз шкур крупного рогатого скота. Игроки считают, что отмена пошлины негативно скажется на обувных и кожевенных предприятиях, которые останутся без сырья. Между тем предыдущие запреты не помогли встать на ноги обувной и кожевенной промышленности Казахстана.

В шкуре переработчиков

Сейчас в правительстве РК идет обсуждение отмены пошлины на вывоз шкур КРС, так как в стране из 5 млн шкур сельхозживотных на продажу идет только 0,7%, остальные – в утиль. Это обсуждение заставило участников Ассоциации легкой промышленности Казахстана написать коллективное обращение в правительство с просьбой не отменять экспортную пошлину. Их главный аргумент в этой дискуссии – «отмена пошлины нанесет непоправимый урон всем предприятиям легкой промышленности»: все казахстанское сырье будет уходить за границу, а отечественным предприятиям окажется нечего перерабатывать.

«Если пошлина будет отменена, можно не только позабыть о развитии кожевенной и обувной отраслей, можно смело говорить об их полном уничтожении и становлении экономики Казахстана сырьевым придатком Узбекистана», – пишут участники ассоциации.

Они уверены – рассмотрение отмены пошлины является лоббированием интересов предприятий соседнего Узбекистана. «Уверенность эта подкрепляется тем фактом, что правительство Узбекистана проводит агрессивную экспансионную внешнеторговую политику, в особенности, продвигая товары узбекистанских кожевенных предприятий. Так, за последние пять лет объем экспорта товаров кожевенно-обув­ной отрасли в Казахстан вырос более чем в 20 раз», – пишут в обращении представители ассоциации.

Они также считают, что беспошлинный вывоз шкур «подорвет интерес иностранных инвесторов к Казахстану как к стране с большими объемами сырья». В качестве примера они приводят Аркалыкский кожевенный завод, который заключил договор с китайскими инвесторами на поставку оборудования на $500 тыс. для производства желатина из шкур КРС на базе завода. По данным ассоциации, аналогичное производство создается и на юге Казахстана. Если пошлина будет отменена, инвесторы уйдут, так как им будет выгоднее создавать подобное производство в собственной стране, импортируя казахстанское сырье беспошлинно. 

Запретительные практики

Переработчики и отраслевая ассоциация не раз выступали с инициативой ввести запрет на экспорт необработанных шкур. Предприятия просили фору для развития – сырье оставалось бы в стране, а не вывозилось за границу.

С ноября 2016-го по апрель 2017 года МИИР запретило экспорт необработанных шкур из Казахстана. Однако, судя по данным Комстата, это не повлияло на увеличение производительности в кожевенной отрасли в целом. Производство кожаной и относящейся к ней продукции в натуральном выражении по итогам 2016 года снизилось со 155 млн кв. дм до 102 млн кв. дм, или на 30%. Итоги 2017 года показали дальнейший регресс. За этот период произведено всего 88 млн кв. дм, еще минус 14,1%.

 

kak-rynok-reagiruet-na-vozmozhnuyu-otmenu-poshliny-na-vyvoz-shkur-krs-2.jpg

Вместе с тем, по данным Ассоциации легкой промышленности, запрет 2016–2017 годов помог крупным предприятиям увеличить эффективность производства и загрузку. Например, в компании «ТаразКожОбувь» производство обуви выросло вдвое, а налоговые отчисления – в четыре раза. На Семипалатинском комбинате объем потребляемого сырья стал больше в восемь раз.

Запрет на экспорт также действовал с марта по сентябрь 2019 года. «Он помог нам, переработчикам, в трудный период. Самое важное – цена на сырье была снижена. Допустим, если раньше за одну шкуру платили 6–7 тыс. тенге, то сегодня – максимум 1,5 тыс. тенге. Госрегулирование пошло на пользу производителям, но помешало получить сверхприбыль скупщикам. Сейчас оптовые продавцы держат цены», – комментирует генеральный директор Алматинского кожевенного комбината Almaty Tannery Куат Аманжолов.

kak-rynok-reagiruet-na-vozmozhnuyu-otmenu-poshliny-na-vyvoz-shkur-krs-3.jpg

Тем не менее данные МИИР показывают, что запрет несущественно повлиял на экспорт: в 2019 году он был ниже 2018 года всего на 8%. Предприятия по переработке кожи производить продукцию в больших объемах не смогли. По данным Комстата, в 2019 году в натуральном выражении было произведено 102 млн кв. дм кожи, что на 29% ниже показателей 2018 года.

Не обувают страну

Отечественные обувные предприятия в январе – июне 2020 года пошили лишь 549 тыс. пар обуви, или 1,8% от нужд страны. Потребность в изделиях из кожи покрывается растущим импортом. Согласно данным платежного баланса Нацбанка РК, за прошлый год объем импортных поставок обуви достиг $367 млн, увеличившись на 22%.

Чтобы объяснить, насколько мало в республике производится обуви, участники рынка приводят расчеты базовых показателей нац­безопасности промышленности.

«Чтобы поддерживать баланс и сохранить легкую промышленность, Казахстан должен производить продукции (одежды и обуви) в размере 30% от объема потребления. Если эта доля ниже, то страна может вообще потерять отрасль. По предварительным расчетам, ежегодно казахстанцам необходимо минимум 55 млн пар обуви. Получается, мы должны производить около 20 млн пар, а текущий годовой показатель – всего 1 млн. То есть мы делаем всего 1,8% от потребности, остальное – импорт. Это катастрофическая ситуация для обувной промышленности», – говорит генеральный директор компании по переработке кожи и пошиву обуви ТОО «ТаразКож­Обувь» Еркебулан Ералы.

kak-rynok-reagiruet-na-vozmozhnuyu-otmenu-poshliny-na-vyvoz-shkur-krs-4.jpg

Основные причины кризиса производства председатель Ассоциации легкой промышленности Казахстана Любовь Худова видит в сырьевом факторе. При динамичном развитии животноводства и большом поголовье скота переработчики не могут получить кожу приемлемого качества.

Статданные показывают, что в январе – июне 2020 года в РК было получено 5,5 млн штук шкур КРС, лошадей, МРС. Из них официально реализовано переработчикам и в торговую сеть чуть меньше 1%.

Почему шкур в Казахстане получают много, а перерабатывают мало, в Министерстве индустрии и инфраструктурного развития РК (МИИР) объяснили так: «Заготовители, скупающие шкуры животных у населения, сталкиваются с тем, что 80% приобретенного товара относится к третьему-четвертому сортам и не котируется на рынке. Большинство шкур имеют как прижизненные пороки из-за неправильного ухода, так и послеубойные дыры, порезы».

Немаловажный момент: для легальных поставок необработанных шкур на экспорт или переработку животное должно иметь идентификационный номер. Другими словами, корову обязаны регистрировать в единой ветеринарной базе. Но, как сообщает МИИР, большинство забиваемого в селах скота не имеет таких номеров или данные введены некорректно, из-за чего шкуры нельзя заготавливать и они утилизируются.

«Шкуры МРС в Казахстане больше не перерабатываются, так как это слишком дорого. Экономическое положение переработчиков кожевенного сырья ухудшило решение о повышении ветлабораториями цен на асколизацию (лабораторное исследование шкуры на наличие сибирской язвы) на 450%. 

Расходы предприятий потенциально возросли на 80 млн тенге. Необходимо решить вопрос возврата к прежней цене на эти исследования», – считает Любовь Худова.

Кожевенные болезни

Отчеты Комитета по статистике показывают резкое снижение количества предприятий, производящих кожаную и относящуюся к ней продукцию. Если в прошлом году таких компаний было 42, то по итогам первого полугодия 2020 года – всего пять. Самые крупные из них находятся в экономически сложном положении.

Коллегия Верховного суда 1 сентября этого года признала ТОО «Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат» банкротом. По данным из судебных документов, общая задолженность перед всеми кредиторами превышает 5,3 млрд тенге. Весь прошлый год производство на предприятии простаивало. В начале июня АО «Инвестиционный фонд Казахстана», как балансодержатель проблемного актива, сдало имущественный комплекс в аренду новому инвестору – ТОО «Semey Tannery» (Kusto Group).

Как сказал в интервью «Курсиву» директор предприятия Асхат Мирманов, решение Верховного суда о банкротстве предыдущего собственника дало уверенность, что Semey Tannery сможет спокойно реализовать на данной площадке свои планы развития минимум до конца периода аренды – до декабря 2021 года.

«Через два месяца после заключения договора об аренде мы начали производство, загрузили сырье в барабаны. На сегодняшний день для оценки наших рыночных возможностей мы произвели ограниченные партии полуфабрикатов wet blue для европейского и китайского рынков, готовой кожи для отечественных производителей, гольевого спилка (часть разделанной шкуры) для Украины, Беларуси и России. Об объемах пока говорить рано, необходимо понять каналы сбыта, логистику и рентабельность всех направлений», – комментирует Асхат Мирманов.

Алматинский кожевенный завод, согласно информации МИИР, в настоящее время загружен на 20%. По словам директора предприятия Куата Аманжолова, это связано с отсутствием международных рынков сбыта, сбоем в цепочке поставок. Предприятие пока работает в большей мере для отечественных партнеров.

Компания «ТаразКожОбувь» способна производить 500 тыс. пар обуви, но в настоящее время также загружена лишь на 20–25% от своей мощности. 

Генеральный директор ТОО Еркебулан Ералы объясняет это снижением спроса и перенасыщением рынка дешевой и некачественной обувью, не соответствующей госстандартам казахстанских обувщиков. В последний год кожевенный завод простаивал – оборудование переносили в другое здание. Работало только обувное производство.

«Трудности не только у нас, это кризис всей кожевенной и обувной отрасли. Уже пятый год подряд производство обуви снижается. К этому привел комплекс проблем. Во-первых, почти у каждого крупного переработчика есть старые кредиты, которые увеличивают себестоимость конечной продукции. Поэтому мы не можем конкурировать ни с Китаем, ни даже с соседним Узбекистаном, который полностью обеспечивает себя обувью. Во-вторых, наш внутренний рынок никак не защищен. Нам нужны программы импортозамещения, а не экспортоориентированности», – высказал свою точку зрения Еркебулан Ералы.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif