Перейти к основному содержанию
25978 просмотров

Казахстанским ресторанам грозит падение до уровня столовых

Общепит накапливает убытки и планирует понижение статуса

Фото: Shutterstock

Отрасль общественного питания – одна из самых пострадавших в условиях карантинных мер. Ее очередь на перезапуск работы – самая последняя. «Курсив» узнал, как оценивают перспективы бизнеса рестораторы и аналитики отрасли.

Закрытие грозит от 30 до 70% рынка

Застывшие за широкими панорамными окнами безжизненные ресторанные интерьеры не дают обмануться: оживление сюда вернется не скоро. Треть заведений не сможет принять посетителей после завершения карантина, считает президент Гильдии шеф-поваров Нур-Султана Рустам Имамниязов. Алматинский ресторатор и глава Ассоциации поваров Казахстана Александр Трегубенко полагает, что вынужденный простой грозит разорением 70% бизнеса.

Для перезапуска работы рестораторам в среднем необходимо около 5 млн тенге, подсчитали эксперты торговой сети «Метро Кэш энд Керри Казахстан». Сумма выведена с учетом того, что у владельцев есть запас алкоголя, круп и других продуктов длительного хранения. «Метро» – главный поставщик продуктов примерно для 70% крупных заведений рынка общепита.

Нет ясности относительно срока начала работы отрасли и возможного санитарного регламента. Если, например, по соображениям безопасности будет наложено серьезное ограничение на число обслуживаемых мест, для ресторанов это будет означать работу в убыток. Это мнение Ирины Лебедевой, основателя Клуба рестораторов Казахстана, в орбите влияния которого около 2,5 тыс. заведений страны.

Ресторанный бизнес в отвратительном положении, констатирует алматинский ресторатор Юрий Пааль. По его мнению, последствия карантина завершат процесс деградации ресторанов до формата дешевого эконом-питания. И это будет логическим завершением процесса упрощения меню и качества обслуживания, который трансформирует рынок последние 10 лет.

Самым популярным меню станет стрит-фуд

Ирина Лебедева прогнозирует два главных тренда отрасли после снятия карантина. Падение доходов населения приведет к упрощению меню до уровня стрит-фуда, а низкие обороты заставят заведения уходить в тень. По словам эксперта, даже в благоприятные периоды число серых игроков превышало число работающих официально более чем в три раза. К примеру, до карантина в Алматы было около 1,5 тыс. официальных заведений, тогда как общее число точек общепита разного формата достигало 5 тыс.

Юрий Пааль также считает вероятным массовый исход рынка в сегмент «черной кухни», для которого характерны работа в формате приготовления и доставки блюд, и без уплаты налогов. По его мнению, главный ущерб понесут заведения сегмента B (средний чек от 3 тыс. до 5 тыс. тенге). Сейчас они составляют примерно 40% рынка. Им придется переориентироваться на менее притязательного потребителя, что, соответственно, значительно увеличит рыночную долю сегмента C (средний чек менее 3 тыс. тенге).

Эксперты согласны с тем, что перемены не затронут только самый дорогой сегмент ресторанов – категории A со средним чеком более 7 тыс. тенге. На данный момент он составляет примерно 7% рынка. Причем, по свидетельству Юрия Пааля, еще 10 лет назад такие заведения занимали до трети рынка. Таким образом, доминирующим на рынке станет формат дешевых забегаловок.

Рабочие места и зарплаты сократятся

Негативный сценарий отразится и на занятости: рабочих мест станет меньше, зарплаты будут сокращены на 30%, считает Ирина Лебедева. Александр Трегубенко согласен с прогнозом, но призывает видеть в этом положительный аспект: будет решена проблема преобладания некомпетентной и безответственной рабочей силы, вызванная низкой конкуренцией на рынке. Юрий Пааль считает важным повысить зарплаты ключевым работникам ради сохранения репутации заведения.

Также опрошенные эксперты разошлись в прогнозной оценке стоимости меню. Большинство полагают, что повышение цены на блюда в условиях ограниченного спроса станет губительным. Юрий Пааль и в этом случае придерживается альтернативной позиции. По его мнению, рестораны не могут и дальше игнорировать падение маржинальности бизнеса, сдерживая цены на блюда на фоне растущей стоимости сырья. Последний тренд наблюдается на казахстанском ресторанном рынке уже около шести лет, как раз с предыдущего кризиса.

banner_wsj.gif

388 просмотров

Цифровое приложение «Бубука» меняет правила игры на рынке авторских прав

Почему так происходит

Фото: Shutterstock

В Казахстане готовится к запуску платформа, которая обеспечит авторам произведений, звучащих в цифровом пространстве – от телевидения и радио до интернет-трансляций, – справедливое получение роялти. Платформа называется YOGA, и это расширение сервиса «Бубука», который уже два года служит инструментом справедливой монетизации авторских прав на музыкальном рынке страны. Подробности «Курсиву» раскрыл эксперт в области авторского права и соинвестор проекта Темирлан Тулегенов.

Сколько стоит серый музыкальный рынок

По оценке Тулегенова, годовой оборот серого рынка музыкальной индустрии страны составляет как минимум $30 млн. Музыкальная индустрия в Казахстане устроена таким образом, что не обеспечивает справедливого вознаграждения авторам исполняемых произведений.

В США и странах Европы эту работу проводят музыкальные издательства и лейблы. Они прямо заинтересованы в точном учете каждого случая использования произведений и получении вознаграждения за это.

В Казахстане защита авторских прав возложена на так называемые авторские общества, соответствующий закон вышел в 1996 году. Государство наделило эти объединения правом контроля за случаями некоммерческого использования музыки и выплаты справедливого гонорара авторам произведений.

Не имея инструментов оценки рынка музыки и контроля за использованием произведений, авторские общества, по оценке Темирлана Тулегенова, «занялись террором малого и среднего бизнеса». Они добивались от коммерческих заведений заключения договоров, которые обеспечивали ежемесячные сборы за звучание музыкальных фонограмм.

Госаккредитацию в итоге получили девять обществ по авторским и смежным правам. Несмотря на законодательно разработанные тарифы, конкуренция между ними привела к тому, что общества стали демпинговать и это обесценило владение интеллектуальной собственностью в стране.

С перераспределением этих денег в пользу авторов тоже не сложилось – аудит одного из обществ по авторским и смежным правам показал злоупотребления на 1,2 млрд тенге. Есть пример выплаты гонорара в 13 млн тенге за написанную директором книгу. Еще один такой директор получил из авторского фонда 45 млн тенге за посты в соцсетях.

«Цифра» меняет все

В похожей ситуации находится все творческое пространство СНГ. Российский сервис «Бубука» стал попыткой упорядочить отношения на этом рынке.

Суть сервиса, как и в знакомых инструментах воспроизведения музыки Deezer или Яндекс.Музыка, в том, что оплата ежемесячной подписки дает клиенту доступ к десяткам миллионов треков. «Бубука» же предоставляет право использовать музыку в коммерческих заведениях. Соответственно, оплата за пользование выше – в Казахстане ежемесячный платеж составляет минимум 8 тыс. тенге.

Пользователь получает право использования музыкальных произведений, собранных в тематические сборники для торговых залов, кафе, ресторанов, кофеен, салонов красоты, спортивных залов и так далее. Они подбираются в соответствии с данными маркетинговых исследований о влиянии музыки на потребителя.

Клиент вправе собрать плейлист по собственному усмотрению, но только из тех композиций, с авторами которых «Бубука» заключила договор на коммерческое использование. Сейчас легальный контент «Бубуки» состоит более чем из 150 тыс. музыкальных произведений.

Чем больше коммерческих клиентов у приложения, тем выше вероятность воспроизведения отдельного произведения. Авторские роялти, согласно договору с «Бубукой», составляют от 0,1 до 0,15 российского рубля за одно исполнение на одном объекте. Сервис мгновенно посылает автору произведения название трека, геолокацию места звучания и делает перевод денег на его цифровой кошелек.

Первым казахстанским автором, заключившим авторский договор с «Бубукой», стал Айдос Сагат, лидер группы «Уркер». В разговоре с «Курсивом» он отметил оперативность приложения и прозрачность получения вознаграждения.

Платформа YOGA станет следующим шагом в развитии цивилизованного музыкального рынка. Она будет анализировать любые фонограммы, звучащие в онлайн-пространстве и караоке. Сейчас в цифровой потоковый формат переведены даже такие привычные средства общественной коммуникации, как телевидение и радио, что облегчает анализ звучащих программ. Значит, прозрачности в распределении доходов музыкальной индустрии будет больше.

WhatsApp Image 2020-05-20 at 20.37.32.png

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png