Перейти к основному содержанию
666 просмотров

Как казахстанские предприятия реагировали на вызовы пандемии

И на что они переориентировали свои производства

Иллюстрация: Shutterstock/Awesome_art_Creation

Производство дезинфекционных тоннелей запустили в период карантина два казахстанских предприятия – Семипалатинский машиностроительный завод и петропавловская «Радуга». Компания с севера республики отреагировала на специфический спрос, начав изготовление не только дезтоннелей, но и антисептика. Семипалатинский же машиностроительный взялся за непрофильную продукцию по просьбе акима Семея. 

Не основная, но необходимая

«Возможно ли на предприятии изготовить дезинфекционный тоннель?» – этот вопрос от городского акима стал отправной точкой для создания нового продукта, рассказывает гендиректор АО «СМЗ» Нурлан Омаров. До того на заводе даже не знали о существовании такого устройства, как дезтоннели. Выручил интернет. «Мы посмотрели по схемам, которые были в Нур-Султане. Процесс изучения занял сутки. Там такой тоннель – когда в него заходишь, срабатывает датчик, и на человека сверху из распылителя поступает дезраствор. После того, как выходишь из тоннеля, обработка автоматически прекращается. Наши специалисты все это изучили и сразу приступили к работе», – говорит Омаров. 

Конструкция дезтоннеля несложная, можно было сделать ее и за один день, объясняет глава Семипалатинского машиностроительного завода. Но на практике времени понадобилось больше – возникли трудности из-за закрытых магазинов и рынков. Когда необходимые материалы удалось достать, рабочие приступили к делу. «Буквально за три дня сделали. Нормальная вещь получилась, по всем стандартам. Аким приехал, очень удивился, обрадовался и одобрил. Первый комплекс мы отдали городу. Базовая модель обошлась примерно в 420 тыс. тенге. Сейчас к нам уже поступают заказы», – говорит глава предприятия.

Завод уже сделал на заказ шесть комплексов, семейскими дезинфекционными тоннелями заинтересовались в Нур-Султане и Усть-Каменогорске. 

К сборке дезтоннелей на СМЗ привлекли не цеховых рабочих, а электриков предприятия, поэтому выпуск непрофильной продукции никак не отразился на основной деятельности завода. Сейчас у Семипалатинского машиностроительного, который является дочерней компанией НК «Казахстан инжиниринг», два крупных заказа: гражданский заказ на миллиард тенге на выпуск люков и бортов для железнодорожных составов и гособоронзаказ почти на три миллиарда на изготовление прицепов и ремонт инженерной боевой техники. 

Рыночный поворот

Петропавловская «Радуга», один из крупнейших производителей и дистрибьюторов товаров народного потребления, два месяца карантина работала в еще более интенсивном режиме, чем обычно. У компании несколько направлений деятельности – в том числе производство продуктов питания, производство товаров для гигиены и бытовой химии, производство металлических и пластмассовых изделий. 

В середине марта «Радуга» запустила изготовление антисептиков. За два месяца компания произвела 500 тонн такой продукции. Еще одно направление, которое было открыто именно в период пандемии, – линия по производству дезинфекционных тоннелей, здесь смонтировано 20 таких изделий. Стоимость одного тоннеля – 400 тыс. тенге, компания из Петропавловска поставляла их не только в местные магазины, но и в столицу, и в областные центры республики.
 
Многопрофильное предприятие «Радуга» перестроило бизнес так, чтобы удовлетворить спрос на актуальные товары, и этот подход поддержал предприятие в кризисной ситуации. Часть направлений компании в период ЧП заметно просела.
 
По словам генерального директора ТОО Дмитрия Шарапаева, заметно упало производство лапши быстрого приготовления. 200 сотрудников цеха по изготовлению пластиковой посуды пришлось отправить в отпуск без содержания. «Я думаю, что через месяц мы ощутим на себе спад и кризис, – предполагает Шарапаев. – Уже сейчас 60% производственных мощностей не задействовано. У нас в штате 1600 человек, продолжали работать все эти два месяца 1100 из них. 200 человек отправлены в отпуск и еще 300 переведены на дистанционную работу. Это бухгалтеры, торговые представители».
 
На протяжении двух недель жили на предприятии в режиме самоизоляции рабочие трех цехов – жарки семечек, изготовления пластиковых изделий и жидкого мыла. Для них были созданы условия проживания, регулярно подвозили продукты питания. Но уже в мае спрос на эти виды продукции начал падать, и сейчас «Радуга» готовит к запуску новые проекты. Руководитель компании сообщил о строительстве современных теплиц четвертого поколения на три гектара.

Одну из них поставят неподалеку от производственного здания. Там будут выращивать огурцы, помидоры и салатную продукцию. Намечено расширение ассортимента на линии пластиковых изделий и открытие производства туалетной бумаги и бумажных полотенец и платков. В новые цеха наймут 10–15 сотрудников.

banner_wsj.gif

596 просмотров

Цифровое приложение «Бубука» меняет правила игры на рынке авторских прав

Почему так происходит

Фото: Shutterstock

В Казахстане готовится к запуску платформа, которая обеспечит авторам произведений, звучащих в цифровом пространстве – от телевидения и радио до интернет-трансляций, – справедливое получение роялти. Платформа называется YOGA, и это расширение сервиса «Бубука», который уже два года служит инструментом справедливой монетизации авторских прав на музыкальном рынке страны. Подробности «Курсиву» раскрыл эксперт в области авторского права и соинвестор проекта Темирлан Тулегенов.

Сколько стоит серый музыкальный рынок

По оценке Тулегенова, годовой оборот серого рынка музыкальной индустрии страны составляет как минимум $30 млн. Музыкальная индустрия в Казахстане устроена таким образом, что не обеспечивает справедливого вознаграждения авторам исполняемых произведений.

В США и странах Европы эту работу проводят музыкальные издательства и лейблы. Они прямо заинтересованы в точном учете каждого случая использования произведений и получении вознаграждения за это.

В Казахстане защита авторских прав возложена на так называемые авторские общества, соответствующий закон вышел в 1996 году. Государство наделило эти объединения правом контроля за случаями некоммерческого использования музыки и выплаты справедливого гонорара авторам произведений.

Не имея инструментов оценки рынка музыки и контроля за использованием произведений, авторские общества, по оценке Темирлана Тулегенова, «занялись террором малого и среднего бизнеса». Они добивались от коммерческих заведений заключения договоров, которые обеспечивали ежемесячные сборы за звучание музыкальных фонограмм.

Госаккредитацию в итоге получили девять обществ по авторским и смежным правам. Несмотря на законодательно разработанные тарифы, конкуренция между ними привела к тому, что общества стали демпинговать и это обесценило владение интеллектуальной собственностью в стране.

С перераспределением этих денег в пользу авторов тоже не сложилось – аудит одного из обществ по авторским и смежным правам показал злоупотребления на 1,2 млрд тенге. Есть пример выплаты гонорара в 13 млн тенге за написанную директором книгу. Еще один такой директор получил из авторского фонда 45 млн тенге за посты в соцсетях.

«Цифра» меняет все

В похожей ситуации находится все творческое пространство СНГ. Российский сервис «Бубука» стал попыткой упорядочить отношения на этом рынке.

Суть сервиса, как и в знакомых инструментах воспроизведения музыки Deezer или Яндекс.Музыка, в том, что оплата ежемесячной подписки дает клиенту доступ к десяткам миллионов треков. «Бубука» же предоставляет право использовать музыку в коммерческих заведениях. Соответственно, оплата за пользование выше – в Казахстане ежемесячный платеж составляет минимум 8 тыс. тенге.

Пользователь получает право использования музыкальных произведений, собранных в тематические сборники для торговых залов, кафе, ресторанов, кофеен, салонов красоты, спортивных залов и так далее. Они подбираются в соответствии с данными маркетинговых исследований о влиянии музыки на потребителя.

Клиент вправе собрать плейлист по собственному усмотрению, но только из тех композиций, с авторами которых «Бубука» заключила договор на коммерческое использование. Сейчас легальный контент «Бубуки» состоит более чем из 150 тыс. музыкальных произведений.

Чем больше коммерческих клиентов у приложения, тем выше вероятность воспроизведения отдельного произведения. Авторские роялти, согласно договору с «Бубукой», составляют от 0,1 до 0,15 российского рубля за одно исполнение на одном объекте. Сервис мгновенно посылает автору произведения название трека, геолокацию места звучания и делает перевод денег на его цифровой кошелек.

Первым казахстанским автором, заключившим авторский договор с «Бубукой», стал Айдос Сагат, лидер группы «Уркер». В разговоре с «Курсивом» он отметил оперативность приложения и прозрачность получения вознаграждения.

Платформа YOGA станет следующим шагом в развитии цивилизованного музыкального рынка. Она будет анализировать любые фонограммы, звучащие в онлайн-пространстве и караоке. Сейчас в цифровой потоковый формат переведены даже такие привычные средства общественной коммуникации, как телевидение и радио, что облегчает анализ звучащих программ. Значит, прозрачности в распределении доходов музыкальной индустрии будет больше.

WhatsApp Image 2020-05-20 at 20.37.32.png

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png