США vs. Китай: Кто победит в технологическом противостоянии?

КНР лидирует в технологиях 5G, США во многих других нишевых отраслях

DOUG CHAYKA

В мире, где геополитическое влияние страны во многом зависит от уровня ее технологического развития, США на протяжении многих лет превосходили своих оппонентов. Американские компании и сегодня производят самые быстрые в мире компьютеры, лучшие реактивные истребители и наиболее функциональные роботы.

Однако растущая экономика Китая (вторая по величине в мире на сегодня) и огромный объем инвестиций в технологический сектор со стороны этого государства могут лишить США этого преимущества.

Такое развитие событий побудило президента Трампа объявить Пекину полномасштабную торгово-экономическую войну с применением тарифов, экспортного контроля, и уголовного преследования китайских ученых, обвиненных в краже коммерческих секретов у американских компаний.

Пока не ясно, как на это соперничество повлияет экономический спад, произошедший из-за пандемии, однако уже сейчас очевидно, что коронавирус не снизил накал противоречий. По словам информированного источника, администрация президента США изучает возможность принятия нового пакета мер, нацеленных на противодействие Китаю в разработке и производстве полупроводников нового  поколения. А в марте глава китайского телекоммуникационного гиганта Huawei Technologies заявил, что если Вашингтон начнет осуществлять этот план, Пекин может применить в отношении США собственные ограничения.

Наиболее ярко это технологическое противостояние проявляется в сфере сотовых сетей нового поколения 5G, которые вполне могут стать основой для технологий завтрашнего дня. Мирового лидера в области мобильных технологий – Huawei, правительство США рассматривает как источник угрозы для своей кибербезопасности и поэтому предпринимает экстраординарные меры для того, чтобы помешать деятельности компании.

Противостояние затронуло и другие технологии, которые, как и 5G, пока не играют сколько-нибудь важной роли, но уже в недалеком будущем смогут коренным образом изменить привычный стиль жизни, работы и даже способы ведения войны. В качестве основы для такой индустриальной революции зачастую называют искусственный интеллект, который может применяться в области дополненной реальности и телехирургии; квантовые вычисления – они  способны помочь в создании новых лекарств и расшифровке данных, которые, как считалось ранее, взломать невозможно; автономные автомобили, которые принципиально изменят всю транспортную систему, как и сам способ передвижения людей. И управлять всем этим будут суперсовременные компьютерные чипы, которым будет отведена роль некоего цифрового мозга.

Ниже мы расскажем о том, какие формы приобретает технологическое противостояние США и Китая в наиболее важных сферах инновационной деятельности.

5G

В феврале генеральный прокурор США Уильям Барр предложил Вашингтону и его союзникам приобрести долю в европейских компаниях Nokia и Ericsson - главных конкурентах Huawei. Таким образом, Барр косвенно дал понять, какую позицию в индустрии 5G занимают США.

Позже Белый дом отказался от идеи покупки этих компаний, однако заявление Барра – это хорошая иллюстрация того факта, что в США нет ни одной компании способной конкурировать с Huawei, крупнейшим в мире производителем телекоммуникационного оборудования, включая антенны, устанавливаемые на сотовых вышках.

Не выдержав конкуренции, некогда гиганты американского бизнеса компании Lucent и Motorola были выкуплены финской Nokia и шведской Ericsson. В свою очередь, конкурируя с Huawei, они также столкнулись с убытками и сокращением штата сотрудников. В итоге благодаря своим передовым продуктам и низким ценам, китайскому производителю удалось нарастить свою рыночную долю до размеров сопоставимых с совокупной долей европейских конкурентов.

Технологии 5G в США разрабатывают несколько компаний. Одна из них – Cisco Systems,  является крупнейшим производителем роутеров и свитчей для сотового оборудования. Еще две компании Qualcomm и InterDigital – это ведущие держатели патентов на интеллектуальную собственность, связанную с технологиями сотовой связи.

Тем не менее, эти рынки относительно не большие и Huawei является крупным игроком и там. Более того, эта компания безусловный лидер на рынке базовых станций и антенн, тогда как при строительстве сетей 5G, не менее 60% капитальных затрат сотовых могут составить расходы на приобретение радиоприемного оборудования. «Все деньги уходят на антенны», - говорит Димитрис Мавракис, директор по исследованиям 5G консалтинговой фирмы ABI Research.

Успехи Huawei в разработке технологически передового сотового оборудования и способность компании осуществлять быстрый запуск массового производства, помогли Китаю в короткие сроки запустить сети 5G. Это превратило в страну в потенциальную лабораторию для тестирования технологий, которые без 5G невозможны, например, автономные автомобили. В США же серьезным препятствием для строительства в стране сетей 5G оказались строгие ограничения на определенные частоты.

Впрочем, было бы преждевременно объявлять Китай победителем в гонке 5G, в особенности, если учесть, что у Вашингтона есть рычаги давления, способные помешать доминированию Huawei в сфере сотового оборудования и в производстве смартфонов, где компания также является мировым лидером.

«В настоящее время федеральные ведомства в Вашингтоне обсуждают, как можно усилить санкции против Huawei и стоит ли это делать вообще», - говорит Дань Ван, аналитик в сфере технологий пекинской исследовательской фирмы Gavekal Dragonomics. «Если они пойдут на это, деятельность Huawei осложнится настолько, что это затруднит производство смартфонов и оборудования для сетей 5G», - говорит эксперт.

Преимущество у Китая

Искусственный интеллект

Три года назад Пекин объявил о своем намерении стать к 2030 году мировым лидером в области искусственного интеллекта (ИИ), прогнозируя, что только в Китае объем этого рынка составит $150 млрд.

Такие технологические гиганты, как Alibaba Group и Baidu инвестировали в исследования в области ИИ миллиарды долларов, создав исследовательские лаборатории в Китае и Кремниевой долине. Это сделало их наиболее сильными игроками в отрасли, благодаря чему они значительно опередили своих глобальных конкурентов в таких областях, как алгоритмы электронной коммерции и распознавание лиц. Огромное население Китая, развитая система видеоконтроля и менее щепетильное отношение к вопросам конфиденциальности позволяют генерировать огромные объемы данных, которые помогают создавать уникальную систему ИИ.

1.png

Однако, несмотря на то, что в Китае, вероятно, проводится большее число исследований в области ИИ, и страна лидирует в ряде отдельных сегментов ИИ (например, в технологиях распознавания лиц), это вовсе не означает ее полное лидерство в индустрии в целом. По словам Пола Триола, аналитика консалтинговой фирмы по политическим рискам Eurasia Group, когда речь идет об исследованиях в области общего искусственного интеллекта (ОИИ), т.е. ИИ с расширенными способностями мышления (наподобие человеческого), крупные американские компании – Microsoft, Google (входит в холдинг Alphabet) и другие – удерживают уверенное первенство.

Американские технологические гиганты инвестируют в ИИ огромные суммы, и эти технологии помимо прочего используются для выдачи рекомендованных поисковых запросов, в таргетированной рекламе и для защиты пользователей от нежелательного контента. Некоторые компании продают сервисы на базе ИИ, позволяя компаниям, правительствам и полицейским управлениям использовать возможности своих алгоритмов.

2.png

В США проводятся одни из наиболее глубоких исследований в области искусственного интеллекта, и здесь воспитывается множество талантливых специалистов. Во многом это достигается благодаря работе ведущих университетов, наличию технологических компаний с неограниченным бюджетом, а также открытости общества для идей и людей со всего мира. И в этих областях, по крайней мере, в среднесрочной перспективе, США сохранят свое преимущество. Как отмечает Триоло, решающее значение для этого, имеет обмен академическими и коммерческими знаниями с экспертами из Канады, Европы, Израиля и даже из Китая.

«В некотором смысле индустрия ИИ все еще находится в своем зачаточном состоянии, и все заинтересованные стороны способствуют ее росту и зрелости. Для успеха американских компаний в использовании ИИ в таких новых и важных секторах, как, например, автономный транспорт и здравоохранение, это может быть даже более важным, чем уровень финансирования», - говорит он.

Преимущество на стороне США, но конкуренты уже близко

Квантовые вычисления

В отличие от современных компьютеров, которые используют потоки единиц и нулей для кодирования данных, квантовые компьютеры построены на взаимодействии с квантовыми объектами, способными существовать более чем в двух состояниях. Эта позволяет им обрабатывать больший объем данных за меньшее время, а их потенциал намного превосходит возможности суперкомпьютеров.

3 (1).png

Чтобы обуздать такую мощь, вероятно, потребуется целое десятилетие или даже больше. Современные квантовые компьютеры имеют относительно небольшое количество квантовых битов, или кубитов, при помощи которых можно производить вычисления. И задача создать машину с достаточным их количеством для быстрого выполнения сложных вычислений, весьма не простая.

Но поскольку, в конечном счете, квантовые компьютеры способны превзойти все имеющиеся сегодня технологии, позволив расшифровывать различные данные и производить сложные симуляции для поиска новых лекарств, эта область науки вызывает массовый энтузиазм, привлекая к себе частный капитал и инвестиции со стороны правительств.

США - явный мировой лидер в области создания квантовых компьютеров. В прошлом году компания Google заявила о том, что разработанный ею 54-кубитный компьютер достиг «квантового превосходства», сделав расчет, который был невозможен на классическом компьютере (либо просто не практичен). Впрочем, другая американская компания International Business Machines (IBM), которая в области квантовых компьютеров выступает конкурентом Google, оспорила этот результат, заявив, что при наличии времени это вычисление можно было осуществить и с помощью суперкомпьютера. Китайские ученые также сумели создать квантовые компьютеры, однако, как отмечают аналитики, они отстают от США на несколько лет.

4 (1).png

Однако, свойства квантовых объектов могут быть использованы не только в компьютерах, но и для быстрой и безопасной связи. И здесь Китай может иметь определенное преимущество. Благодаря программе под руководством ученого Пан Цзянь-Вей, которого в Китае называют «отцом кванта», страна серьезно продвинулась в развитии квантовых коммуникаций, датчиков и радиоприемного оборудования, т.е. в тех областях, где возможно применение технологии в военных целях. В 2016 году КНР запустила спутник Micius, который для связи с Землей использует фотонные пучки в квантовом состоянии, перехватить такие данные невозможно. Кроме того, на востоке страны строится огромная лаборатория по изучению квантовых явлений общей стоимостью $10 млрд.

Таким образом, явного лидера в этой области пока нет: США лидируют в области квантовых вычислений, а Китай в области квантовых коммуникаций и шифрования. По мнению Эльзы Кания, из Центра новой американской безопасности (исследовательская организация в г. Вашингтон), будущее в этой сфере предсказать довольно трудно, поскольку многие ключевые открытия, вероятно, произойдут лишь через десятилетия.

«Мы находимся на относительно раннем этапе того, что более точно характеризует слово «марафон», - отмечает она.

Преимущества: у США в области квантовых вычислений, у КНР в квантовых коммуникациях

Полупроводники

За несколько последних десятилетий КНР потратила десятки миллиардов долларов пытаясь наладить выпуск современных полупроводников. Эти небольшие детали имеют важное значение в гонке за более быстрые компьютеры, смартфоны, и более совершенное вооружение. Согласно статистике Ассоциации полупроводниковой промышленности (SIA) объем американского экспорта чипов в Китай в течение многих лет оставался на одном уровне, китайским же компаниям не удалось завоевать большую долю рынка, даже внутри страны. По данным SIA, по состоянию на 2018 год, порядка 47,5% всех проданных в Китае чипов были произведены в США.
5.png

Значимую роль в глобальной цепочке поставок полупроводников играют соседние с Китаем страны. К примеру, ключевой поставщик смартфонов и чипов – это южнокорейская компания Samsung Electronics. Другая компания – Taiwan Semiconductor Manufacturing Company является крупнейшим в мире контрактным производителем чипов.

Примечательно, что воспроизвести эту модель КНР оказалось не под силу. Ведущий производитель чипов в стране, Semiconductor Manufacturing International Corp., не способна производить суперсовременные чипы с миниатюрными транзисторами. По некоторым оценкам, в этой области Китай отстает от США и Тайваня на 5-7 лет. Однако, чтобы сократить этот разрыв, Пекину может потребоваться гораздо больше времени, поскольку современные чипы – это движущаяся цель. К тому времени, когда Китай сможет производить чипы, способные составить конкуренцию лучшим на сегодня образцам, индустрия снова сделает шаг вперед.

Тем не менее, Китай удивил крупные чины в США тем, что сумел найти замену американским чипам для продукции многих своих компаний. Для этого использовались чипы местного производства и те, что были получены от не американских компаний. К примеру, в представленных в прошлом году новых фаблетах Huawei, нет ни одного чипа из США, что было подтверждено в ходе полной разборки устройства, проведенного по заказу инвестиционного банка UBS.

В краткосрочной перспективе стратегия КНР в сфере развития полупроводниковой промышленности нацелена на снижение зависимости от США, что зачастую выражается в поиске альтернативных поставщиков. Однако, в долгосрочной перспективе, многие отраслевые обозреватели полагают, что ситуация измениться. Тот факт, что огромные инвестиции Китая в производство чипов в будущем окупятся, всего лишь вопрос времени.

«Если вы готовы в течение десятилетий вкладывать в достижение своей цели миллиарды долларов, то рано или поздно вы своего добьетесь», - говорит Джим Льюис, старший вице-президент Центра стратегических и международных исследований (г. Вашингтон).

Преимущество у США    

Автономные автомобили

Ряд компаний из Кремниевой долины, такие как Waymo (проект Google) и Cruise (General Motors) настолько быстро продвинулись в тестировании автономных автомобилей, что это помогло американским компаниям занять лидирующие позиции в области современного сенсорного оборудования, включая специальные камеры и радары для обнаружения препятствий на дороге. Кроме того, доминирование США в полупроводниковой промышленности дает американским компаниям преимущество в разработке чипов, которые в таких автомобилях будут служить электронным мозгом.

По данным McKinsey & Co. за 2019 год, отставание китайских компаний от своих международных конкурентов в плане потенциала, необходимого для создания автономных автомобилей составляет 2-3 года.

Однако в долгосрочной перспективе Китай может вырваться вперед. Уже сейчас эта страна представляет собой крупнейший автомобильный рынок в мире, и вся нормативно-правовая база, включая ограничения доступа к картам по соображениям национальной безопасности, а также требование к иностранным компаниям сотрудничать с местными игроками, способствуют тому, что местный рынок завоюют местные же компании. Среди них Baidu, Didi Chuxing Technology Co. и Pony.ai. «Американским компаниям будет сложно с ними конкурировать», - считает Николай Херскинд из скандинавской консалтинговой компании Qvartz.

Огромное население Китая позволит китайским компаниям собрать больше данных, которые затем они могут использовать для усовершенствования технологии автономных транспортных средств. Определенным преимуществом является и то, что китайцы выражают большую готовность использовать такие самоуправляемые автомобили. Как показывает исследование Deloitte проведенное в этом году, 48% американцев считают, что автономные автомобили небезопасны, в Китае только 35% респондентов думают также.

Еще один фактор – это лидерство КНР в области 5G, что означает, что местные автомобильные компании смогут проверить работу автономных технологий в реальных условиях. В частности, речь идет об использовании беспроводных технологий для передачи автомобилю карт и данных о дорожном движении, а также удаленном управления им при определенных ситуациях.

По словам Андрея Бердичевского, директора Центра решений для транспорта будущего компании Deloitte, учитывая то, насколько жестко правительства двух стран регулируют тесты и технологии автономных автомобилей, наиболее вероятным результатом гонки в этой сфере станет появление совершенно разных экосистем. Это будет напоминать то, как сегодня США и Китай разрабатывают свои собственные экосистемы для различного оборудования и программного обеспечения, говорит он.

«Думаю, в первую очередь американские и китайские компании добьются успеха на своих внутренних рынках, ведь законодательные нормы и восприятие потребителей не позволят ни одной из сторон добиться успеха на чужой территории без поддержки местного партнера», - считает эксперт.

Преимущество на текущий момент у США     

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

Казахстан перетягивает на себя китайский транзит в Европу

Этому не мешает даже появление альтернативных маршрутов

Фото: Depositphotos/vladvitek

Международный транзит контейнеров через территорию Казахстана растет из года в год. В 2019 году его общий объем увеличился почти на четверть по сравнению с 2018-м и составил 664,6 тыс. ДФЭ (двадцатифутовый эквивалент – условная единица в контейнерных перевозках). Транзит контейнеров является одним из наиболее доходных направлений для АО «Казахстан Темир Жолы» (КТЖ). Заработать на транзите хотят и соседи по региону – летом 2020 года появился торговый путь из Китая в Узбекистан в обход Казахстана. 

Комбинированная альтернатива

Именно на маршрут Китай – Европа – Китай традиционно приходится основной объем транзита через РК. Грузы из Китая в Европу до июня доставлялись по трем маршрутам: из Китая сразу в российский Забайкальск, из Китая через Монголию в Россию и из Китая через Казахстан в Россию. Затем через Беларусь грузы отправляются в Европу.

«Мы еще больше увеличили долю присутствия в этом транзите и за четыре месяца он достиг доли 91% среди всех этих трех маршрутов. По двум другим маршрутам эта доля даже уменьшилась в абсолютном выражении», – сообщил председатель правления КТЖ Сауат Мынбаев на июньском совещании совета по управлению АО «Самрук-Казына». По данным Мынбаева, за первые четыре месяца 2020 года из Китая в Европу через казахстанские Достык и Алтынколь прошло 123,8 тыс. ДФЭ (+48,5% к аналогичному периоду прошлого года). Через Россию 7,9 тыс. ДФЭ (-15,2%), через Монголию – 2,6 тыс. ДФЭ (-65,1%). Еще одно растущее направление транзита – из Китая через казахстанский Сарыагаш в страны Центральной Азии (ЦА) и Афганистан. За январь – апрель 2020 года туда доставлено 65 тыс. ДФЭ (+26%).

За транзит грузов в Европу и ЦА решили побороться и соседи. 5 июня из логистического центра «Дунчуань», находящегося в китайском Ланьчжоу (провинция Ганьсу), в Ташкент отправился первый контейнерный поезд. Маршрут комбинированный – грузы доставляются до Кашгара на поезде, затем перегружаются на фуры, которые едут до кыргыз­ского Оша, и там груз вновь «садится» на поезд. Контейнерный поезд доставил в Ташкент 230 тонн электроприборов на $2,6 млн, а обратно в Китай отправил 525 тонн хлопчатобумажной ткани местного производства на $1 млн. Ожидается, что новый маршрут станет первой частью международного коридора из КНР в Европу в обход Казахстана и России. Вторая часть маршрута пройдет через Туркменистан, Азербайджан, Грузию и Турцию. 

Генеральный директор компании KTZ Express (оператор контейнерного транзита) Дмитрий Абдуллаев на онлайн-форуме «Магистраль» отметил, что альтернативный маршрут из Китая через Кыргызстан в Узбекистан проходит по сложному рельефу и пока предполагает перегрузку. Скорость прохождения груза из Кашгара до Ташкента составит 12 суток против 1,5-2 суток от Алтынколя до Ташкента. 

2 полоса_ЖД дорога из Китая в обход РК - первые результаты-1_0.jpg

Есть ли угроза 

Новый маршрут в Центральную Азию в обход Казахстана вряд ли будет работать в зимнее время в связи со сложным рельефом и погодными условиями, полагает и. о. директора департамента развития транзита и транспортной логистики МИИР РК Зейнолла Ахметжанов. Необходимость оплаты двух перегрузок – с поезда на автомобили и обратно – также негативно отражается на привлекательности маршрута. Еще одной сложностью он считает бюрократические вопросы с прохождением сразу нескольких межгосударственных границ.

Заместитель генерального директора международной ассоциации «Транскаспийский международный транспортный маршрут» Суат Шыныбаев считает, что у альтернативного маршрута «есть шанс стать привлекательным», хотя пока по комбинированной схеме грузоперевозок через Кыргызстан идут «мизерные» объемы из Китая. Свою точку зрения он изложил в ходе форума «Магистраль».

«Существенная угроза оттока транзитных грузов может быть в случае, если страны построят железную дорогу Китай – Кыргыз­стан – Узбекистан», – сказал он.

Кроме того, в своей речи Шыныбаев отметил, что и в Казахстане из-за заторов на Алтынколе и Достыке владельцы грузов, предназначенных для отправки в ЦА, вынуждены прибегать к перегрузке товаров на автомобильный транспорт.

Как расширить узкое место казахстанского транзита

Альтернативные маршруты не представляют опасности для транзита через Казахстан при условии продолжения работ по модернизации транспортной инфраструктуры в РК, считает директор Международного координационного центра контейнерных блок-поездов Китай – Европа Ассоциации транспорта и коммуникаций КНР У Цзинь Юй. Дело в том, что бурный рост транзита уже привел к скоплению поездов и ограничениям в перевозках/перегрузке на Достыке и Алтынколе, а если трафик будет нарастать, то соответствующие проблемы возрастут кратно.

«За последние пару месяцев есть большое скопление и заторы на казахстанских погранпереходах. Ощущается нехватка подвижного состава на пограничных переходах», – констатировал китайский эксперт, предложив Казахстану оперативно решить эти вопросы.

В правительстве уже заявили о планах принять меры по повышению конкурентоспособности казахстанских железнодорожных транзитных коридоров за счет минимизации административных барьеров, оптимизации тарифной политики, модернизации инфраструктуры, повышения контейнерного сервиса, в том числе увеличения скорости контейнерных поездов. 
Чтобы сохранить привлекательность казахстанского маршрута, был отменен таможенный досмотр контейнерных поездов. Эта мера позволит нарастить скорость прохождения грузов. 

Стоит отметить, что на фоне заторов на Алтынколе и Достыке доля Казахстана в общем трафике Китай – Европа – Китай по итогам января – июня сократилась до 89% по сравнению с 91% в январе – апреле. Однако сам рост транзита через Казахстан продолжается: по данному маршруту в январе – июне перевезено 261,1 тыс. ДФЭ (+96%). Из КНР через Казахстан в Центральную Азию доставлено 106,8 тыс. контейнеров (+32%). 

Единственным маршрутом через Казахстан, где зафиксировано снижение трафика, стал Дальний Восток – ЦА. По маршруту перевезено 41,7 тыс. ДФЭ (-19% к аналогичному периоду годом ранее). «Это обусловлено тем, что мы переориентировали данный грузопоток, который был в прошлом году, через коридор Китай – ЦА – Китай. Мы подписали прямой контракт с корейскими производителями автокомплектующих и осуществляем перевозки через территорию Китая и Казахстана в Узбекистан на завод «Дженерал Моторс», – объяснил Абдуллаев.

В целом транзит контейнеров через Казахстан в первом полугодии вырос на 54% (до 450,2 тыс. ДФЭ).

2 полоса_Сведения по транзитным перевозкам железнодорожным транспортом-1.jpg

Все для скорости, все для транзита

Пока соседи только планируют наращивать перевозку грузов в обход Казахстана на Азербайджан, Турцию и Южную/Восточную Европу, Казахстан уже осуществляет регулярные перевозки в том направлении. Генеральный секретарь Международной ассоциации «Транскаспийский международный транспортный маршрут» (ТМТМ) Рахметолла Кудайбергенов отметил, что ТМТМ предоставляет сквозные тарифные ставки и сервис на протяжении всего маршрута в режиме «единого окна». Участок от Алтынколя до порта Актау протяженностью в 3128 км контейнеры проходят за трое суток. С 16 апреля прошлого года фидерное судно компании «Казмортрансфлот» еженедельно доставляет 225 контейнеров в порт Баку, откуда грузы по железной дороге идут в Грузию и Турцию. Общее время в пути от китайского Сианя до турецкого Стамбула занимает 12 суток.

Абдуллаев также обратил внимание на регулярность движения. Контейнерный поезд из Алтынколя на Баку отправляется каждую субботу, а фидерное судно из Актау в Баку ходит каждую среду независимо от загрузки. Фидер из порта Туркменбаши в Баку ходит нерегулярно, поэтому пока при сравнении сроков, стоимости и времени доставки грузов он не видит рисков для трансказахстанского маршрута от запуска альтернативного.
 
Тем не менее время нахождения контейнеров в пути можно сократить, признается генеральный директор KTZ Express. «В России скорость выше, поэтому для нас ориентир – это Российская Федерация. У них скорость 1200-1250 км в сутки и мы потихонечку прибавляем и увеличиваем скорость», – сказал он.

Скорость позволит и минимизировать воровство из контейнеров – такие случаи отмечались в 2018 году: тогда были похищены товары из китайских контейнеров, направляющихся в Европу. В прошлом году подобного уже не было благодаря увеличению скорости прохождения поездов, сокращению количества остановок на станциях в пути и организации видеонаблюдения на перегрузочных терминалах.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg