Перейти к основному содержанию

4753 просмотра

Зачем Россия лоббирует электронную маркировку товаров в ЕАЭС

И чем ответил Казахстан

Иллюстрация: Мадина Сапарбаева

Соглашение ЕАЭС о маркировке товаров дает каждой стране-участнице право предложить введение обязательной электронной маркировки в отношении конкретного товара на всем пространстве союза. Согласие всех стран ЕАЭС не требуется – ввести маркировку на своих территориях могут всего два государства. И этим они закроют свой рынок для товаропроизводителей остальных стран союза.

Основной инициатор введения электронной маркировки в ЕАЭС – Россия. Там еще в конце 2017 года на уровне правительства было принято решение о создании до 2024 года Единой нацио­нальной системы цифровой маркировки и прослеживаемости товаров на базе единого оператора – Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ). Россияне готовы в ближайшем будущем маркировать буквально все, что продается. Уникальными штрихкодами в формате Data Matrix в РФ уже маркируются изделия из натурального меха, алкогольная и табачная продукция, в следующем месяце начнется маркировка обуви, маркировка лекарств тоже должна стартовать в этом году.

В перечне товаров, которые в России пойдут под маркировку, духи и туалетная вода, автомобильные шины и покрышки, одежда, постельное белье, фотоаппараты, ювелирные изделия и молочная продукция. 

Казахстан маркировку товаров в таком масштабе не планировал – вице-министр финансов Руслан Енсебаев в январе прошлого года заявил, что маркировать все подряд смысла нет, а потому в республике электронную маркировку собираются внедрять только для той продукции, которая способна нанести вред здоровью покупателя либо имеет высокую долю в теневой экономике. Но, как считает заместитель председателя правления НПП «Атамекен» Евгений Больгерт, российский подход буквально заставит Казахстан быстро расширить перечень товаров, попадающих под е-маркировку.

Согласие на электронную метку

Механизм введения маркировки на новый товар в ЕАЭС выглядит следующим образом. Прежде чем ввести маркировку на своей территории, государство должно внести предложение в отношении того или иного товара на рассмотрение всех стран союза. У них есть три месяца, чтобы принять решение. Если согласия со стороны всех участников на введение маркировки нет, то две и более страны могут ввести маркировку на своих территориях в соответствии со своим национальным законодательством и используя при этом общие принципы, заложенные в соглашении о маркировке товаров средствами идентификации в ЕАЭС. 

«Остальным странам поступает предложение присоединиться к введению маркировки, и если они не поддержат инициатора, их экспортеры столкнутся с барьером по доступу на рынок этой страны. Второй момент: те страны, которые не присоединятся к введению маркировки, рискуют стать некоей гаванью для серых немаркированных товарных масс», – говорит Больгерт. По мнению НПП, решение о введении обязательной маркировки на территории ЕАЭС должно приниматься единогласно. Расширение перечня продукции, которая будет подвергаться маркировке, идет лавинообразно и без четких обоснований и расчетов, как новшество скажется на рынке. Это еще одна претензия к действиями соседа со стороны НПП. 

Казахстанский бизнес рассматривает вариант маркировки только той продукции, которая отправляется на экспорт в Россию, делится представитель Молочного союза Казахстана по южному региону Динмухамед Айсаутов. Но у предприятий, работающих и на экспорт, и на внутренний рынок, в этом случае могут возникнуть технологические сложности: не у всех компаний есть возможность запуска двух конвейеров, на одном из которых будет выпускаться маркированная продукция, а на втором – товар без электронных меток.

Другая проблема активного введения маркировки (если Казахстан к ней не присоединится) связана с тем, что ряд товаров, которые не производятся в республике и закупаются вне пространства ЕАЭС, может исчезнуть с казахстанских прилавков. Такой вариант не исключает исполнительный директор ОЮЛ «Ассоциация прямых продаж Казахстана» Анастасия Калашникова. Она объясняет: производители подобной продукции в случае введения электронной маркировки россиянами сделают ставку на правила более крупного рынка и вряд ли согласятся нести расходы по нанесению штрихкодов на небольшие партии своего товара для поставок на казахстанский рынок. 

Кто оплатит маркировочный банкет?

Кто будет оплачивать становление системы маркировки в Казахстане и во сколько она обойдется стране? Четких ответов на эти вопросы нет. С большой долей вероятности приобретать и устанавливать наносящее штрихкоды оборудование будет производитель, считывающие сканеры – продавец, и оба они будут оплачивать услуги оператора фискальных данных по обслуживанию этой системы. Все эти затраты в итоге лягут на конечного покупателя маркированной продукции. Депутат мажилиса и председатель попечительского совета Казахстанской ассоциации малого и среднего бизнеса «Ел тiрегi» Нуржан Альтаев считает такую постановку вопроса несправедливой. «Если маркировка преследует чисто фискальные цели, а ее основным бенефициаром – выгодополучателем – является государственный бюджет, то тогда основную нагрузку по выстраи­ванию системы должно взять на себя государство», – говорит он.
 
Молочный союз Казахстана уже рассчитал затраты на маркировку. Получилось, что стоимость оборудования для нанесения штрихкодов со всеми операционными затратами только для одной линии молзавода производительностью 6 тыс. пачек молока в час при работе в две смены в течение года составит 780 млн тенге. Стоимость одного кода пока неизвестна, но если взять за основу 50 копеек, которые метка в формате Data Matrix стоит в России, то за год эта же линия нанесет электронных меток на 1,4 млрд тенге, утверждает Айсаутов.

Калашникова поясняет, что за идентификационные знаки по семи позициям товаров: табаку, алкоголю, лекарствам, молоку, сокам и водам, парфюмерии и косметике, обуви – казахстанцам придется выкладывать по 22 млрд тенге сверх стоимости этой продукции. Стоимость сканеров для супермаркетов, магазинов у дома и точек торговли на базарах составит 12 млрд тенге.

Станет ли маркировка директивой

В то же время Больгерт признает, что уже введенная электронная маркировка, например, меховых изделий позволила добиться резкого снижения контрафакта, а это была одна из декларируемых целей. Поэтому он предлагает рассматривать вопрос введения маркировки по каждому наименованию товара отдельно, после проведения пилотных проектов и оценки воздействия на отрасль.

По информации вице-министра сельского хозяйства Казахстана Гульмиры Исаевой, ни один вид продукции агропромышленного комплекса пока не внесен в перечень товаров, которые подлежат обязательной маркировке на пространстве ЕАЭС. По ее словам, маркировка пищевой продукции будет вводиться поэтапно, по степени готовности бизнеса и только после проведения пилотных проектов, расчетов по затратам и эффективности системы маркировки. «В области сельского хозяйства маркировка преследует не только фискальные цели, но и цель обеспечения безопасности нашей продукции, выхода ее на экспорт, сокращения импорта, не соответствующего нашим требованиям и стандартам. И мы понимаем: не должно идти речи о том, чтобы переложить все на плечи бизнеса. Поэтому мы прорабатываем вопросы субсидирования внедрения этих технологий и возможность поставки оборудования в лизинг, когда IT-компания будет получать деньги не за аппарат, а за гарантированное использование этого аппарата предпринимателем», – говорит Исаева. Она также утверждает, что стоимость штрихкода в Казахстане будет минимизирована, поскольку государство заинтересовано во внешней конкурентоспособности своих производителей. Однако озвучить стоимость такой марки пока никто не может, поскольку переговоры с IT-разработчиками продолжаются. Кроме того, по словам вице-министра, Казахстан выступил инициатором создания на площадке ЕЭК рабочей группы по обсуждению проблем внедрения систем маркировки.

«Сейчас эта группа уже начала свою работу, и могу сказать, что не будет принято невыгодное для Казахстана решение, – сообщила представитель МСХ. – И у ЕЭК есть понимание того, что необходимо внедрять маркировку по степени готовности бизнеса, а не за один день директивно». Альтаев, правда, в ответ на слова вице-министра заметил, что «сюрпризы» бизнесу ЕЭК уже преподносила, и предложил рабочей группе разработать методику, по которой можно было бы принимать взвешенное и обоснованное решение о включении того или иного товара в перечень подлежащих обязательной маркировке.

banner_wsj.gif

1517 просмотров

Food Delivery Business Booms in Kazakhstan

Many people want to minimize personal contacts during the quarantine

Photo: Ofeliya Zhakaeva

Two Kazakhstani cities, Nur-Sultan and Almaty, are now under quarantine. All cafes and restaurants are obliged to work with food delivery services. This market rose exponentially after an emergency was declared amid the global coronavirus pandemic, with people wanting to reduce any social contact.

Food is in priority 

For now, the only food market driver is through delivery, with the number of orders increasing by three to four times in recent days. On March 15 Arbuz.kz, a food delivery service, found itself in a situation where it needs many more refrigerator trucks, says Aleksey Lee, CEO of Arbuz.kz. He refused to specify an exact number of trucks because the situation changes very fast.

The company hired new staff for its call center, with employees in the call center working 14 to 16 hours per day. At the moment they just receive and process orders, so the obligation to keep client relations was temporarily transferred to delivery men. 

To protect staff, the company provided personnel with masks; regular medical check-ups are also underway. If the client pays online, the delivery is made without any contact; a delivery man just sets the product on the floor, knocks on the door and leaves. Cars that are used for delivery should be cleaned after each route. 

The delivery zone is expanded

According to Chocofood.kz, the increase in the orders is medium. Nikolay Sherbakov, the company CEO, said that some of his employees work distantly. All orders paid online are delivered without contact with clients. In this company, delivery personnel are also provided with medical masks as well as sanitizers for hands and their delivery bags. 

Because of lack of sanitizers on the market, the company produces them on its own. While national currency is devalued, the public food industry doesn’t work and food delivery demand rises, the prices might also go up, Sherbakov said. So far Chocofood.kz sees a flurry of orders and tries to support the stable work of all business processes.

“To make delivery from as many restaurants as we can to the maximum number of clients, that is our current goal,” the Chocofood.kz CEO says. To achieve this goal, their delivery zone was expanded, thanks to no traffic jams on the roads.

No subscription any more

International delivery service Glovo is expanding the line of products it can carry including restaurant meals, grocery food, medicine, and mail.

If Glovo clients do not want to contact the delivery man, they have to pay online and make a proper comment in the service application. Delivery will be made in a door-to-door manner and the carrier just makes a call; no client’s signature is needed. As the company representative noted, if the situation with COVID-19 worsens, the option to pay by cash might be deleted from the application.

Again, Glovo carriers have all needed sanitizers, masks, and gloves. Moreover, delivery personnel are obliged to clean their bags with alcohol-based sanitizers.
 

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif