Перейти к основному содержанию
960 просмотров

S&P ухудшило прогноз по рейтингам «КазМунайГаза» и ТШО

Со «стабильного» на «негативный»

Фото: Shutterstock

Снижение цен на нефть вызвало пересмотр прогнозов «КазМунайГаза» (КМГ) и «Тенгизшевройла» (ТШО) на «негативный», сообщило рейтинговое агентство S&P Global Ratings. Сами рейтинги подтверждены на уровне «BB» и «BBB» соответственно.

Ухудшение прогнозов связано с новыми ожиданиями S&P относительно поведения цен на нефть. По мнению S&P, до конца 2020 года баррель Brent будет стоить $30, в 2021 году – $50 и после этого – $55. В этих условиях S&P считает, что «показатели покрытия основного долга большинства нефтегазовых компаний будут ниже наших рейтинговых рекомендаций, а денежные потоки в 2020 году будут слабее».

Пересмотр прогнозов по КМГ и ТШО отражает понижательное давление на их рейтинги в случае, если восстановление цен на нефть займет больше времени. При этом в S&P отмечают, что налоговые системы в России и Казахстане, наряду с девальвацией местных валют, должны частично компенсировать влияние низких цен на нефтяные компании в этих странах.

«Мы пересмотрели наш прогноз по КМГ на «негативный», поскольку ожидаем, что более низкая цена на нефть марки Brent в размере $30 временно подтолкнет левередж группы к более высокому уровню в этом году», – пишут аналитики S&P.

Они полагают, что отношение «долг/EBITDA» у компании увеличится до уровня 5,0x-5,4x, а отношение «денежный поток от операционной деятельности (FFO)/долг» снизится до 9-13% по сравнению с ранее ожидаемыми показателями, равными 2,54x и 27% соответственно. В то же время в S&P ожидают, что показатели кредитоспособности КМГ восстановятся в 2021 году (при условии, что нефть подорожает до $50), при этом отношение «долг/EBITDA» упадет до 3,0х-3,5х, а «FFO/долг» вырастет до 18-22%.

По мнению S&P, «КазМунайГаз» не сможет в полной мере воспользоваться преимуществами слабого тенге – левередж группы также будет увеличиваться, потому что 93% долга номинировано в иностранной валюте. Тем не менее, добавляют аналитики, в чистом виде более слабый тенге выгоден для левереджа группы, учитывая, что ее капвложения в основном деноминированы в тенге.

В отношении «Тенгизшевройла» в S&P ожидают, что отношение долга к EBITDA у этой компании увеличится до 3,1x-3,5x в 2020 году с умеренного 0,65x в 2019-м, а затем восстановится до 2,2х-2,6х в 2021-м. Это связано с существенным снижением EBITDA и в большей степени с накоплением долга из-за больших капвложений в 2020 году, которые в настоящее время S&P оценивает примерно в $8,8 млрд. Снижение EBITDA означает, что ТШО потребуются заемные средства для завершения своей масштабной программы расширения, стоимость которой в ноябре 2019 года была значительно пересмотрена, отмечают аналитики.

«Негативный прогноз по ТШО отражает вероятность того, что мы понизим наш рейтинг, если отношение долга к EBITDA останется выше 3х после 2020 года из-за сочетания более низких, чем ожидалось, цен на нефть и неспособности компании скорректировать свои капвложения», – пишут аналитики S&P.

И наоборот, прогноз может быт пересмотрен на «стабильный», если условия на рынке улучшатся, поддерживая долг/EBITDA ниже 3х, и «мы получим достаточную ясность в отношении пересмотренной стоимости проекта расширения», говорится в отчете агентства.

banner_wsj.gif

647 просмотров

Цифровое приложение «Бубука» меняет правила игры на рынке авторских прав

Почему так происходит

Фото: Shutterstock

В Казахстане готовится к запуску платформа, которая обеспечит авторам произведений, звучащих в цифровом пространстве – от телевидения и радио до интернет-трансляций, – справедливое получение роялти. Платформа называется YOGA, и это расширение сервиса «Бубука», который уже два года служит инструментом справедливой монетизации авторских прав на музыкальном рынке страны. Подробности «Курсиву» раскрыл эксперт в области авторского права и соинвестор проекта Темирлан Тулегенов.

Сколько стоит серый музыкальный рынок

По оценке Тулегенова, годовой оборот серого рынка музыкальной индустрии страны составляет как минимум $30 млн. Музыкальная индустрия в Казахстане устроена таким образом, что не обеспечивает справедливого вознаграждения авторам исполняемых произведений.

В США и странах Европы эту работу проводят музыкальные издательства и лейблы. Они прямо заинтересованы в точном учете каждого случая использования произведений и получении вознаграждения за это.

В Казахстане защита авторских прав возложена на так называемые авторские общества, соответствующий закон вышел в 1996 году. Государство наделило эти объединения правом контроля за случаями некоммерческого использования музыки и выплаты справедливого гонорара авторам произведений.

Не имея инструментов оценки рынка музыки и контроля за использованием произведений, авторские общества, по оценке Темирлана Тулегенова, «занялись террором малого и среднего бизнеса». Они добивались от коммерческих заведений заключения договоров, которые обеспечивали ежемесячные сборы за звучание музыкальных фонограмм.

Госаккредитацию в итоге получили девять обществ по авторским и смежным правам. Несмотря на законодательно разработанные тарифы, конкуренция между ними привела к тому, что общества стали демпинговать и это обесценило владение интеллектуальной собственностью в стране.

С перераспределением этих денег в пользу авторов тоже не сложилось – аудит одного из обществ по авторским и смежным правам показал злоупотребления на 1,2 млрд тенге. Есть пример выплаты гонорара в 13 млн тенге за написанную директором книгу. Еще один такой директор получил из авторского фонда 45 млн тенге за посты в соцсетях.

«Цифра» меняет все

В похожей ситуации находится все творческое пространство СНГ. Российский сервис «Бубука» стал попыткой упорядочить отношения на этом рынке.

Суть сервиса, как и в знакомых инструментах воспроизведения музыки Deezer или Яндекс.Музыка, в том, что оплата ежемесячной подписки дает клиенту доступ к десяткам миллионов треков. «Бубука» же предоставляет право использовать музыку в коммерческих заведениях. Соответственно, оплата за пользование выше – в Казахстане ежемесячный платеж составляет минимум 8 тыс. тенге.

Пользователь получает право использования музыкальных произведений, собранных в тематические сборники для торговых залов, кафе, ресторанов, кофеен, салонов красоты, спортивных залов и так далее. Они подбираются в соответствии с данными маркетинговых исследований о влиянии музыки на потребителя.

Клиент вправе собрать плейлист по собственному усмотрению, но только из тех композиций, с авторами которых «Бубука» заключила договор на коммерческое использование. Сейчас легальный контент «Бубуки» состоит более чем из 150 тыс. музыкальных произведений.

Чем больше коммерческих клиентов у приложения, тем выше вероятность воспроизведения отдельного произведения. Авторские роялти, согласно договору с «Бубукой», составляют от 0,1 до 0,15 российского рубля за одно исполнение на одном объекте. Сервис мгновенно посылает автору произведения название трека, геолокацию места звучания и делает перевод денег на его цифровой кошелек.

Первым казахстанским автором, заключившим авторский договор с «Бубукой», стал Айдос Сагат, лидер группы «Уркер». В разговоре с «Курсивом» он отметил оперативность приложения и прозрачность получения вознаграждения.

Платформа YOGA станет следующим шагом в развитии цивилизованного музыкального рынка. Она будет анализировать любые фонограммы, звучащие в онлайн-пространстве и караоке. Сейчас в цифровой потоковый формат переведены даже такие привычные средства общественной коммуникации, как телевидение и радио, что облегчает анализ звучащих программ. Значит, прозрачности в распределении доходов музыкальной индустрии будет больше.

WhatsApp Image 2020-05-20 at 20.37.32.png

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png