1184 просмотра

Как в Казахстане создать глобальный центр экспорта IT-ресурсов на миллиарды долларов

Рассказывает CEO компании Prime Source Евгений Щербинин

Фото: Shutterstock

Сегодня предприятия и целые отрасли меняются под влиянием роботизации и искусственного интеллекта. Взгляните, например, на рынок служб такси, где с приходом агрегаторов традиционные компании только за один 2017 год, по оценкам Goldman Sachs, потеряли $36 миллиардов.  Или другой пример – в России работает Talk bank, который обслуживает клиентов через чат-бот на искусственном интеллекте, заменяя ручной труд сотен человек и фундаментально сокращая себестоимость процессов.

На производственных, промышленных, нефтегазовых предприятиях человек также легко заменяем: по данным исследовательской компании Oxford Economics, с 2000 года число используемых роботов во всем мире выросло втрое – до 2,25 млн. За этот же период из-за роботизации и автоматизации во всем мире исчезло 1,7 млн рабочих мест в промышленности — около 400 тыс. в Европе, 260 тыс. в США и 550 тыс. в Китае. Эксперты уверены, что в ближайшие 20 лет эта тенденция значительно ускорится, и только к 2030 году число роботов в промышленном производстве составит 20 млн.

В ходе цифровой трансформации предприятие заменяет людей на роботов с искусственным интеллектом и неограниченным ресурсом. Таким образом, себестоимость процессов сокращается, появляются дополнительные возможности для предоставления сервисов и выполнения задач. Вот как компании нового формата – Amazon, Netflix, Airbnb, PayPal, необанки и различного вида сетевые платформы уничтожают своих традиционных конкурентов.
  
Однако, переход к новой модели работы требует сверхусилий. Это не обычная операционная деятельность, а проект, переводящий организацию из текущего устаревшего состояния в целевое – когда организация становится когнитивной. Для реализации этого проекта недостаточно текущего штата самой организации. Сотрудники как правило не имеют ни опыта, ни релевантных компетенций, ни времени для реализации столь фундаментальных изменений. Технологии и бизнес-модели усовершенствуются каждый день, чтобы собрать из них ИТ-ландшафт предприятия будущего, нужны соответствующий опыт и квалификация. Таким образом, для выполнения преобразований необходимы внешние ресурсы – это новые штатные единицы или аутсорсинг, спрос на которые в Казахстане (да и в целом в мире) постоянно растет. HeadHunter посчитал, что в декабре 2019 года спрос на ИТ-специалистов в Казахстане увеличился на 18% по сравнению с декабрем 2018 года.
 
Это прекрасные новости, потому что описанные выше тренды создают беспрецедентные возможности для развития рынка ИТ Казахстана. Нам досталась очень сильная советская инженерная школа, которая, к счастью, все еще генерирует специалистов неплохого уровня. Кроме того, Казахстан является региональным центром притяжения рабочей силы по причине более высокого уровня жизни. Сейчас удачное время для того, чтобы использовать наш потенциал для построения ресурсного аутсорсингового центра IT-специалистов, работающих на внешний рынок.

Самыми яркими примерами создания центров аутсорсинга IT-ресурсов, являются Индия и Беларусь. В Беларуси экспортная выручка компаний парка высоких технологий в 2018 году составила $1,4 млрд, что составило 5,5% от ВВП страны, а это сопоставимо с сельским хозяйством (6,4%), строительством (5,4%), транспортом (5,8%). К 2022 году доля ИТ-сектора в ВВП, по прогнозу экспертов, вырастет до 10%.

Компании со всего мира заказывают разработку в ресурсных центрах Индии, где работают такие гиганты как Tata Consultancy Services (почти 500 тыс. сотрудников, капитализация более $100 млрд), Infosys (228 тыс. сотрудников, капитализация $43,5 млрд), Wipro (187 тыс. сотрудников, капитализация более $17 млрд).

Для того, чтобы Казахстан вышел на глобальный рынок IT-аутсорсинга, необходимо развивать наши IT-компании, повышая уровень квалификации ресурсов, внедряя международные стандарты разработки, сопровождения, безопасности. Это системная работа, в которой объединение усилий бизнеса и государства может дать огромный эффект, в виде диверсификации экономики, получения валютной выручки, роста экономической активности и налоговых отчислений.
 

banner_wsj.gif

Новостройки: ждать или покупать

Экспертное мнение основателя сайта korter.kz

Фото: Офелия Жакаева

Девальвация национальной валюты на фоне пандемии и падения цен на нефть поставила под угрозу накопления людей. Многие задаются вопросами: как изменятся цены на жилье, брать ли жилье сейчас или отложить покупку? Основываясь на реальных цифрах, проанализируем динамику цен и рис­ки покупки жилья в текущих условиях. 

Цена вопроса

Пока новостройки возводят из материалов, закупленных по докризисным ценам, большинство застройщиков сможет удерживать стоимость квартир на прежнем уровне.  

В начале марта купить квартиру в новостройках Нур-Султана можно было по цене $830 за кв м. Меньше чем за месяц, к 1 апреля, из-за девальвации стоимость квадратного метра снизилась почти на 15% – до $700.

Плановое смягчение карантинных мер в апреле привело к укреплению тенге. В итоге к 1 мая средняя цена квадрата в Нур-Султане подросла до $740, в Алматы – до $1 060. Минимальный порог пройден, цена в долларах будет расти и дальше, так как застройщики будут повышать цены на жилье, как только столкнутся с закупкой подорожавших материалов.

Влияние внешних факторов на строительный рынок имеет эффект запоздания в пару месяцев. Поэтому потенциальным покупателям не стоит откладывать покупку – уже летом цена в Нур-Султане может вернуться к отметке $830 за кв. м.

При выборе жилья стоит учитывать, что цена квадрата в новостройках экономкласса может отличаться от цены элитного жилого комплекса (ЖК) в несколько раз. Так, в Актау цены на экономичное жилье начинаются от 75,8 тыс. тенге за кв м, что в 13,2 раза меньше, чем цены в самых дорогих новостройках – 1 млн тенге за кв м. В Алматы стоимость нового жилья может отличаться в 7,4 раза, а в Нур-Султане  – в 6 раз. Самые низкие цены на квадрат экономкласса – в Актау (75,8 тыс. тенге),  Актобе (120 тыс. тенге) и Атырау (130 тыс. тенге). А самые высокие – в Шымкенте (205 тыс. тенге), Караганде (190 тыс. тенге) и Кокшетау (180 тыс. тенге). Что касается элитного жилья, то тут безусловный лидер – Алматы с ценой 1,26 млн за квадратный метр. В столице квадрат в ЖК элиткласса составляет 830 тыс. тенге.

Screenshot_1_7.png

Как минимизировать риски

С одной стороны, по фактору цены сейчас хорошее время для покупки, но с другой – возросли риски купить квартиру в потенциальном недострое. 

Чтобы снизить риск, детально изучайте опыт застройщика и его репутацию на рынке. Ознакомьтесь с его объектами и проектной документацией заинтересовавшего вас дома. За этапами строительства вашего потенциального жилья можно следить онлайн – актуальные сведения и свежие фото со стройплощадок размещаются как на сайтах застройщиков, так и на цифровых порталах, где собрана информация обо всех новостройках. Выбор квартиры в ЖК, где предоставляются гарантии на завершение строительства от Фонда гарантирования жилищного строительства, еще больше минимизирует ваши риски.

Застройщики Казахстана практически не прекращали строительство во время ЧП. Большинство из них имеет финансовые резервы на случай непредвиденных обстоятельств. Но такой форс-мажор, как пандемия, вполне может увеличить процесс строительства на несколько месяцев от заявленных сроков, и это нормально в сложившихся обстоятельствах.

Подведем итог

Снижения цен на новое жилье в ближайшем будущем ожидать не стоит. К тому же сейчас девелоперы готовы предложить заинтересованному покупателю дополнительные скидки. Риски же существуют, но их можно минимизировать, собрав детальную информацию о застройщике. Поэтому обдуманная покупка квартиры в новостройке в текущих условиях, на мой взгляд, – хорошая стратегия.

Screenshot_2_5.png

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер