1513 просмотров
1513 просмотров

Казахстанские продюсеры добиваются прозрачности в сфере доходов от кино

Как «электронный» билет может изменить индустрию

Иллюстрация: Shutterstock

Деньги в казахстанском кинопроизводстве – тема самая обсуждаемая и в то же время самая закрытая. Недавно мы писали о самых кассовых фильмах 2019 года и о том, какие направления сегодня в кино по-прежнему востребованы, однако огромная часть денег в этой сфере вращается «по-черному» и исправить эту ситуацию должно внедрение так называемого «единого электронного кинобилета», а также пересмотр принципов выделения денег студиям на сложные постановки.  

Надо сказать, что возможностей «пилить» на этапе выделения бюджета сегодня стало не так очевидно. Сегодня на рынке всем примерно известно, сколько стоит обыкновенный среднестатистический казахстанский не сложнопостановочный фильм.  Поэтому всегда в таких случаях слишком завышенные бюджеты, которые иногда подают на питчинги молодые продюсеры, кажутся весьма и весьма странными и наводящими на определенные мысли. 

Однако вот когда производство фильма уже доходит до стадии проката и киносборов, здесь наступает более темный этап, проконтролировать который не всегда в должной степени удается. 

По официальным данным, за один только 2018 год кассовые сборы по прокату и отечественных, и зарубежных кинокартин составили 19 млрд тенге. За 2019 год точные итоги пока не подведены, но эта цифра в любом случае не будет сильно отличаться в меньшую сторону, ибо кинорынок в Казахстане вполне стабилен. 

«Но в общем и целом это серые цифры. Мы не видим полную картину, у нас абсолютно непрозрачный рынок. Только 40% прокатчиков имеют электронные кассы, и мы не можем посмотреть количество посещений, градацию и так далее, – рассказывает председатель правления Государственного центра поддержки национального кино Гульнара Сарсенова. – Практически во всех развитых странах уже давно существует единый кинобилет – система, которая показывает количество проданных билетов и точную информацию по сеансам. На основе этих данных можно сделать подробную аналитику портрета кинозрителя, вычислить возрастной ценз, увидеть, какие слои населения ходят в кино, понять, какие фильмы рентабельны и какие темы действительно популярны. Это новый перспективный стандарт открытого цивилизованного рынка кинопроката».  

С этим связан и другой важный момент – привлечение частного капитала. Бизнесмены не хотят вкладываться в кинопроизводство, потому что не могут проследить движение своих средств. А если он это видит, то это дает толчок для инвестирования. Например, Голливуд «сидит» на частном финансировании, государственные деньги там практически не привлекаются. Но эта ситуация менялась в течение десятилетий. Думаю, мы к этому придем. 

Со своей стороны, мы постараемся убедить всех владельцев кинотеатров перейти на эту систему, потому что от этого выиграют все. 
По словам госпожи Сарсеновой, есть смысл воспользоваться опытом России. Ведь с внедрением у них единого кинобилета доходы владельцев кинотеатров, кинопрокатчиков возросли на 12-15 процентов. То же самое можно сказать и о производителях – оборот и бокс-офис российских фильмов увеличился в 1,5-2 раза.

В настоящее время в Казахстане снимают около 70 фильмов в год. Большая часть из них – на частные средства. На широкие экраны выходит около 40 картин в год. Остальные 30 – это картины фестивальные, которые либо совсем не предназначены для широкого кинопоказа, либо предназначены для очень узкой аудитории, а также т.н. «долгосъем» – проекты, которые не удалось довести до полноценного завершения. Из вышедших 40 фильмов только 20% были сняты с участием государства, в связи с чем сейчас сложилось своего рода жанровое разделение.

Комедии, мелодрамы и криминал снимаются на деньги частных инвесторов, а сложнопостановочные исторические фильмы или байопики – на государственные деньги, при поддержке главной киностудии страны – «Казахфильма». При этом парадокс – фильмы-байопики о выдающихся фигурах истории страны снимаются будто бы «в никуда». Их бюджет,  как правило, не менее миллиона долларов, при этом огромное число из них не стоит в прокате больше двух недель. А некоторые и вовсе снимаются через несколько дней,  как это произошло с фильмом «Композитор» о жизни известного китайского композитора Сянь Синьхая, последние годы которого прошли в Алматы. Или же как это случилось с фильмом об известном спортсмене и олимпийском чемпионе Жаксылыке Ушкемпирове, который сняли с проката через  несколько дней показа. Получается невиданная ситуация – на фильмы о видных исторических персонажах тратятся миллионы долларов, но публика их фактически не видит. То есть пропагандистско-имиджевый эффект тоже не работает. А у частных инвесторов, понятное дело, нет таких средств, чтобы «поднять» полноценный байопик. 

Центр поддержки национального кино сейчас старается выправить и этот перекос, выделяя деньги на исторические сложные постановки частным студиям. Отношения с каждой из студий также предполагаются индивидуальные, ибо форма сотрудничества над каждым проектом может быть разной. Если центр выделяет на картину 100% бюджета, тем пропорциональнее будет отдача – вплоть до 50% средств от сборов, хотя на этапе питчинга это оговаривается персонально. Бывает и другое – центр может вложить половину средств в создание фильма или же поддержать его на этапе постпродакшна, как это случилось с несколькими фильмами, уже выходящими в прокат. Например, с черной комедией «Жаным, ты не поверишь!». 

На днях завершается уже второй питчинг, организованный центром поддержки национального кино. И, вероятно, что жанрово казахстанское кино в ближайшие годы удастся разнообразить. Что же до сборов – остается ждать конца года и итогов, а также согласия прокатчиков на единый электронный билет. 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo