1846 просмотров

Как можно реформировать и сделать процесс закупок в крупных компаниях эффективнее

Рассказывает директор по развитию Accenture, Казахстан и Средняя Азия

Коллаж: Вадим Квятковский

Мы привыкли к тому, что ключевым фокусом и параметром, по которому оценивается качество работы службы закупок, было и остается снижение покупной цены. Вне зависимости от категории товара или услуги основной инструмент – это тот или иной вид конкурентной процедуры. Зачастую, несмотря на регулярное потребление товара, каждая новая партия покупается по конкурсу, особенно если речь идет о крупной компании с регламентированными процессами. Для поставщиков постоянные конкурсы – это элемент непредсказуемости: они не могут эффективно планировать свои ресурсы, инвестиции и новые разработки. Покупатель, в свою очередь, получает чехарду поставщиков, очень условные гарантии сроков и качества, а также ощутимые административные издержки.

На постсоветском пространстве такая практика закупок сформировалась в 90-х годах прошлого века, когда многие международные некоммерческие организации активно консультировали по вопросам организации госзакупок и ставили во главу угла обеспечение прозрачности, равных возможностей поставщиков и усиление конкурентности закупки. Это было во многом оправданно на раннем этапе становления рыночных закупок, в ситуации пока еще не развитого рынка поставщиков.

Проблемой это стало, когда частные компании скопировали подходы госзакупок и с тех пор их практически не поменяли. Конкуренция важна, и мы не ставим под сомнение конкуренцию как основной драйвер развития бизнеса, гарантию сдерживания цен и улучшения продукта. Но конкурс, тем более редукцион, – это конкуренция в моменте. Она не имеет никакого отношения к развитию поставщика или его продукта и направлена только на «выжимание» у поставщика самых выгодных коммерческих условий, часто под серьезным психологическим прессингом. В ситуации непредсказуемости поставщик может давать условия, позволяющие ему едва сводить концы с концами, не говоря уже про новые разработки и развитие. Если это поставщик ширпотреба, большой проблемы для покупателя это не составляет. Но если речь идет о сложных товарах и услугах, то ценовое давление может повлечь деградацию продукта и риск ухода поставщика с рынка. А это уже по-настоящему снижает конкуренцию и создает риски стабильности для бизнеса покупателя. Кроме того, сможете ли вы обсуждать с поставщиком потенциальные улучшения, требующие от него инвестиций, если поставщик не уверен в завтрашнем дне? А таких улучшений много – от простой оптимизации логистики, изменения характеристик продукта «под вас» до интеграции процессов и систем.

В мире за последние 20 лет все большее распространение получает альтернативный подход к закупкам, предполагающий долгосрочные партнерские отношения с поставщиками. Компании-покупатели не только добиваются снижения совокупных затрат, но и серьезно выигрывают за счет оптимизации цепи поставок, совместного планирования, совместных инноваций и финансирования проектов. Этот подход основан на сегментации поставщиков по степени влияния на бизнес покупателя, уровню рисков, потенциалу совместных будущих выгод и предполагает индивидуальную стратегию взаимодействия с каждым сегментом или отдельными поставщиками. Стратегии варьируются от привычных открытых тендеров до стратегических партнерств с совместными разработками и инвестициями.

Изменение фокуса и подходов к работе с поставщиками является следствием эволюции роли закупок в современных организациях. Из чисто сервисной роли бизнес-процесс закупки переходит в разряд стратегического архитектора бизнеса: закупщики участвуют в разработке новых продуктов и решений, включаются на самой ранней стадии в проработку инвестиционных проектов.

Среди крупных российских и казахстанских компаний вектор движения в этом направлении становится все более очевидным. Успех зависит от того, насколько компании смогут поменять культуру и внутренние процессы, создать новые компетенции и инструменты работы с поставщиками.

Для того чтобы закупки смогли работать в соответствии с ведущими мировыми практиками, зачастую требуется достаточно глубокая трансформация как самой функции закупок, так и некоторых смежных функций. Важнейшим шагом в повышении эффективности функции закупок является разделение стратегических, операционных и транзакционных процессов на фронт-, мидл- и бэк-офис. Под стратегическими процессами мы понимаем:

  • формулировку стратегии функции и ее добавочной стоимости,
  • разработку и реализацию категорийных стратегий,
  • заключение долгосрочных договоров,
  • управление взаимоотношениями с поставщиками.

Операционные процессы включают непосредственно обработку текущей потребности бизнеса, определение источника поставки, проведение разовых закупок, не покрытых долгосрочными договорами, поддержку фронт-офиса в конкурентных процедурах.

Транзакционные процессы связаны с договорным документооборотом, обработкой первичных документов, мониторингом поставки, отчетностью.

Такое разделение позволяет существенно ускорить закупочный процесс: в результате выполнения стратегических процессов к моменту возникновения потребности бизнеса компания уже будет иметь проработанную стратегию, пул поставщиков и действующие контракты. Кроме того, развитые стратегические процессы позволят реализовать преимущества, связанные с управлением взаимоотношениями с поставщиками: партнерства, интеграцию процессов планирования и пополнения, совместную оптимизацию затрат и т. п.

Почему мы говорим про разделение процессов? Представьте традиционного закупщика, который выполняет весь цикл работ: взаимодействие с бизнесом, исследование рынка, определение стратегии закупок, переговоры с поставщиками, подготовку тендера, согласование договора, переписку по оперативным вопросам поставки. Он же ведет претензионную работу, обрабатывает первичные документы, планирует платежи и даже заказывает пропуска. Можно ли ждать от такого закупщика глубокого профессионализма во всем? Сможет ли человек, пунктуально работающий с юридическими документами, эффективно вести переговоры или анализировать рыночные тренды? Наш опыт подсказывает, что скорее нет, чем да. В передовых компаниях эти три блока процессов управляются абсолютно по-разному – у них разные требования к компетенциям персонала, разные показатели эффективности, разная мотивация, карьерные треки, разные инструменты автоматизации, разная внутренняя организация.

Конечно, разделение процессов и изменение организационной модели – это не единственный элемент трансформации функции закупок. Важно также оптимизировать сами процессы, пересмотреть подходы к закупке в зависимости от категории, уровня риска, критичности для бизнеса, разработать и внедрить процессы категорийного управления, управления взаимоотношениями с поставщиками, внести изменения в IТ-системы и т. д.

При кажущейся простоте принципов многие компании сталкиваются со сложностями в их реализации. Главным препятствием, на наш взгляд, является фактор сложившейся корпоративной культуры. Это прежде всего высокий уровень бюрократии, слабое горизонтальное взаимодействие, недоверие и тотальный контроль. Сдерживающее влияние оказывают и смежные функции – бизнес-планирование, бюджетирование, контрольные процедуры.

Однако, несмотря на все сложности трансформации, игра стоит свеч. Компании, трансформирующие закупки, добиваются экономии затрат на 10–25% и двух-трехкратного сокращения сроков закупки уже в первый год реализации программы. Значительно улучшается восприятие функции закупок со стороны бизнеса. Успех таких программ зависит прежде всего от решимости высшего руководства проводить изменения.

banner_wsj.gif

63 просмотра

Ралли на сырьевом рынке сигнализирует о восстановлении экономики

Недавний рост цен на нефть и медь помог производителям выстоять после того, как пандемия коронавируса обрушила стоимость сырья

Фото: Str/Agence France-Presse/Getty Images

Цены на сырьевые товары, в том числе на нефть и медь, рас­тут по мере того, как мировая экономика выходит из карантина, и для многих инвесторов это сигнал о том, что глобальный рост начался гораздо быстрее, чем ожидалось.

Недавний рост цен после того, как введенный на фоне пандемии карантин негативно отразился на стоимости сырьевых товаров в начале этого года, стал благом для различных компаний, включая производителя меди Freeport-McMoRan Inc. и энергетического гиганта Exxon Mobil Corp. На фоне проблем в индустрии многие из них были вынуждены сократить объем поставок. Инвесторы внимательно наблюдают за сырьевыми товарами, поскольку цены на них колеблются в зависимости от изменений в спросе и предложении в режиме реального времени и динамики мирового производственного сектора.

Иными словами, если фабрики загружены работой, корабли с грузами перемещаются по миру, а потребители активно путешествуют, то цены на сырье, как правило, растут. Как показывают последние данные, розничные продажи и уровень занятости в США в прошлом месяце значительно выросли, хотя из-за пандемии безработица в стране все еще остается на одном из самых высоких в истории уровней. Растет и активность в производственном секторе Китая.

Эти тенденции также способствуют ралли на фондовом рынке, которое обеспечило индексу S&P 500 рост на 39% после того, как в марте тот достиг минимальных значений.

Китай является крупнейшим в мире потребителем сырьевых товаров, и всплеск экономической активности и там, и в других странах сигнализирует, что мировая экономика находится на начальной стадии восстановления после пандемии, полагают аналитики. Исторически фаза восстановления, которая следует за экономическими спадами, совпадает с ростом цен на сырье.

«Появляется все больше подтверждений тому, что мы прошли нижний порог, а фискальные и монетарные стимулы сохраняются. Это очень мощное сочетание», – отмечает Йерун Блокланд (Jeroen Blokland), главный портфельный менеджер нидерландской инвестиционной компании Robeco.

Не так давно впервые с конца 2013 года эта фирма включила сырьевые товары в свой диверсифицированный портфель.

В связи с тем, что все больше водителей снова начинают передвигаться по дорогам, фьючерсы на сырую нефть в США выросли до максимальной отметки с начала марта и сегодня находятся на уровне свыше $40 за баррель. Учитывая, что еще в конце апреля из-за отсутствия мест для хранения сырья впервые в истории цены на нефть рухнули ниже $0, это говорит о хорошем темпе восстановления экономики.

Промышленные металлы также на подъеме – медь и олово в этом квартале выросли в цене более чем на 15%. Растет стоимость даже таких сельскохозяйственных товаров, как хлопок.

По мере роста спроса пандемия и ценовой коллапс начала года будоражат цепочки поставок сырьевых товаров, что, по мнению ряда инвесторов, может способствовать дальнейшему росту цен.

«Эта возможность просто феноменальная», – говорит Ли Геринг (Leigh Goehring), управляющий партнер фирмы G&R Associates, инвестирующей в природные ресурсы. - Предложение получило мощный импульс, поэтому сейчас на сырьевых рынках можно реально заработать», – отмечает он.

Недавно эта фирма увеличила объем своих инвестиций в топливодобывающие компании, сохранив при этом долю в производителях меди.
Несмотря на обеспокоенность по поводу того, что вторая волна коронавируса может свести этот рост на нет, некоторые трейдеры ожидают, что восстановление продолжится, поскольку спрос на рынке возрастает. Citigroup Economic Surprise Index для США – индекс, измеряющий соотношение реальных данных об экономическом росте и общих ожиданий, вырос до максимальной отметки за всю историю наблюдений, которая началась в 2003 году. В мае в Китае был отмечен рост промышленного производства, также улучшилась ситуация с инвестициями в фабрики, железные дороги и строительство жилой недвижимости.

Полны ожиданий также хедж-фонды и другие спекулятивные инвесторы. Согласно данным Комиссии по торговле товарными фьючерсами, в течение 10 недель подряд до 9 июня они увеличили ставки на более высокие цены на сырую нефть в США, подняв их почти до двухлетнего максимума. Не так давно инвесторы также повысили ставки на рост стоимости меди.

11111_0.png

Даже если восстановление экономики замедлится, некоторые аналитики рассчитывают, что предотвратить очередной обвал сырьевых товаров помогут снижение объемов поставок, а также финансирование государством инфраструктурных проектов и другие программы.

«Правительства различных стран мира, вероятнее всего, продолжат стимулировать свои экономики, способствуя росту спроса на медь с ее нынешних минимальных отметок», – заявил в мае Ричард Адкерсон, генеральный директор Freeport-McMoRan, во время виртуальной отраслевой конференции.

В текущем квартале акции Freeport выросли на 60%, тогда как в этот же период рост акций топливодобывающих компаний из списка S&P 500 составил всего 34%.

Ряд аналитиков полагают, что акции добывающих компаний особенно привлекательны, поскольку в ближайшие годы расходы на новые проекты будут ограничены, что негативно отразится и на поставках промышленных материалов. Кроме того, согласно исследованию Morgan Stanley, акции добывающих компаний вообще имеют тенденцию показывать хорошие результаты в момент, когда экономика США выходит из рецессии.

Прогноз в отношении цен на нефть более туманный, так как крупные производители нефти из ОПЕК и такие их союзники, как Россия, могут увеличить предложение, если цены на нефть продолжат расти. Также ожидается, что ряд производителей сланцевой нефти в США, включая такие компании, как Parsley Energy Inc. и EOG Resources Inc., в ответ на рост цен начнут постепенно наращивать производство.

Однако некоторые инвесторы делают ставки и на то, что глобальное производство восстановить будет не так просто. В частности, они прогнозируют долгосрочный дефицит предложения по мере роста спроса.

«В долгосрочной перспективе прогноз остается достаточно позитивным», – говорит Кэндис Бангсунд (Candice Bangsund), управляющая портфелем компании Fiera Capital, инвестирующей в сырьевые товары в соответствии с отслеживаемым бенчмарком.

Тем не менее «неопределенность в отношении будущего, как и слабое представление о том, как будет развиваться экономика, по-прежнему сохраняются, отмечает эксперт.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg