Перейти к основному содержанию

2992 просмотра

Что ждет рынок телекоммуникаций Казахстана в 2020 году

Рассказывает председатель правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев

Иллюстрация: Jesus Sanz

Предлагаю уважаемым читателям провести небольшой эксперимент: подсчитать, сколько времени в день вы проводите читая сообщения или просматривая видеоконтент на своем смартфоне и сопоставить это время с аналогичным показателем у телевизора. Для чистоты эксперимента попробуйте сопоставить оба показателя не в рабочий день, когда телевизор недоступен, а в выходные большинство поймают себя на том, что даже сидя на диване у телевизора они продолжают пользоваться смартфоном.

Мобильный интернет незаметно для нас стал самым главным сегментом рынка телекоммуникаций. Абсолютное большинство пользователей услуг этого рынка может прожить без телевизора, большинство пользователей может прожить без персонального компьютера (разумеется, если он не является основным инструментом их работы), но от смартфона, вернее, без возможностей, которые предоставляет смартфон с помощью мобильного интернета, отказаться сейчас смогут единицы.

И если рассматривать основные действия «Казахтелекома» на внутреннем рынке в прошлом году, то легко убедиться в том, что все они были направлены на развитие именно этого мобильного сегмента казахстанского рынка связи. Хронологически эта логическая цепочка начала осуществляться еще в декабре 2018 года, когда оператор приобрел 75% голосующих акций АО «Кселл» у Telia Company и Fintur Holdings BV.

Цель этого приобретения озвучивалась нами еще на пороге вхождения в компанию – построение в стране высокотехнологичной интегрированной сети, позволяющей оказывать услуги мобильной и фиксированной связи с высоким качеством. Этот шаг позволил нам расширить инструментарий в части пакетных предложений в отношении предоставления новейших и самых востребованных услуг на телекоммуникационном рынке республики. Свою позитивную роль сыграло и приобретение в середине 2019-го 49% доли шведского мобильного оператора Tele2 AB в совместном предприятии Khan Tengri Holding B.V. Именно эти шаги, предпринятые для интеграции и совместного использования технических возможностей операторов сотовой связи, дали «Казахтелекому» возможность полномасштабно реализовывать в стране множество проектов за счет синергии потенциала двух сотовых компаний. В том числе и по построению первой в регионе сети стандарта 5G.

Напомню, что Комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей Казахстана, дав разрешение на приобретение пакета акций АО «Кселл», выдвинул ряд требований. В частности, в качестве условий сделки регулятором предусмотрено появление дополнительных услуг для абонентов, расширение покрытия сети 4G в сельских населенных пунктах (с численностью населения 4 тыс. человек и более) до 2021 года, а также внедрение стандартов предоставления услуг 5G не позднее 31 декабря 2021 года.
Отмечу, что эти требования полностью совпадали с теми целями, ради которых телекоммуникационный оператор приобретал доли как в Kcell, так и в Khan Tengri Holding B.V., – для создания той самой высокотехнологичной интегрированной сети. Нужно понимать, что такая сеть – слишком дорогой проект, который не имеет смысла реализовывать в ограниченной абонентской среде. На момент приобретения АО «Кселл» его абонентская база превышала 10 млн абонентов, Khan Tengri Holding B.V. – 7 млн абонентов, притом что в середине прошлого года в стране было зарегистрировано 25,7 млн абонентов сотовой связи. То есть теперь интегрированная сеть охватит свыше 70% рынка, что оправдывает расходы на ее построение.

Почему интегрированная сеть так необходима Казахстану? Потому что все новые технологии в мировой телекоммуникационной сфере завязаны на ее высокие возможности: облачное видеонаблюдение, «интернет вещей», анализ больших данных с выработкой оптимальных решений, построение умных городов – все это в конечном счете требует высоких пропускных способностей, которые дает стандарт пятого поколения. И если мы хотим цифровизовать нашу экономику и жизнь, то должны разворачивать этот стандарт в нашей стране. А это требует синергии всех игроков рынка – и гораздо проще и оперативнее эта синергия обеспечивается тогда, когда игроки находятся в одной команде. Так что сведение брендов Kcell и Tele2 под одним зонтиком нужно не только «Казахтелекому» – оно нужно было всему рынку. 

Именно эти шаги, предпринятые для интеграции и совместного использования технических возможностей операторов сотовой связи, позволят Казахстану в ближайшем будущем тиражировать проекты Smart City – умных городов, полный прототип которых был представлен в начале прошлого года в Акколе в Акмолинской области. Все развернутые в нем технологии: облачное видеонаблюдение, «интернет вещей» (IoT) и использование больших данных для аналитики – постепенно разворачивались в прошлом году и в других городах Казахстана. Благодаря этим новинкам жизнь горожан в стране стала намного удобнее, комфортнее и, самое главное, безопаснее.

Однако тут возникает другая сторона проблемы: все эти новинки доступны жителям городов республики, но было бы несправедливо ограничивать в возможностях использования этих технологий жителей сельской местности – и поэтому в стране в прошлом году был развернут беспрецедентный проект по строительству волоконно-оптической связи. Широкополосным доступом к интернету было обеспечено в 2019 году почти 470 сельских населенных пунктов, а до конца нынешнего, 2020 года, этот проект охватит более 800 сел с общим количеством жителей почти 2,5 млн человек. Для этого предстоит проложить суммарно более 16 тыс. км волоконно-оптических линий связи.

Всего в Казахстане более 6 тыс. сел, при этом часть сельских населенных пунктов уже присоединена к оптоволокну – 1,2 тыс., а после реализации проекта таких сел станет 2 тыс., то есть треть сельских населенных пунктов может быть автоматически вовлечена в построение такой интегрированной сети. Еще 3–3,5 тыс. сел можно будет подключить к этой системе через систему радиодоступа по технологии LTE800. Таким образом, реализуя проект по строительству ВОЛС, «Казахтелеком» одновременно создает инфраструктуру для будущих подключений сельчан к этой единой интегрированной сети. ВОЛС становится базовой инфраструктурой, на основе которой можно будет варьировать технические решения, использовать другие типы оборудования для различных типов подключений населения других сельских населенных пунктов.

В результате сельчане получат доступ к тем услугам, которые уже стали обыденностью для горожан. Это не только получение государственных услуг в режиме онлайн, дистанционное образование и телемедицина, но и видеонаблюдение за своим домом, которое можно вести с помощью смартфона, получая картинку на экран, и высокоскоростной интернет, позволяющий использовать смартфон в качестве замены телевизору и компьютеру.

Я пока не берусь ответить на вопрос о том, когда эти стандарты мобильного сегмента связи станут обыденностью для казахстанского села, но могу смело утверждать: первый шаг к этому был сделан в 2018 году, когда совет директоров «Казахтелекома» принял решение о приобретении пакета акций АО «Кселл», а правительство выбрало нашу компанию партнером для реализации проекта ВОЛС. Плацдарм для разворачивания нового стандарта в стране уже создается, так что появление новой интегрированной сети в стране – это дело времени. Причем уже ближайшего.
 

banner_wsj.gif

Рынки пшеницы и риса ждут дефицит и рост цен

Проверяем запасы этих продуктов в мире и в Казахстане

Фото: Shutterstock

Международный центр сотрудничества при Нью-Йоркском университете (NYU CIC) увидел высокие риски для рынков пшеницы и риса. Эксперты указывают, что биржевая цена тайского риса (товарный бенчмарк) с начала года выросла с $420 до $560 за тонну. Фьючерсы на пшеницу на Чикагской товарной бирже за март выросли на 15% до $5,72 за бушель.

Опасения вызывают разные модели реагирования стран на глобальный карантин, вызванный распространением коронавируса. К примеру, Россия готовится ввести квоту на вывоз пшеницы. На рынке риса большое влияние оказало решение Китая, крупнейшего потребителя этой культуры, создать стратегический запас продовольствия. Вьетнам, третий по величине поставщик риса, запретил его вывоз из страны.

«Курсив» оценил стабильность риса и пшеницы с точки зрения запасов и потенциала урожая текущего года. Прогнозы IGC и FAO благоприятны.

По мнению экспертов Международного совета по зерну (IGC), текущий рост спроса на рис и пшеницу в перспективе негативно повлияет на производство этанола и крахмала - продуктов переработки этого сырья. IGC прогнозирует, что производство зерна в мире в текущем году вырастет на 2% и составит 2 220 млн тонн.  

Согласно докладу «Положение с продовольствием в мире» от экспертов FAO (ФАО, Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций), запасы зерновых в мире достаточны, а перспективы будущего урожая оптимистичны. Согласно обновленной 2 апреля версии доклада, текущий запас пшеницы составляет 277,2 млн тонн. Прогноз потребления на 2020 году - 761,2 млн тонн, производства – 763,3 млн тонн. Запасы риса на данный момент – 182,2 млн тонн, прогноз потребления в 2020 году – 513,4 млн тонн, ожидаемое производство – 512 млн тонн. В целом мировой рынок зерновых сбалансирован, общее производство в текущем году, по прогнозу FAO, ожидается в размере 2 720,6 млн тонн при потреблении 2 721,5 млн тонн и запасах 865,7 млн тонн. 

Казахстан: потребляем больше, чем производим

В Казахстане, по данным комитета по статистике министерства нацэкономики, потребление риса на внутреннем рынке составило 75,8 тыс. тонн при производстве 144,2 тыс. тонн в 2019 году. На 1 марта общие запасы риса в стране составили 219,6 тыс. тонн, из них продовольственных сортов – 195,4 тыс. тонн. Министерство сельского хозяйства сообщило, что в 2020 году площади посева риса не изменятся и составят 102 тыс. гектаров.  

Что касается пшеницы, то ее запас в стране составляет 7,1 млн тонн, в том числе продовольственной – 5,5 млн тонн. В 2019 году реализация муки на внутреннем рынке составила 1,5 млн тонн при производстве более чем 3 млн тонн. В 2020 году урожай пшеницы в стране ожидается на уровне 11,5 млн тонн – это прогноз министерства сельского хозяйства США. Оценка потенциала экспорта пшеницы и муки – 5,2 млн тонн. 

Зерновой союз Казахстана ожидает, что экспорт зерна в 2020 году составит 6 млн тонн. При этом участники отраслевого союза признают постоянное снижение экспортного сбыта, причина - производители не обеспечивают стабильное качество продукта.   

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif