Потребительские гиганты оценили прямые инвестиции

Оптимизируя бизнес, международные компании по производству потребительских товаров сталкиваются с частным капиталом, который для них может стать как другом, так и врагом, пишет The Wall Street Journal

Фото: shutterstock.com

В прошлом году швейцарский пищевой гигант – компания Nestlé - приостановила деятельность своего подразделения по производству средств для ухода за кожей в рамках реформирования бизнеса, инициированного генеральным директором компании Марком Шнайдером. Теперь, в стремлении выкупить акции этого подразделения стоимостью несколько миллиардов долларов, крупнейшие игроки индустрии слияний и поглощений, включая Blackstone и CVC, вынуждены конкурировать с такими публичными компаниями как Unilever и Beiersdorf.

На аукционах, где раньше доминировали корпоративные покупатели, компании, специализирующиеся на выкупе акций, чаще всего выступают в качестве соперников. При этом крупные производители потребительских товаров могут обойтись и вовсе без конкурентов. Однако для брендов, владельцы которых хотят продать непривлекательную долю своего собственного портфеля частный капитал - это настоящее благословение.

Имея на конец прошлого года рекордные $2 трлн свободных денежных средств, частные инвестиционные фонды преследуют все более крупные цели. Этот растущий интерес отрасли к крупным слияниям и поглощениям отражает и прошлогодняя сделка на $17 млрд по приобретении финансового подразделения информационной компании Thomson Reuters инвестиционной группой Blackstone.

Кроме того, такие игроки все чаще используют так называемые «платформенные сделки», когда несколько приобретений осуществляются в одном пакете. Это ставит частный капитал в равные условия с корпоративными участниками рынка, которые традиционно могут позволить себе платить больше благодаря средствам, полученным при интеграции бизнеса.

Но иногда частный капитал может предложить больше. К примеру, на аукционе по продаже косметического подразделения Nestlé, корпоративные участники хотели приобрести лишь часть подразделения, объединяющего три различных направления по производству лечебных дерматологических препаратов, обычных средств по уходу за кожей и средств против морщин. Однако швейцарский производитель может решить, что легче продать свой бизнес целиком пусть и по более низкой цене компании, специализирующейся на выкупах, чем столкнуться с трудностями, связанными с разделением компании и ее продажей по частям.

Быстрая продажа бизнеса в пользу выкупающей компании может быть привлекательной и тогда, когда возникают проблемы с конкуренцией. «Теперь, когда антимонопольные органы стали более тщательно изучать сделки, продажа бизнеса частной инвестиционной фирме – это меньшая головная боль», - говорит Симона Майлларе, управляющий директор банковского подразделения по управлению частным капиталом финансового холдинга UBS.

Тем не менее, зачастую компаниям, занимающимся выкупом акций, приходится туго в борьбе с публичными компаниями, которые охотятся за быстрорастущими активами. Буквально на прошлой неделе частная американская компания Apollo, специализирующаяся на инвестициях, попыталась приобрести одного из крупнейших европейских поставщиков изделий из пластика RPC, однако не смогла этого сделать из-за противодействия конкурирующего корпоративного участника аукциона.

В то же время отрасль полезна для публичных компаний, которые столкнулись с интенсивным давлением со стороны акционеров и активистов, с требованием избавиться от своих проблемных активов. Так, в прошлом году производитель продуктов питания компания J.M. Smucker продала свои американские хлебопекарные бренды, включая производителя готовых смесей для выпечки бельгийских вафель Hungry Jack, частному фонду прямых инвестиций. Аналогичным образом поступила и компания Tyson Foods, продав свое подразделение по производству замороженной выпечки Sara Lee.

Иными словами, желающих принять участие в сделках становится больше, но сами мировые производители потребительских товаров в частных инвестиционных фондах видят скорее друга, чем врага. 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

Казахстан перетягивает на себя китайский транзит в Европу

Этому не мешает даже появление альтернативных маршрутов

Фото: Depositphotos/vladvitek

Международный транзит контейнеров через территорию Казахстана растет из года в год. В 2019 году его общий объем увеличился почти на четверть по сравнению с 2018-м и составил 664,6 тыс. ДФЭ (двадцатифутовый эквивалент – условная единица в контейнерных перевозках). Транзит контейнеров является одним из наиболее доходных направлений для АО «Казахстан Темир Жолы» (КТЖ). Заработать на транзите хотят и соседи по региону – летом 2020 года появился торговый путь из Китая в Узбекистан в обход Казахстана. 

Комбинированная альтернатива

Именно на маршрут Китай – Европа – Китай традиционно приходится основной объем транзита через РК. Грузы из Китая в Европу до июня доставлялись по трем маршрутам: из Китая сразу в российский Забайкальск, из Китая через Монголию в Россию и из Китая через Казахстан в Россию. Затем через Беларусь грузы отправляются в Европу.

«Мы еще больше увеличили долю присутствия в этом транзите и за четыре месяца он достиг доли 91% среди всех этих трех маршрутов. По двум другим маршрутам эта доля даже уменьшилась в абсолютном выражении», – сообщил председатель правления КТЖ Сауат Мынбаев на июньском совещании совета по управлению АО «Самрук-Казына». По данным Мынбаева, за первые четыре месяца 2020 года из Китая в Европу через казахстанские Достык и Алтынколь прошло 123,8 тыс. ДФЭ (+48,5% к аналогичному периоду прошлого года). Через Россию 7,9 тыс. ДФЭ (-15,2%), через Монголию – 2,6 тыс. ДФЭ (-65,1%). Еще одно растущее направление транзита – из Китая через казахстанский Сарыагаш в страны Центральной Азии (ЦА) и Афганистан. За январь – апрель 2020 года туда доставлено 65 тыс. ДФЭ (+26%).

За транзит грузов в Европу и ЦА решили побороться и соседи. 5 июня из логистического центра «Дунчуань», находящегося в китайском Ланьчжоу (провинция Ганьсу), в Ташкент отправился первый контейнерный поезд. Маршрут комбинированный – грузы доставляются до Кашгара на поезде, затем перегружаются на фуры, которые едут до кыргыз­ского Оша, и там груз вновь «садится» на поезд. Контейнерный поезд доставил в Ташкент 230 тонн электроприборов на $2,6 млн, а обратно в Китай отправил 525 тонн хлопчатобумажной ткани местного производства на $1 млн. Ожидается, что новый маршрут станет первой частью международного коридора из КНР в Европу в обход Казахстана и России. Вторая часть маршрута пройдет через Туркменистан, Азербайджан, Грузию и Турцию. 

Генеральный директор компании KTZ Express (оператор контейнерного транзита) Дмитрий Абдуллаев на онлайн-форуме «Магистраль» отметил, что альтернативный маршрут из Китая через Кыргызстан в Узбекистан проходит по сложному рельефу и пока предполагает перегрузку. Скорость прохождения груза из Кашгара до Ташкента составит 12 суток против 1,5-2 суток от Алтынколя до Ташкента. 

2 полоса_ЖД дорога из Китая в обход РК - первые результаты-1_0.jpg

Есть ли угроза 

Новый маршрут в Центральную Азию в обход Казахстана вряд ли будет работать в зимнее время в связи со сложным рельефом и погодными условиями, полагает и. о. директора департамента развития транзита и транспортной логистики МИИР РК Зейнолла Ахметжанов. Необходимость оплаты двух перегрузок – с поезда на автомобили и обратно – также негативно отражается на привлекательности маршрута. Еще одной сложностью он считает бюрократические вопросы с прохождением сразу нескольких межгосударственных границ.

Заместитель генерального директора международной ассоциации «Транскаспийский международный транспортный маршрут» Суат Шыныбаев считает, что у альтернативного маршрута «есть шанс стать привлекательным», хотя пока по комбинированной схеме грузоперевозок через Кыргызстан идут «мизерные» объемы из Китая. Свою точку зрения он изложил в ходе форума «Магистраль».

«Существенная угроза оттока транзитных грузов может быть в случае, если страны построят железную дорогу Китай – Кыргыз­стан – Узбекистан», – сказал он.

Кроме того, в своей речи Шыныбаев отметил, что и в Казахстане из-за заторов на Алтынколе и Достыке владельцы грузов, предназначенных для отправки в ЦА, вынуждены прибегать к перегрузке товаров на автомобильный транспорт.

Как расширить узкое место казахстанского транзита

Альтернативные маршруты не представляют опасности для транзита через Казахстан при условии продолжения работ по модернизации транспортной инфраструктуры в РК, считает директор Международного координационного центра контейнерных блок-поездов Китай – Европа Ассоциации транспорта и коммуникаций КНР У Цзинь Юй. Дело в том, что бурный рост транзита уже привел к скоплению поездов и ограничениям в перевозках/перегрузке на Достыке и Алтынколе, а если трафик будет нарастать, то соответствующие проблемы возрастут кратно.

«За последние пару месяцев есть большое скопление и заторы на казахстанских погранпереходах. Ощущается нехватка подвижного состава на пограничных переходах», – констатировал китайский эксперт, предложив Казахстану оперативно решить эти вопросы.

В правительстве уже заявили о планах принять меры по повышению конкурентоспособности казахстанских железнодорожных транзитных коридоров за счет минимизации административных барьеров, оптимизации тарифной политики, модернизации инфраструктуры, повышения контейнерного сервиса, в том числе увеличения скорости контейнерных поездов. 
Чтобы сохранить привлекательность казахстанского маршрута, был отменен таможенный досмотр контейнерных поездов. Эта мера позволит нарастить скорость прохождения грузов. 

Стоит отметить, что на фоне заторов на Алтынколе и Достыке доля Казахстана в общем трафике Китай – Европа – Китай по итогам января – июня сократилась до 89% по сравнению с 91% в январе – апреле. Однако сам рост транзита через Казахстан продолжается: по данному маршруту в январе – июне перевезено 261,1 тыс. ДФЭ (+96%). Из КНР через Казахстан в Центральную Азию доставлено 106,8 тыс. контейнеров (+32%). 

Единственным маршрутом через Казахстан, где зафиксировано снижение трафика, стал Дальний Восток – ЦА. По маршруту перевезено 41,7 тыс. ДФЭ (-19% к аналогичному периоду годом ранее). «Это обусловлено тем, что мы переориентировали данный грузопоток, который был в прошлом году, через коридор Китай – ЦА – Китай. Мы подписали прямой контракт с корейскими производителями автокомплектующих и осуществляем перевозки через территорию Китая и Казахстана в Узбекистан на завод «Дженерал Моторс», – объяснил Абдуллаев.

В целом транзит контейнеров через Казахстан в первом полугодии вырос на 54% (до 450,2 тыс. ДФЭ).

2 полоса_Сведения по транзитным перевозкам железнодорожным транспортом-1.jpg

Все для скорости, все для транзита

Пока соседи только планируют наращивать перевозку грузов в обход Казахстана на Азербайджан, Турцию и Южную/Восточную Европу, Казахстан уже осуществляет регулярные перевозки в том направлении. Генеральный секретарь Международной ассоциации «Транскаспийский международный транспортный маршрут» (ТМТМ) Рахметолла Кудайбергенов отметил, что ТМТМ предоставляет сквозные тарифные ставки и сервис на протяжении всего маршрута в режиме «единого окна». Участок от Алтынколя до порта Актау протяженностью в 3128 км контейнеры проходят за трое суток. С 16 апреля прошлого года фидерное судно компании «Казмортрансфлот» еженедельно доставляет 225 контейнеров в порт Баку, откуда грузы по железной дороге идут в Грузию и Турцию. Общее время в пути от китайского Сианя до турецкого Стамбула занимает 12 суток.

Абдуллаев также обратил внимание на регулярность движения. Контейнерный поезд из Алтынколя на Баку отправляется каждую субботу, а фидерное судно из Актау в Баку ходит каждую среду независимо от загрузки. Фидер из порта Туркменбаши в Баку ходит нерегулярно, поэтому пока при сравнении сроков, стоимости и времени доставки грузов он не видит рисков для трансказахстанского маршрута от запуска альтернативного.
 
Тем не менее время нахождения контейнеров в пути можно сократить, признается генеральный директор KTZ Express. «В России скорость выше, поэтому для нас ориентир – это Российская Федерация. У них скорость 1200-1250 км в сутки и мы потихонечку прибавляем и увеличиваем скорость», – сказал он.

Скорость позволит и минимизировать воровство из контейнеров – такие случаи отмечались в 2018 году: тогда были похищены товары из китайских контейнеров, направляющихся в Европу. В прошлом году подобного уже не было благодаря увеличению скорости прохождения поездов, сокращению количества остановок на станциях в пути и организации видеонаблюдения на перегрузочных терминалах.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg