В Казахстане впервые ввели гендерные квоты для партийных списков

Позволят ли они активно вовлечь женщин в общественно-политические процессы?

Фото: Аскар Ахметуллин

В Казахстане впервые были введены гендерные квоты для партийных списков. Согласно закону, в стране вводятся квоты в размере не менее 30% для лиц, не достигших 29-летнего возраста, и женщин от общего числа включенных в список лиц для регистрации кандидатов в депутаты мажилиса и маслихата от одной политической партии.

«Для введения данных квот существует комплекс причин», – говорит эксперт ИМЭП при Фонде Первого Президента РК Айман Жусупова. Во-первых, Казахстан, декларируя свое намерение войти в число развитых стран, должен обеспечивать представительство женщин во власти. Так, Казахстан ратифицировал Конвенцию по ликвидации всех форм дискриминации женщин. В 2019 году ООН рекомендовал Казахстану пересмотреть Концепцию семейной и гендерной политики с целью установить 50%-ную квоту представленности женщин во всех сферах жизни.

Во-вторых, сегодня в стране очевидна активизация женских движений – все чаще выступают многодетные матери, есть движения против насилия над женщинами, а также молодежь в целом более четко стала заявлять о своих проблемах. Увеличение представительства женщин и молодежи в политике позволит вынести на обсуждение, повысить эффективность решения про­б­лем, важных для этих категорий населения, считает эксперт.

На сегодняшний день мажилис парламента РК представлен 104 депутатами, среди них 27 женщин (на момент выборов в 2016 году их было 29), соответственно, доля женщин-депутатов составляет 26%.

По данным Института общественной политики, в маслихатах в среднем по стране 22% женщин депутатов – они занимают 740 из 3335 мест. При этом статистика по регионам сильно различается. Наиболее высокий уровень участия женщин в маслихатах наблюдается в северных регионах страны: в Костанайской области – 31,23%, в Павлодарской области – 29,13%, в СКО – 28,57%.

Самые низкие показатели в южных регионах. В Туркестанской области доля женщин – депутатов маслихатов составляет 5,24%. В городе Шымкенте и Кызылординской области – 10,34% и 14,29% соответственно.

«Женщин у нас среди избирателей 52%, молодежи среди избирателей 17%, то есть обе эти группы суммарно набирают примерно 60% избирателей, а может, и больше», – говорит политолог Марат Шибутов. Он добавляет: «У нас парламент и маслихаты – это государственные органы, которые представляют интересы населения. Может ли мужчина в возрасте 55 лет (средний депутат мажилиса) хорошо представлять интересы молодых женщин? Конечно, есть такая возможность, но в целом там есть много недопонимания, большая разница в восприятии, и поэтому шансов маловато. Поэтому и надо, чтобы эти категории получили своих представителей в законодательной власти на всех уровнях».

Шибутов отмечает несколько положительных моментов введения квот для женщин и молодежи. Во-первых, формирование новых списков заставит политические партии подтягивать вверх эти категории, а потом и давать им места в случае выигрыша. Во-вторых, это сразу ставит вопросы об организации внутри партий соответствующих подразделений – женского и молодежного крыла. В-третьих, это будет влиять на предвыборную программу партий – надо будет вносить соответствующие установки и лозунги, это фокусирует на них внимание и ресурсы. Выборы покажут, насколько население поддерживает новую повестку.

«Сегодня сложно однозначно сказать, как изменится повестка дня в связи с введением гендерной квоты», – говорит Айман Жусупова. Она отмечает ряд ограничений, связанных с введением системы квот в текущих реалиях. Во-первых, 30%-ная квота для регистрации партийного списка не является гарантией того, что она будет соблюдена при распределении мандатов. Политическая партия уже самостоятельно будет решать, какое количество мандатов отдать такой категории. Во-вторых, соотношение обеих категорий в списках той или иной партии будет всецело зависеть от ее руководства. Некоторые депутаты отмечают, что молодежь не имеет достаточного профессионального и жизненного опыта для того, чтобы заниматься законотворческой деятельностью, полноценно осознавать глубину обсуждаемых проблем и последствия принимаемых решений.

Более того, женщины и молодежь должны представлять ту или иную политическую партию, что отсекает от участия в парламентских выборах большое количество молодежи и женщин, которые не являются членами партий.

Тем не менее на текущий момент введение квоты – это, конечно, положительный шаг, считает эксперт. Это позволит вынести на обсуждение проб­лемы, касающиеся женщин и молодежи, более четко, с пониманием истинного положения вещей. «В то же время важно, чтобы кандидаты действительно отражали чаяния и проблемы представляемой категории, были нацелены на их решение», – отмечает Жусупова.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Чем Аскар Жумагалиев запомнился на посту министра

С перерывом он курировал цифровую отрасль семь лет

Фото: Аскар Ахметуллин

Аскар Жумагалиев был освобожден от должности министра цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана 20 июля 2020 года. В правительстве страны он два раза занимался связью и цифровизацией – с 2010 по 2014 и с 2017 по 2020 год. «Курсив» вспоминает о том, как оцифровывался Казахстан под его руководством. 

ЦОНы

До появления центров обслуживания населения для получения паспорта, покупки или продажи недвижимости необходимо было взять десяток справок и документов в разных краях города, отстояв при этом очередь. На элементарные процедуры уходили недели. Сегодня все услуги можно получить в одном окне ЦОНа за 1 час, а при необходимости и онлайн.

Например, на переоформление автомобиля в автоЦОНе уходило не меньше двух дней. После объединения систем разных государственных органов все сведения проверяются за минуты. Системы стали надежнее, прозрачнее и быстрее. Речь идет о 17 министерствах, 48 комитетах и 10 местных исполнительных органах, которые пользуются единой платформой интернет-ресурсов. 

Напомним, в своем послании 2005 года первый президент Казахстана поставил перед правительством задачу открыть государственные центры обслуживания населения. Первые ЦОНы были запущены в январе 2007 года. 

eGov

Как и в случае с ЦОНами, до появления eGov по любому вопросу, связанному с личными документами, необходимо было ездить в разные части города и решать бюрократические ребусы. Сегодня портал электронного правительства пользуется высокой популярностью у населения. Количество зарегистрированных на портале пользователей в 2020 году составило 11 млн, а в 2009 году их было всего около 11 тыс.

За неделю казахстанцам предоставляется более 1,5 млн услуг онлайн. Это уже омниканальный сервис – 83% госуслуг доступны на сайте, через мобильное приложение или через telegram-боты.

Интернет

К 2020 году зарегистрировано 17 млн казахстанцев, имеющих доступ к Интернету. К сети Интернет в Казахстане подключены все 118 городов и более 4,2 тыс. сел. Планируется, что благодаря проекту «250+» уже к следующему году к широкополосному интернету будет подключено еще более 1200 сел (4,8 млн человек).

В плане подключения к глобальной сети Казахстан демонстрирует относительно приличную статистику – 84% от всего 18-миллионного населения страны. В России уровень проникновения интернета составляет 76%, в Китае – 53%, а в Индии – 34%.

Связывают страну гигабитные пассивные оптические сети (GPON). Это механизм многоточечного доступа: он позволяет использовать одну-единственную оптоволоконную линию из центрального офиса поставщика для обслуживания нескольких домов и малых предприятий. Технология GPON весьма прогрессивна – например, даже в Германии до сих пор строят сети ADSL (интернет по телефонной линии).

Аскар Жумагалиев запомнился вниманием к новым форматам связи. В Казахстане сети связи третьего поколения (3G) были запущены еще в 2010 году, а, например, украинцы перешли на него только четыре года назад – в 2016-м, когда в РК уже перешли на стандарт четвертого поколения связи (LTE).

При этом стоимость связи в Казахстане остается одной из самых дешевых в мире. В прошлом, 2019 году Казахстан занял второе место в мире по дешевизне мобильного интернета и пятое – по фиксированному интернету в рейтингах сравнения цен.

Инфраструктура

При Аскаре Жумагалиеве был проведен апгрейд до новых форма­тов оптической связи (когерентной) в части магистральных сетей интернета, которые дают пропускную способность в несколько десятков гигабит в секунду.

Казахстан имеет большой ресурс для развития транзитного трафика данных благодаря своему географическому положению – это кратчайшее расстояние от дата-шлюзов КНР до Европы. Кроме того, на время восстановления в случае повреждения сети влияет и способ протяжки кабеля: наземный можно починить быстрее, чем морской.

В Казахстане 15 центров обработки данных классов Tier II и Tier III. Поддержание функционирования такого количества центров необходимо для более качественной локализации популярных сервисов. Ведь казахстанец быстрее скачает информацию из Павлодара, чем из Нью-Йорка.

Стартапы

Astana Hub – это тоже детище Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности. Технопарк создан в 2018 году для развития культуры стартапов. На сегодняшний день участниками хаба стали 2187 команд. В 2019 году IT-стартапы привлекли около 29 млрд тенге, а в 2020-м эта цифра дошла до 37,9 млрд. Только за прошлый год в Казахстане открылось свыше пятисот новых IT-компаний. Этот рост стал возможен благодаря налоговым льготам в юрисдикции технопарка: КПН – 0%, ИПН – 0%, НДС – 0%, социальный налог с доходов нерезидентов – 0%.

Smart City

«Умный город» Акколь – это тоже начинание Аскара Жумагалиева. Акколь – город в Акмолинской области, который был выб­ран в качестве испытательной площадки для внедрения передовых технологий по управлению городской средой. В настоящее время в Акколе проживает чуть более 14 тыс. человек. В городе построена необходимая цифровая инфраструктура: запущены 17,5 км волоконно-оптических линий связи, энергоэффективная сеть LoRaWAN, организованы точки Wi-Fi в общественных местах, модернизирована сеть LTE.

Законодательная инициатива

При Аскаре Жумагалиеве были разработаны законодательные акты по вопросам регулирования цифровых технологий, направленные на расширение применения и дальнейшее внедрение технологий в Казахстане. Благодаря этому в РК теперь реальны проекты, связанные с блокчейном, искусственным интеллектом и другими инновационными направлениями. Кроме того, цифровые документы теперь наделены юридической силой. Эта мера предусматривает целый ряд изменений в сфере предоставления государственных услуг, защиты персональных данных и обеспечения информационной безопасности. Помимо этого появились нормы, ограничивающие участие квазигоссектора в предпринимательской деятельности на рынках, где уже работают частные фирмы. Таким образом, обеспечивается более полное соблюдение принципов Yellow Pages Rules в IT-отрасли.

Майнинг

Вплоть до 2019 года рынок майнинга находился в подвешенном состоянии на территории Казахстана. Не так давно произошло разделение регулирования майнинга и рынка криптовалюты. В настоящее время майнинговый бизнес считается полноправным участником рынка коммуникационных услуг. Майнинговые компании могут заниматься в Казахстане официальной предпринимательской деятельностью по типу ЦОДов, предоставляя вычислительные мощности и аренду серверов на коммерческой основе.

Подобные законопроекты позволят Казахстану вступить в игру на международном рынке майнинга в качестве сильного и конкурентоспособного игрока. И страна имеет все возможности для этого: низкую стоимость электроэнергии и профицитные регионы, заинтересованные в утилизации излишков электроэнергии.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg