2143 просмотра

Вступило в силу соглашение между Казахстаном и Евросоюзом

Оно было подписано в декабре 2015 года

Фото: artjazz, shutterstock

Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве между Казахстаном и Европейским союзом (ЕС), подписанное в декабре 2015 года, вступило в силу с 1 марта 2020 года, пишет Интерфакс.

«Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве между Европейским союзом и его государствами-членами, с одной стороны, и Республикой Казахстан, с другой стороны, подписанное в Астане (Нур-Султан – ИФ-К) 21 декабря 2015 года, вступает в силу 1 марта 2020 года», – сообщалось ранее со ссылкой на документ, опубликованный в официальном журнале Европейского союза (Official Journal of the European Union).

Ранее сообщалось, что в соглашении обозначены 29 сфер взаимодействия. Включены такие моменты, как международная и региональная безопасность, разоружение, торгово-экономические вопросы, торговля, инвестиции, развитие инфраструктуры, инновации, культура, спорт, туризм, сотрудничество в правоохранительной сфере, взаимодействие в сфере образования и развитии человеческого капитала.

Уточнялось, что при разработке и согласовании торгового раздела казахстанские представители руководствовались обязательствами Казахстана в рамках Таможенного союза и договора о ЕАЭС, а также в рамках членства в ВТО.

Переговоры между Казахстаном и ЕС по новому соглашению велись в течение трех лет и завершились в ходе визита тогда еще президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Брюссель 9 октября 2014 года. 20 января 2015 года в Брюсселе стороны провели парафирование текста соглашения.

Ранее премьер-министр Казахстана Аскар Мамин подчеркивал, что ЕС выступает одним из ключевых инвесторов и крупнейшим торговым партнером Казахстана.

«За 9 месяцев 2019 года приток прямых иностранных инвестиций в экономику Казахстана повысился на 15,8% – до $8,7 млрд», – отмечал Мамин.

banner_wsj.gif

В Казахстане впервые ввели гендерные квоты для партийных списков

Позволят ли они активно вовлечь женщин в общественно-политические процессы?

Фото: Аскар Ахметуллин

В Казахстане впервые были введены гендерные квоты для партийных списков. Согласно закону, в стране вводятся квоты в размере не менее 30% для лиц, не достигших 29-летнего возраста, и женщин от общего числа включенных в список лиц для регистрации кандидатов в депутаты мажилиса и маслихата от одной политической партии.

«Для введения данных квот существует комплекс причин», – говорит эксперт ИМЭП при Фонде Первого Президента РК Айман Жусупова. Во-первых, Казахстан, декларируя свое намерение войти в число развитых стран, должен обеспечивать представительство женщин во власти. Так, Казахстан ратифицировал Конвенцию по ликвидации всех форм дискриминации женщин. В 2019 году ООН рекомендовал Казахстану пересмотреть Концепцию семейной и гендерной политики с целью установить 50%-ную квоту представленности женщин во всех сферах жизни.

Во-вторых, сегодня в стране очевидна активизация женских движений – все чаще выступают многодетные матери, есть движения против насилия над женщинами, а также молодежь в целом более четко стала заявлять о своих проблемах. Увеличение представительства женщин и молодежи в политике позволит вынести на обсуждение, повысить эффективность решения про­б­лем, важных для этих категорий населения, считает эксперт.

На сегодняшний день мажилис парламента РК представлен 104 депутатами, среди них 27 женщин (на момент выборов в 2016 году их было 29), соответственно, доля женщин-депутатов составляет 26%.

По данным Института общественной политики, в маслихатах в среднем по стране 22% женщин депутатов – они занимают 740 из 3335 мест. При этом статистика по регионам сильно различается. Наиболее высокий уровень участия женщин в маслихатах наблюдается в северных регионах страны: в Костанайской области – 31,23%, в Павлодарской области – 29,13%, в СКО – 28,57%.

Самые низкие показатели в южных регионах. В Туркестанской области доля женщин – депутатов маслихатов составляет 5,24%. В городе Шымкенте и Кызылординской области – 10,34% и 14,29% соответственно.

«Женщин у нас среди избирателей 52%, молодежи среди избирателей 17%, то есть обе эти группы суммарно набирают примерно 60% избирателей, а может, и больше», – говорит политолог Марат Шибутов. Он добавляет: «У нас парламент и маслихаты – это государственные органы, которые представляют интересы населения. Может ли мужчина в возрасте 55 лет (средний депутат мажилиса) хорошо представлять интересы молодых женщин? Конечно, есть такая возможность, но в целом там есть много недопонимания, большая разница в восприятии, и поэтому шансов маловато. Поэтому и надо, чтобы эти категории получили своих представителей в законодательной власти на всех уровнях».

Шибутов отмечает несколько положительных моментов введения квот для женщин и молодежи. Во-первых, формирование новых списков заставит политические партии подтягивать вверх эти категории, а потом и давать им места в случае выигрыша. Во-вторых, это сразу ставит вопросы об организации внутри партий соответствующих подразделений – женского и молодежного крыла. В-третьих, это будет влиять на предвыборную программу партий – надо будет вносить соответствующие установки и лозунги, это фокусирует на них внимание и ресурсы. Выборы покажут, насколько население поддерживает новую повестку.

«Сегодня сложно однозначно сказать, как изменится повестка дня в связи с введением гендерной квоты», – говорит Айман Жусупова. Она отмечает ряд ограничений, связанных с введением системы квот в текущих реалиях. Во-первых, 30%-ная квота для регистрации партийного списка не является гарантией того, что она будет соблюдена при распределении мандатов. Политическая партия уже самостоятельно будет решать, какое количество мандатов отдать такой категории. Во-вторых, соотношение обеих категорий в списках той или иной партии будет всецело зависеть от ее руководства. Некоторые депутаты отмечают, что молодежь не имеет достаточного профессионального и жизненного опыта для того, чтобы заниматься законотворческой деятельностью, полноценно осознавать глубину обсуждаемых проблем и последствия принимаемых решений.

Более того, женщины и молодежь должны представлять ту или иную политическую партию, что отсекает от участия в парламентских выборах большое количество молодежи и женщин, которые не являются членами партий.

Тем не менее на текущий момент введение квоты – это, конечно, положительный шаг, считает эксперт. Это позволит вынести на обсуждение проб­лемы, касающиеся женщин и молодежи, более четко, с пониманием истинного положения вещей. «В то же время важно, чтобы кандидаты действительно отражали чаяния и проблемы представляемой категории, были нацелены на их решение», – отмечает Жусупова.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg