Как прошли парламентские выборы в новом формате в Узбекистане

Корреспондент «Курсива» наблюдал, чем они на самом деле отличались от электоральных процессов времен Ислама Каримова

Фото автора

Парламентские выборы в новом формате прошли в Узбекистане. Корреспондент «Курсива» наблюдал, чем они на самом деле отличались от электоральных процессов времен Ислама Каримова

Первое, что бросилось в глаза по приезде в Узбекистан, – полное отсутствие визуальной рекламы политических партий, которые боролись за депутатские места в законодательной палате Олий Мажлиса. Не было привычных для Казахстана гигантских билбордов, призывающих избирателей отдать свои голоса тому или иному политическому объединению. Не видно было множества больших и малых постеров, хотя наши пропагандисты имеют обыкновение обклеивать такими агитками любое относительно свободное место на фонарных столбах, стенах, дверях жилых домов и торговых центров. Тем не менее граждане Узбекистана в целом были неплохо осведомлены как о дате проведения парламентских выборов, так и о партиях-участницах. 

Все дело в СМИ 

Основную роль в информировании населения, пожалуй, сыграли СМИ, особенно телевидение. Именно телеканалы во главе с доминирующим «Узбекистан-24» постоянно крутили видеоролики не только с рекламой политических партий, но и с призывами прийти на выборы 22 декабря 2019 года и объяснениями, почему это необходимо. Для создания «выборных» видеороликов были привлечены ведущие клипмейкеры Узбекистана – для этого Центризбирком специально объявил конкурс с очень неплохим для этой страны призовым фондом. Главным новшеством завершившейся предвыборной кампании стали регулярные дебаты между представителями всех допущенных к борьбе за депутатские мандаты политических партий. 
Дебаты транслировались в прайм-тайм и шли исключительно в прямом эфире.

Именно благодаря дебатам жители Узбекистана узнали, какой идеологии придерживается та или иная политическая партия. Оказалось, например, что крупнейшая в стране узбекская Либерально-демократическая партия (УзЛиДеП), членом которой является президент страны Мирзиёев, относит себя к правому центру. При этом, по словам руководителей УзЛиДеП, их электорат – представители среднего класса собственников, предприниматели и фермеры.

А партия «Миллий тикланиш» хоть и считает себя демократической, в реальности является сторонником консервативного развития страны. Левый фланг в Узбекистане представляют социал-демократы из «Адолата» и Народно-демократическая партия, идеология которой сильно напоминает идеи коммунистов. Наконец, интересы различных «зеленых» движений защищает появившаяся в начале текущего года Экологическая партия.

«Вживую» понаблюдать за словесными баталиями между идеологическими оппонентами, претендующими на депутатские мандаты в Олий Мажлисе, мог любой желающий. Никаких ограничений, лишь бы остались свободные места в оборудованном под дебаты зале. 

Присутствие не только виртуальных, но и настоящих зрителей, которые могли задавать каверзные вопросы кандидатам в депутаты, не давало последним расслабиться. Спрашивали и об отношении кандидатов в депутаты к событиям недавнего прошлого, и о наиболее злободневных темах текущего дня, таких как массовая вырубка деревьев или стоимость обучения в высших учебных заведениях; просили оценить прожиточный минимум в Узбекистане. Ответы партийных лидеров моментально становились темой для обсуждения в обществе и, судя по всему, позже отразились на результатах голосования. 

Вначале все же политика 

Характер вопросов, которые были заданы претендентам на места в парламенте как во время дебатов, так и в социальных сетях и СМИ, говорил о явно возросшей активности граждан Узбекистана. Было заметно, что их куда больше интересовали темы будущих политических изменений внутри страны, нежели экономика или внешняя политика. По мнению члена Центризбиркома Узбекистана, ректора Университета журналистики и массовых коммуникаций Шерзодхона Кудратходжаева, заметная политизация населения является вполне естественным явлением. 

«На мой взгляд, при правильном подходе к политике тезис о том, что вначале экономика, а потом – политика, становится неактуальным. Ведь адекватная политика определяет и формирует экономические интересы страны. Да, экономика материальна. Ее результаты, образно говоря, можно пощупать. Но политика – это такой процесс, который ведет или к стагнации, или к высокой мотивации. Посмотрите, например, на Японию, Южную Корею или Германию. У них не было особых ресурсов, но они построили процветающие экономики за счет развития человеческого потенциала», – заметил в беседе с «Курсивом» Шерзодхон 

Кудратходжаев. В день выборов депутатов законодательной палаты Олий Мажлиса и местных представительных органов – кенгашей – несколько сотен узбекистанских блогеров, журналистов и гражданских активистов внимательно следили за ходом избирательного процесса не только непосредственно на участках, но и в режиме online – через специальные видеокамеры, которые по решению Центризбиркома были установлены во всех без исключения выборных пунктах страны. Даже в отдаленных районах Узбекистана трансляция оттуда шла через спутниковый интернет. Некоторые предварительные итоги голосования удивили. 

Неожиданные итоги 

Например, была зафиксирована самая низкая явка избирателей за всю историю современного Узбекистана. Выяснилось, что вместо 90–96%, о которых в прошлые годы стандартно рапортовал Центризбирком, на этот раз на выборы пришли лишь 67,8% избирателей. При этом блогеры и гражданские активисты наблюдали с утра очереди на избирательных участках.

Предпочтения граждан Узбекистана в отношении политических партий если и не стали сюрпризом, то определенную интригу все же создали. Хотя, по предварительным данным, больше всего мест в парламенте получила ранее доминирующая Либерально-демократическая партия (42 места из 150 возможных), говорить о ее победе и праве сформировать правительство страны пока еще рано. Все решит второй тур, который состоится 5 января 2020 года.

По его итогам победу могут одержать и консерваторы из партии «Миллий тикланиш», получившие в первом туре 34 мандата, и социал-демократы из партии «Адолат», 20 представителей которых уже без пяти минут депутаты законодательной палаты Олий Мажлиса. 

«Во втором туре будут определены депутаты от 25 округов. У нас разрыв с либерал-демократами не очень большой. По нашим данным, минимум в 15 округах наши кандидаты продолжат борьбу. Шансы победить у них очень неплохие», – заметил в беседе с «Курсивом» лидер партии «Миллий тикланиш» Алишер Кадиров.

Не собирается сдаваться и социал-демократическая партия «Адолат».

«Пока у нас 20 мест. Но мы будем бороться. Надеемся, что нам удастся получить больше мест. Если народ сделает свой выбор в нашу пользу, мы будем формировать свое правительство!» – решительно заявил «Курсиву» пока еще зампредседателя законодательной палаты Олий Мажлиса и одновременно первого руководителя партии социал-демократов Узбекистана Нариман Умаров

Сторонний взгляд

 Наблюдатели из краткосрочной миссии ОБСЕ на пресс-конференции на следующий день после выборов сообщили, что было отмечено немало нарушений выборного законодательства в виде голосования за других лиц и вброса бюллетеней. В то же время наблюдатели признали, что население Узбекистана не осталось равнодушным к будущему составу законодательной палаты Олий Мажлиса, явно сознательно делая свой выбор.

«Я сам наблюдал в нескольких местах, как и молодые, и пожилые избиратели тратили до получаса, чтобы изучить плакаты с информацией о кандидатах и их платформах. Такая вовлеченность и уровень заинтересованности, безусловно, очень воодушевляют», – заметил председатель Парламентской ассамблеи ОБСЕ Георгий Церетели.
 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Чем Аскар Жумагалиев запомнился на посту министра

С перерывом он курировал цифровую отрасль семь лет

Фото: Аскар Ахметуллин

Аскар Жумагалиев был освобожден от должности министра цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана 20 июля 2020 года. В правительстве страны он два раза занимался связью и цифровизацией – с 2010 по 2014 и с 2017 по 2020 год. «Курсив» вспоминает о том, как оцифровывался Казахстан под его руководством. 

ЦОНы

До появления центров обслуживания населения для получения паспорта, покупки или продажи недвижимости необходимо было взять десяток справок и документов в разных краях города, отстояв при этом очередь. На элементарные процедуры уходили недели. Сегодня все услуги можно получить в одном окне ЦОНа за 1 час, а при необходимости и онлайн.

Например, на переоформление автомобиля в автоЦОНе уходило не меньше двух дней. После объединения систем разных государственных органов все сведения проверяются за минуты. Системы стали надежнее, прозрачнее и быстрее. Речь идет о 17 министерствах, 48 комитетах и 10 местных исполнительных органах, которые пользуются единой платформой интернет-ресурсов. 

Напомним, в своем послании 2005 года первый президент Казахстана поставил перед правительством задачу открыть государственные центры обслуживания населения. Первые ЦОНы были запущены в январе 2007 года. 

eGov

Как и в случае с ЦОНами, до появления eGov по любому вопросу, связанному с личными документами, необходимо было ездить в разные части города и решать бюрократические ребусы. Сегодня портал электронного правительства пользуется высокой популярностью у населения. Количество зарегистрированных на портале пользователей в 2020 году составило 11 млн, а в 2009 году их было всего около 11 тыс.

За неделю казахстанцам предоставляется более 1,5 млн услуг онлайн. Это уже омниканальный сервис – 83% госуслуг доступны на сайте, через мобильное приложение или через telegram-боты.

Интернет

К 2020 году зарегистрировано 17 млн казахстанцев, имеющих доступ к Интернету. К сети Интернет в Казахстане подключены все 118 городов и более 4,2 тыс. сел. Планируется, что благодаря проекту «250+» уже к следующему году к широкополосному интернету будет подключено еще более 1200 сел (4,8 млн человек).

В плане подключения к глобальной сети Казахстан демонстрирует относительно приличную статистику – 84% от всего 18-миллионного населения страны. В России уровень проникновения интернета составляет 76%, в Китае – 53%, а в Индии – 34%.

Связывают страну гигабитные пассивные оптические сети (GPON). Это механизм многоточечного доступа: он позволяет использовать одну-единственную оптоволоконную линию из центрального офиса поставщика для обслуживания нескольких домов и малых предприятий. Технология GPON весьма прогрессивна – например, даже в Германии до сих пор строят сети ADSL (интернет по телефонной линии).

Аскар Жумагалиев запомнился вниманием к новым форматам связи. В Казахстане сети связи третьего поколения (3G) были запущены еще в 2010 году, а, например, украинцы перешли на него только четыре года назад – в 2016-м, когда в РК уже перешли на стандарт четвертого поколения связи (LTE).

При этом стоимость связи в Казахстане остается одной из самых дешевых в мире. В прошлом, 2019 году Казахстан занял второе место в мире по дешевизне мобильного интернета и пятое – по фиксированному интернету в рейтингах сравнения цен.

Инфраструктура

При Аскаре Жумагалиеве был проведен апгрейд до новых форма­тов оптической связи (когерентной) в части магистральных сетей интернета, которые дают пропускную способность в несколько десятков гигабит в секунду.

Казахстан имеет большой ресурс для развития транзитного трафика данных благодаря своему географическому положению – это кратчайшее расстояние от дата-шлюзов КНР до Европы. Кроме того, на время восстановления в случае повреждения сети влияет и способ протяжки кабеля: наземный можно починить быстрее, чем морской.

В Казахстане 15 центров обработки данных классов Tier II и Tier III. Поддержание функционирования такого количества центров необходимо для более качественной локализации популярных сервисов. Ведь казахстанец быстрее скачает информацию из Павлодара, чем из Нью-Йорка.

Стартапы

Astana Hub – это тоже детище Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности. Технопарк создан в 2018 году для развития культуры стартапов. На сегодняшний день участниками хаба стали 2187 команд. В 2019 году IT-стартапы привлекли около 29 млрд тенге, а в 2020-м эта цифра дошла до 37,9 млрд. Только за прошлый год в Казахстане открылось свыше пятисот новых IT-компаний. Этот рост стал возможен благодаря налоговым льготам в юрисдикции технопарка: КПН – 0%, ИПН – 0%, НДС – 0%, социальный налог с доходов нерезидентов – 0%.

Smart City

«Умный город» Акколь – это тоже начинание Аскара Жумагалиева. Акколь – город в Акмолинской области, который был выб­ран в качестве испытательной площадки для внедрения передовых технологий по управлению городской средой. В настоящее время в Акколе проживает чуть более 14 тыс. человек. В городе построена необходимая цифровая инфраструктура: запущены 17,5 км волоконно-оптических линий связи, энергоэффективная сеть LoRaWAN, организованы точки Wi-Fi в общественных местах, модернизирована сеть LTE.

Законодательная инициатива

При Аскаре Жумагалиеве были разработаны законодательные акты по вопросам регулирования цифровых технологий, направленные на расширение применения и дальнейшее внедрение технологий в Казахстане. Благодаря этому в РК теперь реальны проекты, связанные с блокчейном, искусственным интеллектом и другими инновационными направлениями. Кроме того, цифровые документы теперь наделены юридической силой. Эта мера предусматривает целый ряд изменений в сфере предоставления государственных услуг, защиты персональных данных и обеспечения информационной безопасности. Помимо этого появились нормы, ограничивающие участие квазигоссектора в предпринимательской деятельности на рынках, где уже работают частные фирмы. Таким образом, обеспечивается более полное соблюдение принципов Yellow Pages Rules в IT-отрасли.

Майнинг

Вплоть до 2019 года рынок майнинга находился в подвешенном состоянии на территории Казахстана. Не так давно произошло разделение регулирования майнинга и рынка криптовалюты. В настоящее время майнинговый бизнес считается полноправным участником рынка коммуникационных услуг. Майнинговые компании могут заниматься в Казахстане официальной предпринимательской деятельностью по типу ЦОДов, предоставляя вычислительные мощности и аренду серверов на коммерческой основе.

Подобные законопроекты позволят Казахстану вступить в игру на международном рынке майнинга в качестве сильного и конкурентоспособного игрока. И страна имеет все возможности для этого: низкую стоимость электроэнергии и профицитные регионы, заинтересованные в утилизации излишков электроэнергии.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg