Перейти к основному содержанию

69020 просмотров

Вступление Узбекистана в ЕАЭС грозит банкротством фермерам Казахстана

Считает эксперт

Фото: monticello

Присоединение Узбекистана к ЕАЭС произойдет в течение ближайших трех лет и приведет к банкротству крестьянских хозяйств в Казахстане. Такое мнение озвучил старший партнер Центра стратегических инициатив (CSI) Олжас Худайбергенов. Другие отечественные эксперты, наоборот, уверены: такое расширение ЕАЭС подстегнет развитие казахстанского АПК.

«В период 2020–2022 годов ЕАЭС расширится и включит в себя Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Азербайджан, – гласит один из 10 «шокирующих» прогнозов, которые CSI обнародует второй год подряд. – Вступление Узбекистана в Евразийский экономический союз вкупе с вынужденным обнулением субсидий сельскому хозяйству вызовет масштабный кризис в отрасли и серию банкротств крупнейших сельхозпроизводителей Казахстана», – говорится в нем.

Сам Худайберегенов аргументирует вывод тем, что при прозрачности границ с Узбекистаном казахстанские аграрии не смогут конкурировать с производителями из соседней страны. Себестоимость сельхозпродукции, прежде всего плодоовощной, в Узбекистане ниже, а система субсидирования сектора АПК – эффективнее и гибче, чем в Казахстане, что только увеличивает разрыв в конечной цене узбекистанских и отечественных овощей и фруктов.

Мукомолы уже под ударом

И хотя «шокирующие» прогнозы от CSI для казахстанской и мировой экономики относятся к маловероятным, а вероятность их исполнения – меньше 1%, именно этот аграрный прогноз обратил на себя внимание. Напомним, в сентябре 2019 года «Курсив» писал, что в Шымкенте простаивает около 70% мукомольных предприятий. В I квартале 2019 года аналогичная картина наблюдалась в Северо-Казахстанской области. Казахстан теряет экспортные рынки муки, поскольку Узбекистан поддерживает развитие мукомольных производств на своей территории, субсидируя их и обнулив таможенную пошлину для ввоза сырья.

В результате узбекские мукомолы производят муку из казахстанской пшеницы и выходят с ней на те же рынки. Закуп Узбекистаном казахстанского сырья, по данным МСХ, вырос с 1,4 млн т в 2017 году до 2,2 млн т в 2018-м. При этом, по словам президента Союза зернопереработчиков Казахстана Евгения Гана, узбекские предприятия продают муку по $170 за тонну, тогда как в Казахстане себестоимость ее производства в начале этого года обходилась в $214 за тонну.

И эта тенденция сохранится: в I полугодии 2019 года казахстанские мукомолы уже потеряли около 22% экспорта от прошлогоднего объема (во многих случаях место отечественных производителей заняли узбекские), и по итогам года компенсации этих потерь Ган не ожидает. Да, в случае вступления Узбекистана в ЕАЭС Ташкенту придется уравнять в правах местных и казахстанских мукомолов. Но немалая часть производства к тому времени может передислоцироваться в соседнюю страну.

«В Казахстане наблюдаются два разнонаправленных процесса: мукомолы на севере заняты строительством мощных производственных активов; север, как самый удаленный от основных рынков в Центральной Азии, уже понял, что конкурировать он сможет, только снижая издержки и оптимизируя затраты, – говорит Ган. – Те же производства, которые расположены на юге, уходят в Узбекистан: или создают СП с тамошними производителями, или просто переносят туда мельницы. Переток производства, хотим мы этого или нет, будет продолжаться», – заключает эксперт.

Действительно ли узбекский экспорт наводняет Казахстан?

По данным статкомитета Узбекистана, на Казахстан сейчас приходится около 8% экспорта товаров из Узбекистана, и наша республика сейчас – третий по величине рынок сбыта для Ташкента после Китая (16,1% от всего объема экспорта) и России (12,8%). 

Экспорт овощной продукции из Узбекистана в первом полугодии вырос на 4,5%, а плодов и ягод – на 3,4%. Если посмотреть на динамику экспортных поставок подобной продукции из Узбекистана в РК, то можно обнаружить, что по ряду культур Казахстан значительно увеличил закупки. Если в 2012 году, по данным МСХ, страна импортировала из Узбекистана всего 1,7 тыс. т лука, то в 2018 году – 70 тыс. т. Капусты в 2012 году завезли 9 тыс. т, к 2016 году показатель вырос до 29 тыс. т и на этом уровне пока остановился. Практически такие же цифры по узбекским томатам – их импорт в Казахстан в 2012–2016 годах вырос с 9 тыс. т до 29 тыс. т и потихоньку продолжает прибавлять. С поставками яблок на казахстанский рынок «помогла» Польша: из-за роста цен на польские яблоки Казахстан увеличил импорт узбекских – с 3 тыс. т в 2017 году до
8 тыс. т в 2018-м. 

А вот импорт узбекских моркови и свеклы в те же сроки сократился – с 34 тыс. т до 16,5 тыс. т, то есть какие-то сегменты внутреннего рынка отечественные производители у зарубежных отвоевали. Картофель же Казахстан соседям больше продает, чем покупает. Стоит вспомнить осень 2017 года, когда из-за неурожая в Узбекистане экспорт казахстанского картофеля в соседнюю страну только за июнь – сентябрь превысил продажи всего 2016 года (76 тыс. т и 52 тыс. т картофеля соответственно).

Картофель – всем пример

Картофель может стать символом сотрудничества стран, поскольку здесь Казахстан и Узбекистан сформировали эффективную модель регионального взаимодействия, считает экс-первый вице-министр сельского хозяйства Казахстана Арман Евниев.

«Вступление Узбекистана в ЕАЭС является вопросом второстепенным, это всего лишь результат роста экономики нашего соседа, – говорит Евниев. – Им есть что продавать, и если их не пустят в дверь, они зайдут через окно. Один из выходов – экономически обоснованная и взаимовыгодная региональная специализация. Такую схему уже несколько лет продвигают картофелеводы: ранний узбекский картофель продают в Казахстан, а поздний казахстанский картофель идет на зиму в Узбекистан. Думаю, нам лучше сосредоточиться на сферах, в которых предприниматели наших стран смогут дополнять друг друга и делать взаимовыгодный бизнес».

По мнению Евниева, казахстанским аграриям стоит сконцентрировать все силы и ресурсы на отраслях, где они обладают реальными преимуществами – таких, как молочная и масложировая. А опыту Узбекистана в развитии сельского хозяйства стоит поучиться.

«К сожалению, прогноз, о котором вы говорите, выглядит как заклинание типа: «Смотрите, мол, зима близко!» – говорит эксперт. – Было бы гораздо больше пользы, если бы стратеги-макроэкономисты передали правительству анализ действий их узбекских коллег. У нас субсидии госорганы и фермеры воспринимают не как инструмент, а как цель, за конечный результат не спрашивают. А в Узбекистане есть спрос: на днях я разместил пост со ссылкой на постановление президента Узбекистана касательно развития тепличной индустрии. Там перечень проектов утверждает Генпрокуратура, которая потом за освоение с бизнеса и спросит. И все это планирует, готовит, мониторит и контролирует Национальное агентство проектного управления при президенте. Вот чем бы заняться нашему правительству и МСХ», – считает он.

Мнение Абдуллы Абдукадырова, независимого экономиста:

«Мне кажется, что принципиальное политическое решение о вступлении Узбекистана в ЕАЭС уже принято. Однако это не означает, что Узбекистан не будет вести многосторонние и двухсторонние переговоры с каждым членом ЕАЭС, чтобы защитить собственные интересы.

Сколько займет этот процесс, во многом будет зависеть от политических процессов, проистекающих в России и в Узбекистане. Особой экономической составляющей во вступление в ЕАЭС для Узбекистана в данный момент не видится (кроме защиты трудовых мигрантов).

Что касается конкуренции на рынке ЕАЭС узбекских и казахстанских сельхозпроизводителей и возможного банк­ротства многих сельхозпроизводителей, то это утверждение лишено серьезного обоснования. Объясню почему.

Во-первых, структура основного сельс­кохозяйственного производства и экспорта Казахстана и Узбекистана по крупным позициям практически не совпадает. Казахстан в основном экспортирует мясо и субпродукты, КРС в живом виде, пшеницу, ячмень, рис, муку пшеничную. По всем этим позициям Узбекистан является нетто-импортером, что для Казахстана, конечно, важно. 

Во-вторых, Казахстан в очень малых объемах экспортирует шерсть, шкуру КРС, овощи и фрукты, в том числе томаты. Узбекистан может быть конкурентом только в сегменте овощей и фруктов. Однако эта конкуренция уже существует много десятилетий, и вступление в ЕАЭС ничего существенно не поменяет.

В-третьих, экономики Казахстана и Узбекистана в плане структуры импорт-экспорта взаимно дополняют друг друга, этой органичности уже несколько десятков лет (не говоря уже об исторических связях и традиционной торговле в регионе между народами, заселявшими эти территории ранее).

И, в-четвертых, Узбекистан традиционно экспортирует овощи и фрукты, в основном те позиции, которые в Казахстане, как правило, не растут.

Да, есть небольшое совпадение производства с югом Казахстана. Но там нет конкуренции, да и экспортеры давно научились пользоваться брендом made in Uzbekistan (узбекская дыня, узбекский арбуз, узбекская черешня и так далее)».
 

62809 просмотров

Российской делегации «досталось» на встрече премьеров в Алматы

О чем говорили на межправсовете стран–членов ЕАЭС

Фото: пресс-служба премьер-министра Республики Казахстан

Очередное заседание межправительственного совета Евразийской экономической комиссии в Алматы показало имеющиеся разногласия между странами ЕАЭС. За ходом переговоров наблюдал спецкор «Курсива».

Из поступивших за три дня до начала межправительственного заседания Евразийского экономического совета (ЕМПС) пресс-анонсов следовало, что работать совет и в узком, и в расширенном составе будет в расположенном в центре Алматы отеле Rixos. Это означало, что спуска лавин на курорте «Шымбулак», скорее всего, не предвидится, а заседание может непривычно начаться без задержки на три часа. 

Понервничать представителям СМИ все равно пришлось. Ближе к двум часам дня к расстеленной у центрального входа в отель красной дорожке один за другим стали подъезжать автомобили представительского класса. Вот только из них никто не вышел. Поочередно постояв по две-три секунды, лимузины выстроились на специально выделенной для них стоянке, чем еще больше удивили журналистов. «Похоже, что без вашего лыжного курорта не обошлось», – с явным кавказским акцентом предположил один из зарубежных представителей прессы. Вопреки этому предположению главы правительств появились ровно в 13.50 (как и было указано в пресс-анонсах), дабы сфотографироваться для протокола на фоне флагов своих стран.

И дальше все пошло по расписанию, поэтому регулярно присутствующие на подобных мероприятиях журналисты сделали вывод: смена председателей правительства способна влиять на пунктуальность в проведении встреч.

Тайны «слуховой комнаты»

«Слуховой комнатой» журналисты назвали помещение рядом с пресс-центром. Представителей СМИ в эту комнату не пускали, зато из нее регулярно выходили правительственные аналитики, чтобы заглянуть в буфет пресс-центра. Самые разговорчивые рассказали, что на повестке дня закрытого заседания было 14 вопросов, и, судя по наблюдениям случайных собеседников, переговоры шли непросто. 

Было отмечено, что страны ЕАЭС отказались поддержать идею России о поэтапном снижении беспошлинного порога на приобретение товаров с зарубежных онлайн-площадок. Согласившись с мнением армянской стороны, что подобный шаг на данном этапе может спровоцировать общественное недовольство, участники ЕМПС договорились вернуться к обсуждению этой темы на апрельском заседании в Минске. 

Кроме того, посетители «слуховой комнаты» рассказали о недовольстве Кыргызстана действиями Казахстана – якобы казахстанская сторона не устранила существовавшие до вступления Кыргызстана в ЕАЭС в 2015 году различные барьеры на поставку киргизских товаров и грузов не только на внешние рынки, но и на внутренний рынок союза. «Было отмечено, что казахстанские пограничники, ссылаясь на некий приказ сверху, продолжают жесткую проверку киргизских грузовых автомобилей, из-за чего очереди на границе с Казахстаном стали даже больше, чем это было ранее», – поделился с «Курсивом» услышанным на закрытом заседании один из посетителей охраняемой «слуховой комнаты».

На расширенном заседании ЕМПС, в котором вместе с главами правительств Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России в качестве наблюдателя принял участие и недавно назначенный премьер-министром Молдовы Ион Кику, особых страстей уже не наблюдалось. Было заметно, что под пристальным вниманием СМИ члены правительственных делегаций сдерживают свои эмоции, которые в виде интонаций, мимики и отдельных жестов все же прорывались наружу. 

Чем недоволен Казахстан 

Так, премьер-министр Казахстана Аскар Мамин, который на правах хозяина открыл вторую часть заседания межправсовета, сначала обозначил основные проблемы мировой экономики, а когда речь зашла о барьерах внут­ри ЕАЭС, заметно сменил интонацию. «Сегодня мы ведем реестр согласованных препятствий, который имеет 68 позиций. А начинали с 60. Вместо того чтобы снижать данные показатели, к сожалению, мы с каждым годом их только увеличиваем, возводя все новые и новые барьеры, либо затягиваем их устранение», – заметил Аскар Мамин. Он напомнил, что Казахстан несколько раз инициировал внесение поправок в законодательные акты ЕАЭС, чтобы устранить упомянутые барьеры, но продвижения по этому вопросу так и не увидел. 

Инициативы Беларуси, Армении и Кыргызстана

На озвученные Аскаром Маминым предложения, будь то тема наложения штрафов за совершение нарушений на территории ЕАЭС или вопрос использования нелицензионной продукции, премьер-министры стран союза почти не отреагировали. Глава белорусского правительства Сергей Румас, сославшись на поручение своего президента Александра Лукашенко, объявил о желании ставшей во главе ЕАЭС Беларуси усилить наднациональную компетенцию Евразийской комиссии. Речь идет о повышении роли ЕЭК в решении таких вопросов, как «техническое регулирование применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер, осуществления государственных закупок и предоставления субсидий». Помимо этого белорусская сторона намерена сосредоточиться на создании условий для проведения единой экономической политики стран ЕЭАС в сфере промышленности, сельского хозяйства, энергетики и транспорта. 

Идею Беларуси поддержал премьер-министр Армении Никол Пашинян. Он также заметил, что, по наблюдениям армянской стороны, снимаемые барьеры периодически возникают вновь из-за действий естественных монополистов. «Считаем, что необходимо консолидировать сов­местные усилия, направленные на устранение существующих препятствий и создание условий, исключающих возможность их повторного возникновения», – заявил Пашинян, с улыбкой подчеркнув, что говорит об этом не в первый раз. 

В отличие от улыбающегося Пашиняна глава правительства Кыргызстана Мухаммедкалый Абылгазиев был мрачен. Еще не отойдя от возникшего на закрытом заседании спора, он, тем не менее, нашел в себе силы, чтобы поблагодарить Аскара Мамина «за теплый прием и создание хороших условий для конструктивной работы». Однако отголоски ранее прозвучавших претензий в адрес Казахстана в выступлении Абылгазиева все же были. Подчеркнув, что главной задачей по завершению формирования единого рынка ЕАЭС является снятие внутренних барьеров, препятствующих свободному движению товаров, услуг, капитала и рабочей силы, премьер-министр Кыргызстана заметил, что для эффективной системы по устранению барьеров необходимо немедленное принятие сразу нескольких мер. «Первое – наделить ЕЭК дополнительными полномочиями по отмене национальных актов государств-членов, нарушающих правила ЕАЭС. Второе – установить порядок и определить сроки рассмотрения обращений по нарушению правил союза. Следующее – уполномочить ЕЭК правом подачи исков в суд ЕАЭС в случае неисполнения государством-членом ее решений. Кроме того, крайне важно внедрить механизм определенных санкций, взысканий и компенсаций судом ЕАЭС при неисполнении решения коллегии Евразийской экономической комиссии», – глядя в сторону разговаривающих между собой Аскара Мамина и министра финансов РК Алихана Смаилова, заявил премьер-министр Кыргызстана. При этом он выразил надежду, что ради достижения основополагающих целей ЕАЭС его предложения будут поддержаны всеми государствами – членами союза. 

Чем Мишустин отличается от Медведева 

Наконец, наступил черед председателя правительства России Михаила Мишустина, речь которого представители СМИ ждали с особым интересом. Немало журналистов сразу заметили, что стилем поведения Мишустин отличается от предшественника – Дмитрия Медведева. «Он не старается быть в центре внимания, легко находит контакт с представителями других делегаций, не чураясь подходит к ним без особого приглашения», – поделился с «Курсивом» своими наблюдениями корреспондент одного из российских федеральных телеканалов, сумевший пробраться в перерыве между заседаниями за кулисы межправсовета. Пикантность предстоящему выступлению придавал и тот факт, что, по информации посетителей «слуховой комнаты», именно в адрес России со стороны других стран – членов ЕАЭС было высказано больше всего претензий в создании всевозможных барьеров. 

Михаила Мишустина весь вылитый на делегацию России негатив не смутил. Напротив, в своем выступлении он подчеркнул, что Российская Федерация делает все возможное, чтобы живущие в Евразийском союзе люди чувствовали преимущества общего пространства и могли пользоваться равными возможностями. «Несколько слов о результатах, которых добился наш союз. За первые три квартала прошлого года совокупный ВВП союза увеличился на 1,4%. Рост промышленности и сельского хозяйства – на 2,7%. Есть изменения в структуре экспортных операций внутри союза. Доля машин, оборудования и транспортных средств достигла 20%. Внутренний рынок наполняется более разнообразными товарами, а у наших производителей появляются новые возможности для продвижения своей продукции. Вступило в силу соглашение о пенсионном обеспечении трудящихся ЕАЭС, которое гарантирует всем гражданам нашей «пятерки» право на получение пенсий независимо от места работы на территории союза. Это затрагивает интересы миллионов людей! И еще одно знаковое решение: разница в ценах на билеты в музеи и другие учреждения культуры для граждан союза наконец устранена», – подчеркнул Михаил Мишустин, заметив, что Россия всегда идет навстречу конструктивным предложениям от коллег по союзу. 

Новый глава правительства РФ поставил перед странами ЕАЭС пять основных задач. Речь идет об устранении препятствий в торговле и развитии конкурентных условий для бизнеса, ускорении цифровизации экономик стран «пятерки», процессе по созданию крупного проекта евразийской сети промышленной кооперации, расширении международного сотрудничества, а также увеличении расходов на социальные нужды населения стран единого пространства. 

Взгляд со стороны 

Уже достигнутые по итогам заседания межправсовета поручения, распоряжения и решения по устранению существующих барьеров правительственные делегации стран ЕАЭС подписывали как-то неуверенно, у журналистов даже сложилось впечатление, что они пока не очень доверяют позиции России. Мишустин периодически подходил к своим коллегам из других стран и долго о чем-то с ними беседовал. Наблюдавший за этим зарубежный журналист заметил, что, похоже, в документах Евразийского союза не работает главный пункт – о добровольном участии в этом объединении. «Не понимаю, зачем уговаривать?! Если нет желания, то пусть каждый идет своим путем», – пожал плечами представитель прессы из Европы.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif