Перейти к основному содержанию
1870 просмотров

Военные расходы в мире в 2018 году выросли до $1,82 трлн

Пятерку мировых лидеров по тратам на оборону покинула Россия

Фото: Shutterstock

Военные расходы в мире в 2018 году выросли до $1,82 трлн, что на 2,6% больше, чем годом ранее, говорится в докладе SIPRI. Военные расходы стран мира растут второй год подряд и теперь, отмечают авторы доклада, достигли самого высокого уровня с 1988 года, передает Интерфакс-Казахстан.

В то же время доля военных расходов в мировом ВВП снизилась по сравнению с прошлым годом. Так, в 2018 году военные расходы в мире составили 2,1% мирового ВВП, а годом ранее - 2,2%.

«В 2018 году половина мировых военных расходов приходилась на США и Китай. Более высокий уровень мировых военных расходов в 2018 году является главным образом результатом значительного увеличения расходов в этих двух странах», - отмечает научный сотрудник Программы вооружений и военных расходов SIPRI Нан Тьян.

Россия покинула пятерку мировых лидеров по тратам на оборону впервые за 12 лет. На первом месте значатся США с расходами в $649 млрд, на втором - Китай ($250 млрд), на третьем - Саудовская Аравия ($67,6 млрд), на четвертом - Индия ($66,5 млрд), а на пятом - Франция ($63,8 млрд). На страны из первой "пятерки" пришлось 60% мировых военных расходов.

В 2017 году Россия занимала в рейтинге четвертое место, обходя по тратам на оборону и Индию, и Францию.

Расходы США на оборону в 2018 году увеличились впервые за семь лет, прибавив 4,6% . Рост военных расходов Китая наблюдается уже 24 года подряд, в 2018 году они увеличились на 5%.

Военные расходы значительно увеличили ряд стран Центральной и Восточной Европы. Так, Польша нарастила расходы на оборону в 2018 г. на 8,9% - до $11,6 млрд, а Украина на 21% - до $4,8 млрд. В целом же в Восточной Европе расходы снизились.

«Рост военных расходов в Центральной и Восточной Европе во многом связан с растущими представлениями об угрозах со стороны России. Это произошло, несмотря на то, что российские военные расходы за последние два года сократились», - констатирует старший научный сотрудник программы вооружений и военных расходов SIPRI Питер Веземан.

Страны-члены НАТО в 2018 году потратили на оборону $963 млрд. Годом ранее расходы альянса составляли $900 млрд.

banner_wsj.gif

5420 просмотров

О чем говорил Токаев

Анализируем последнее обращение президента

Фото: Аскар Ахметуллин

Президент Касым-Жомарт Токаев выступил в минувший понедельник со ставшим традиционным в период чрезвычайного положения еженедельным обращением к гражданам. Он сообщил, что общестрановой режим ЧП завершился и обозначил ключевые моменты по преодолению кризиса и возвращению страны к нормальному режиму жизни. 

Выступление президента условно можно разделить на три части. Первая касается мер карантинного и санитарно-эпидемиологического характера, вторая посвящена его оценке сложившейся в экономике ситуации и мерам по выходу из кризиса, третья – задачам чисто управленческого характера.

«Самое любопытное в обращении президента то, что оно представляет своего рода гибрид новых подходов к экономической политике и отголосков старых. Это очень интересная комбинация, которая, видимо, отражает некий процесс борьбы, трансформации политики. С одной стороны, звучат очень интересные новые идеи, в частности, о прогрессивной шкале налогообложения, экономической и социальной прибыльности государственных затрат, использовании строительства больниц и затрат на образование как форм выхода из кризиса.

И здесь же старые излюбленные вещи о льготном кредитовании, льготном финансировании, докапитализации Банка развития Казахстана. В том, что не касается денег и финансов, звучат элементы новой экономической политики. А в том, что сегодня касается механизмов распределения госденег по экономике, в основном представлены старые подходы», – комментирует экономист Айдар­хан Кусаинов.

Поскольку в выступлении был затронут максимально широкий круг тем и проблем, есть смысл остановиться на отдельных аспектах, которые, на наш взгляд, прямо влияют на способность страны выбраться из двойной вирусно-сырьевой ловушки, дают представление, как Касым-Жомарт Токаев видит социально-экономическое будущее, а также непосредственно воздействуют на бизнес. 

Сознательно оставим за скобками как предлагаемый набор традиционных уже мер поддержки населения и бизнеса, так и отдельные новации типа создания на базе РОП Фонда поддержки промышленности, который будет выдавать кредиты под 3%, реорганизации ЖССБ в некий супер­институт «Отбасы банк», чьей функцией будет централизованный учет и распределение жилья, решение вопросов использования пенсионных накоплений для приобретения жилья и переход на прогрессивную шкалу налогообложения.

Тем более что изложены эти меры пунктирно, а подробно и развернуто будут представлены в комплексном плане по восстановлению экономического роста, который поручено подготовить правительству, а также в новой редакции стратегического плана развития до 2025 года.

Цивилизованный рынок неработающих активов

Отсутствие нормальных механизмов банкротства и работы с плохими активами – бич казахстанской экономики. Эта проблема появилась не сегодня – она актуальна со времен кризиса 2007–2008 годов. В условиях практически полной остановки отдельных секторов экономики (по данным Миннацэкономики, в апреле услуги торговли и транспорта снизились на треть, административное обслуживание – на 22,5% и операции с недвижимым имуществом – на 9,9% по сравнению с предыдущим годом, а в целом ВВП показал отрицательный рост в размере 0,2%) огромное количество предприятий находится в предбанкротном состоянии. Данных по их точному числу в Казахстане нет, по крайней мере в публичном поле, но, как отметил сам Касым-Жомарт Токаев, в мире число таких компаний приближается к 400 млн субъектов. Есть большая вероятность, что в результате эффекта домино негативный тренд распространится и на вроде бы благополучные сектора экономики, например связь, чьи показатели в апреле выросли. В этой ситуации чрезвычайно важным становится цивилизованный выход компаний из трудного положения. 

Одна из мер, которая будет этому способствовать, была озвучена в обращении Токаева. Речь идет о признании на нормативном уровне введения режима чрезвычайного положения форс-мажорным обстоятельством для секторов экономики, наиболее пострадавших от введения режима ЧП. «При обращении в суд представителей индивидуальных предпринимателей и малого бизнеса чрезвычайное положение должно признаваться форс-мажорным обстоятельством», – заявил Касым-Жомарт Токаев.  

Еще одно крайне важное для бизнеса решение звучит в поручении «с целью недопущения давления со стороны недобросовестных кредиторов приостановить возбуждение процедуры банкротства в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей до 1 октября текущего года».  

Перечисленные выше меры являются инструментами быстрого, сиюминутного реагирования. Учитывая, что в результате предыдущих кризисов на балансах банков скопилось значительное количество неработающих активов, которые исключены из экономического оборота, в качестве структурных решений президент предложил банковскому сектору создать цивилизованный рынок плохих активов. «Системным решением является создание цивилизованного рынка неработающих активов. Следует создать простой и рабочий механизм секьюритизации и страхования», – заявил Касым-Жомарт Токаев. И поручил Агентству по регулированию и развитию финансового рынка в рамках риск-ориентированного надзора усилить мониторинг и контроль работы банков со стрессовыми активами.

Поддержка национального бизнеса

Президентом предложен ряд инструментов, которые в условиях сжатого спроса и снижения стоимости активов должны обеспечить бизнесу доступ к деньгам. Это инструмент гарантирования кредитов Фондом «Даму», который будет распространен на займы, выдаваемые в рамках программы Нацбанка по кредитованию оборотных средств. Ее объем составляет 600 миллиардов тенге и, по словам Касым-Жомарта Токаева, при необходимости будет увеличен.

Кроме того, Агентством по регулированию и развитию финрынка приняты меры по ослаб­лению пруденциальных нормативов и снижению давления на ликвидность. «Это позволило высвободить в банковском секторе около 600 миллиардов тенге, которые должны быть направлены в экономику страны. Следует выработать дополнительный комплекс временных пруденциальных мер, расширяющих возможности банков кредитовать экономику», – заявил президент. 

Еще одной мерой поддержки бизнеса станет расширение перечня отраслей, которым банки и другие финансовые организации предоставляют отсрочку платежей по кредитам. Туда должны быть включены торговля, обрабатывающая промышленность, транспорт и складирование, проживание и питание, информация и связь, образование и здравоохранение.

Чрезвычайно важным моментом является месседж Токаева относительно микро- и малого предпринимательства, чьи возможности полноценно пользоваться стандартными банковскими продуктами сильно ограничены. 

Дело в том, что план по выходу из нынешнего кризиса базируется на удачных решениях, сработавших во время предыдущих 2007–2008 и 2010–2011 годов. Тогда одним из ключевых локомотивов стали общественные работы. Они позволили убить сразу нескольких зайцев: во-первых, обеспечить занятость, во-вторых, повысить и соз­дать платежеспособный спрос и, в-третьих, решить часть проблем с инфраструктурой в регионах. В обращении президента указывается, что и сейчас на эти цели будет выделено около 1 трлн тенге.  Однако далеко не факт, что то, что сработало в той реалии, сработает сейчас. И вот по какой причине. Предыдущие кризисы касались прежде всего двух секторов – финансового и строительного. 

В результате (особенно заметно это было в Нур-Султане) работы лишилась масса людей, занятых прежде всего в строительстве и смежных отраслях. Их переквалификация из строителей объектов жилья и офисов в строителей инфраструктуры прошла относительно безболезненно. В настоящий же момент наибольший удар пришелся на сферу услуг – HoReCa, парикмахерским, фитнес-центрам, туризму и т. д.
Представляется сомнительным, что люди, занятые в этих сферах, активно пойдут на общественные работы. Поэтому крайне актуальным становится поручение президента правительству и «Атамекену» предусмотреть специальные меры для малого бизнеса в рамках программы «Дорожная карта бизнеса» и определиться по объему финансирования данного направления.

Повышение самодостаточности казахстанской экономики

Пандемия и повсеместный режим самоизоляции наглядно продемонстрировали, что такие понятия, как «продовольственная и медицинская безопасность», а также необходимость самообеспечения хотя бы минимально необходимым для выживания набором средств, товаров и продуктов, – не устарелый миф. Поэтому Касым-Жомарт Токаев заявил, что «нужно в срочном порядке выстроить новую структуру экономики». «Нам придется по-новому взглянуть на будущую структуру казахстанской экономики. Определить роль каждого из ее главных секторов: промышленного, энергетического, сельскохозяйственного, сервисного». 

По его мнению, для этого следует развивать новые переделы в промышленности на основе имеющейся мощной сырьевой базы, пересмотреть подход к индустриализации. «Потребует пересмотра наш подход и к индустриализации: следует определить реальные возможности на экспортном и внутреннем рынках, наметить достижимые цели, инструменты и идти вперед», – считает г-н Токаев. А «грамотное использование госзакупок и закупок квазигоссектора необходимо рассматривать как средство восстановления экономической активности». Еще одна новелла – «по инфраструктурным прог­раммам предстоит повысить текущий уровень локализации с 40 до 60–70%». Причем, по словам Токаева, оценка работы правительства, акимов и руководителей компаний квазигоссектора будет основываться в первую очередь на этом показателе.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png