Дармен Садвакасов: «Перед новым Правительством стоят сложные задачи: от тушения текущих «пожаров» до системных реформ»

По мнению эксперта, внедрение новых механизмов решения экономических и социальных вопросов назрело давно

Президент принял своевременное решение касательно отставки Кабинета министров. В экономике и особенно в решении социальных вопросов назрела необходимость новых подходов. Именно поэтому нужна новая команда и мощный импульс для обеспечения устойчивого развития страны, отметил управляющий партнер Dasco Consulting Group Дармен Садвакасов в комментарии Kursiv. 

Накопился целый ряд критических вызовов в социально-экономических вопросах, что стало триггером отставки Правительства. С приходом новой команды эти вопросы останутся на повестке дня и очень важно с первых дней работы Кабинета министров четко определить их круг. Как говорил знаменитый математик Джон Нэш, задача решена в тот момент, когда она поставлена, считает Садвакасов.

Во-первых, мы понимаем, что перед новым Кабмином в ближайшее время будут стоять вопросы «социалки», именно на этот состав нового Правительства придется выборный период. Конечно же, социальная сфера станет приоритетным вектором и можно ожидать появления в составе нового Правительства отдельного заместителя премьера, курирующего социальный блок. Тем более, что среди вопросов по улучшению социального самочувствия населения есть наболевшие вопросы самозанятых, многодетных семей, адресной поддержки. 

Во-вторых, в числе фундаментальных экономических проблем лежат проблемы банковского сектора, в том числе недостаточный уровень кредитования экономики. Статистика по БВУ отражает стабильное снижение кредитования юридических лиц, что привело к снижению предпринимательской активности и ослаблению реального сектора экономики. В новой конструкции необходимо как можно быстрее повысить эффективность взаимодействия Правительства с Национальным банком, которое на сегодня, мягко говоря, оставляло желать лучшего. 

В-третьих, на период нового Правительства в рамках завершения транзитного периода по вступлению в ВТО придется отмена различных мер поддержки отечественных товаропроизводителей. Как мы помним, Казахстан вступил во Всемирную торговую организацию в 2015 году, и в рамках этого процесса наша страна подписала соглашение по переходному периоду, срок действие которого заканчивается в конце 2020 года. То есть уже 1 января 2021 года большая часть казахстанских товаропроизводителей должна будет на равных конкурировать с зарубежными, и это, конечно, станет дополнительным вызовом для нашей экономики. 

В-четвертых, традиционно непростой блок работы будет связан с евразийской интеграцией, с работой наших представителей в Евразийской экономической комиссии. Здесь у Правительства будет достаточно сложный узел вопросов, особенно в рамках усиления санкций и непростых тенденций в экономике России. 

В-пятых, мы понимаем, что будет усиливаться конкуренция с Узбекистаном за инвестиционные потоки в регион. Как мы видим, экономика наших соседей активно открывается и перестраивается. Понятно, что у нашей экономики есть свои значимые преимущества, но недооценивать потенциал Узбекистана не стоит.  

Незакредитованность узбекской экономики, молодое население, наличие обеспеченных диаспор и отдельных влиятельных бизнесменов-соотечественников за рубежом, достаточно серьезные сырьевые ресурсы уже привлекают туда инвестиции, и это со временем будет означать переток инвестиций по направлению к Ташкенту. Здесь, я считаю, необходимо уйти от конкуренции к взаимовыгодному сотрудничеству, более активно поддержать наших предпринимателей и их устремления вести бизнес в Узбекистане. То есть ожидаемый экономический рост наших соседей необходимо использовать к взаимной выгоде двух государств. В противном случае мы увидим сокращение притоков инвестиций в нашу экономику, считает эксперт.

В-шестых, государству придется решать задачу по обеспечению бизнеса длинными и недорогими деньгами, поскольку сейчас ставки банковского кредитования за пределами возможности долгосрочного обслуживания займов бизнесом. Сегодня предприниматели ориентируются на краткосрочные кредиты и, соответственно, краткосрочные проекты. Тут нужно кардинально менять подходы и, на мой взгляд, без Национального банка Правительству будет сложно решить эту важнейшую задачу. 

К сожалению, заниматься придется одновременно как текущими «пожарами», так и более долгосрочными, системными социально-экономическими проблемами. 

Долгосрочные механизмы устойчивого роста экономики – это, пожалуй, самый сложный проект государства. Реализация стратегических проектов – это, увы, не телевизионное шоу «Голос», где можно уже на утро после выступления проснуться богатым и знаменитым. Это, скорее, Олимпийские игры, где результат подготовки будет понятен в лучшем случае только на четвертый год упорных тренировок. 

Сюда относятся вопросы развития обрабатывающей промышленности, цифровизации и технологизации производства, снижения импортозависимости, наращивания экспортного и транзитного потенциала.  

Одним из конкретных шагов в практической плоскости может стать создание отдельной программы по вопросам поддержки и развития отечественного нефтесервиса. Мы знаем, что активно проводится или будет проводиться реализация крупномасштабных даже по глобальным меркам проектов расширения на Тенгизе, Кашагане и Карачаганаке. Участие наших нефтесервисных организаций может задать высокий импульс экономике.  

По нашим оценкам, реализация такой программы позволит создать как минимум 60 тыс. полноценных рабочих мест. Однако на сегодня меры поддержки казахстанского нефтесервиса недостаточны. В частности, мы понимаем, что подрядчики на таких проектах – это уже не МСБ, а крупный бизнес, которому, например, требуется недорогой оборотный капитал, чтобы в таких проектах участвовать и конкурировать наравне с зарубежными поставщиками. 

В целом, новой команде Правительства предстоит синтезировать две противоположных по своей сути доктрины – сдержанной последовательности и решительных реформ. Придется сохранять баланс между уже взятыми ранее обязательствами по реализации целого ряда экономических программ и внедрением новых форматов менеджмента, социальной политики и экономических инструментов, на которые сегодня возник широкий спрос. Потребуется правильно разобраться в этих социально-экономических хитросплетениях, заключил Дармен Садвакасов.

*Партнерский материал подготовлен совместно с Dasco Consulting Group.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Чем Аскар Жумагалиев запомнился на посту министра

С перерывом он курировал цифровую отрасль семь лет

Фото: Аскар Ахметуллин

Аскар Жумагалиев был освобожден от должности министра цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана 20 июля 2020 года. В правительстве страны он два раза занимался связью и цифровизацией – с 2010 по 2014 и с 2017 по 2020 год. «Курсив» вспоминает о том, как оцифровывался Казахстан под его руководством. 

ЦОНы

До появления центров обслуживания населения для получения паспорта, покупки или продажи недвижимости необходимо было взять десяток справок и документов в разных краях города, отстояв при этом очередь. На элементарные процедуры уходили недели. Сегодня все услуги можно получить в одном окне ЦОНа за 1 час, а при необходимости и онлайн.

Например, на переоформление автомобиля в автоЦОНе уходило не меньше двух дней. После объединения систем разных государственных органов все сведения проверяются за минуты. Системы стали надежнее, прозрачнее и быстрее. Речь идет о 17 министерствах, 48 комитетах и 10 местных исполнительных органах, которые пользуются единой платформой интернет-ресурсов. 

Напомним, в своем послании 2005 года первый президент Казахстана поставил перед правительством задачу открыть государственные центры обслуживания населения. Первые ЦОНы были запущены в январе 2007 года. 

eGov

Как и в случае с ЦОНами, до появления eGov по любому вопросу, связанному с личными документами, необходимо было ездить в разные части города и решать бюрократические ребусы. Сегодня портал электронного правительства пользуется высокой популярностью у населения. Количество зарегистрированных на портале пользователей в 2020 году составило 11 млн, а в 2009 году их было всего около 11 тыс.

За неделю казахстанцам предоставляется более 1,5 млн услуг онлайн. Это уже омниканальный сервис – 83% госуслуг доступны на сайте, через мобильное приложение или через telegram-боты.

Интернет

К 2020 году зарегистрировано 17 млн казахстанцев, имеющих доступ к Интернету. К сети Интернет в Казахстане подключены все 118 городов и более 4,2 тыс. сел. Планируется, что благодаря проекту «250+» уже к следующему году к широкополосному интернету будет подключено еще более 1200 сел (4,8 млн человек).

В плане подключения к глобальной сети Казахстан демонстрирует относительно приличную статистику – 84% от всего 18-миллионного населения страны. В России уровень проникновения интернета составляет 76%, в Китае – 53%, а в Индии – 34%.

Связывают страну гигабитные пассивные оптические сети (GPON). Это механизм многоточечного доступа: он позволяет использовать одну-единственную оптоволоконную линию из центрального офиса поставщика для обслуживания нескольких домов и малых предприятий. Технология GPON весьма прогрессивна – например, даже в Германии до сих пор строят сети ADSL (интернет по телефонной линии).

Аскар Жумагалиев запомнился вниманием к новым форматам связи. В Казахстане сети связи третьего поколения (3G) были запущены еще в 2010 году, а, например, украинцы перешли на него только четыре года назад – в 2016-м, когда в РК уже перешли на стандарт четвертого поколения связи (LTE).

При этом стоимость связи в Казахстане остается одной из самых дешевых в мире. В прошлом, 2019 году Казахстан занял второе место в мире по дешевизне мобильного интернета и пятое – по фиксированному интернету в рейтингах сравнения цен.

Инфраструктура

При Аскаре Жумагалиеве был проведен апгрейд до новых форма­тов оптической связи (когерентной) в части магистральных сетей интернета, которые дают пропускную способность в несколько десятков гигабит в секунду.

Казахстан имеет большой ресурс для развития транзитного трафика данных благодаря своему географическому положению – это кратчайшее расстояние от дата-шлюзов КНР до Европы. Кроме того, на время восстановления в случае повреждения сети влияет и способ протяжки кабеля: наземный можно починить быстрее, чем морской.

В Казахстане 15 центров обработки данных классов Tier II и Tier III. Поддержание функционирования такого количества центров необходимо для более качественной локализации популярных сервисов. Ведь казахстанец быстрее скачает информацию из Павлодара, чем из Нью-Йорка.

Стартапы

Astana Hub – это тоже детище Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности. Технопарк создан в 2018 году для развития культуры стартапов. На сегодняшний день участниками хаба стали 2187 команд. В 2019 году IT-стартапы привлекли около 29 млрд тенге, а в 2020-м эта цифра дошла до 37,9 млрд. Только за прошлый год в Казахстане открылось свыше пятисот новых IT-компаний. Этот рост стал возможен благодаря налоговым льготам в юрисдикции технопарка: КПН – 0%, ИПН – 0%, НДС – 0%, социальный налог с доходов нерезидентов – 0%.

Smart City

«Умный город» Акколь – это тоже начинание Аскара Жумагалиева. Акколь – город в Акмолинской области, который был выб­ран в качестве испытательной площадки для внедрения передовых технологий по управлению городской средой. В настоящее время в Акколе проживает чуть более 14 тыс. человек. В городе построена необходимая цифровая инфраструктура: запущены 17,5 км волоконно-оптических линий связи, энергоэффективная сеть LoRaWAN, организованы точки Wi-Fi в общественных местах, модернизирована сеть LTE.

Законодательная инициатива

При Аскаре Жумагалиеве были разработаны законодательные акты по вопросам регулирования цифровых технологий, направленные на расширение применения и дальнейшее внедрение технологий в Казахстане. Благодаря этому в РК теперь реальны проекты, связанные с блокчейном, искусственным интеллектом и другими инновационными направлениями. Кроме того, цифровые документы теперь наделены юридической силой. Эта мера предусматривает целый ряд изменений в сфере предоставления государственных услуг, защиты персональных данных и обеспечения информационной безопасности. Помимо этого появились нормы, ограничивающие участие квазигоссектора в предпринимательской деятельности на рынках, где уже работают частные фирмы. Таким образом, обеспечивается более полное соблюдение принципов Yellow Pages Rules в IT-отрасли.

Майнинг

Вплоть до 2019 года рынок майнинга находился в подвешенном состоянии на территории Казахстана. Не так давно произошло разделение регулирования майнинга и рынка криптовалюты. В настоящее время майнинговый бизнес считается полноправным участником рынка коммуникационных услуг. Майнинговые компании могут заниматься в Казахстане официальной предпринимательской деятельностью по типу ЦОДов, предоставляя вычислительные мощности и аренду серверов на коммерческой основе.

Подобные законопроекты позволят Казахстану вступить в игру на международном рынке майнинга в качестве сильного и конкурентоспособного игрока. И страна имеет все возможности для этого: низкую стоимость электроэнергии и профицитные регионы, заинтересованные в утилизации излишков электроэнергии.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg