Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


44013 просмотров

Как Кыргызстан покрывает контрабанду из Китая

Каким образом в странах ЕАЭС в продаже появляются произведенные в Китае «ярославские подшипники», бытовые лампы якобы из Киева или Запорожья?

Почему в соседнем с нами Кыргызстане сегодня наблюдается антиказахстанская истерия в высших эшелонах власти, и каким образом в странах ЕАЭС в продаже появляются произведенные в Китае «ярославские подшипники», бытовые лампы якобы из Киева или Запорожья. Вопросов немало. Вот только на них у кыргызской стороны по-прежнему нет ответов.

В декабре 2015 года немало алматинцев, пришедших на городские рынки в поисках подарков к новогодним праздникам, ждал очень даже приятный сюрприз. Вопреки девальвационным ожиданиям, цены на различный текстиль стали существенно ниже. Особенно в восторге были модницы южной столицы Казахстана. Еще бы, ведь шифоновое платье, в котором не стыдно и на людях в новогоднюю ночь показаться стало стоить 3,5 тысячи, ну максимум 5 тысяч тенге!

- Честное слово, я точно такое же китайского производства в начале лета видела. Только стоило оно тогда 17 тысяч, - с некоторой подозрительностью рассматривая воздушное платьице в зеленых тонах, рассуждала посетительница рядов готовой одежды на «Зеленом базаре. - Оно точно нормальное? Никакого подвоха нет?

- Не беспокойтесь. Все в порядке. Просто оно не в Китае, а в Киргизии выпущено. Поэтому и дешевле, - невозмутимо заметила продавщица. - Вот, посмотрите, даже на этикетках написано «Сделано в Кыргызстане». Говорят, в Бишкеке много швейных фабрик работают. Их просто раньше к нам не пускали, а сейчас, когда Киргизия в Таможенный союз вступила, разрешили.

- А знаете, - перебила ее покупательница, - я же не ошиблась, платье-то действительно китайское. Вот, видите вшитый ярлычок с иероглифами? Но я все равно возьму. Давно хотела такое платье купить.

- На вас оно идеально будет выглядеть! - обрадованно выпалила продавщица, незамедлительно начав упаковывать свой товар.

Надо заметить, в последнее время в соседнем Кыргызстане наблюдался настоящий расцвет легкой и обрабатывающей промышленности. Одних только швейных предприятий лишь в Бишкеке наберется с десятка два. И у каждого своя специализация. Кто-то занимается производством носков. Кто-то - исключительно только женскими платьями. Третьи предлагают приобрести у них детскую одежду, сшитую по последним лекалам от итальянских, немецких и американских дизайнеров. Просто замечательно выглядят и их оптовые цены. Скажем, пара мужских носков идет по 20 сомов (96 тенге по нынешнему курсу - прим.), а женские трикотажные джемперы - по 300 сомов (1 440 тенге). Смущает только некоторые обстоятельства. У большей части швейных предприятий Бишкека уже который год не работают телефоны, на реконструкции находятся официальные сайты, а сами они расположены… в каком-нибудь контейнере рынка «Дордой». Того самого печально знаменитого главного вещевого рынка столицы Кыргызстана, который уже давно живет по своим собственным законам.

«На самом деле эти предприятия в контейнерах «Дордоя» имеют весьма условное отношение к швейной промышленности. Ведь главная задача сидящих в импровизированном цеху трех-четырех швей заключается в перешивке ярлыков, да в прикреплении новых этикеток с надписью «Made in Kyrgyzstan» к различным свитерам, платьям и тем же носкам китайского производства», - рассказали «Къ» коллеги из Бишкека. При этом никто из них не рискнул публично называть свои имена, во-первых, из-за наблюдаемой сегодня в Кыргызстане антиказахстанской истерии в высших эшелонах власти, во-вторых, из-за особого статуса рынка «Дордой».

Работа швей, по словам наших собеседников, хоть и монотонная, но не пыльная и требующая особой квалификации. По этой причине швеи «контейнерного» цеха в лучшем случае получают по 10 тысяч сомов (48 тысяч тенге) в месяц, что для соседней страны является очень даже неплохой. Но куда больше получают за каждую ходку в Китай водители фур. Прежде всего, за риск.

Существуют три маршрута доставки товаров в Бишкек. Самым легким считается через Хоргос: нет крутых перевалов, да и дорожное полотно отличается достаточно высоким качеством. Другое дело, что казахстанские пограничные и таможенные службы, особенно последние полгода, достаточно строго следят как за правильностью декларирования грузов, так и за соответствием заявленному реально ввозимому тоннажу различных товаров. По этой причине киргизские дальнобойщики отдают предпочтение поездке в Китай через пропускные пункты «Туругарт» и «Ишкертам». Первый находится на кыргызско-китайской границе в Нарынской области. Второй - в Ошской области. При этом у каждого из них есть свои особенности. В частности, путь через «Туругарт» считается сложнее, поскольку лежит через несколько горных перевалов, которые особо дают о себе знать в зимнее время. Напротив, дорога через «Ишкертам» идет по югу Кыргызстана, имеет лучшее покрытие, а потому загружена и отнимает больше времени. Но самое главное, рассказали нам наши собеседники, что проверки на кыргызско-китайской границе нередко имеют формальный характер.

Прежде всего, потому, что китайская сторона спокойно воспринимает перевоз через границу большого количества приобретенных в КНР товаров, подвергая особо строгой проверке въезжающие и выезжающие фуры лишь на предмет наличия в них наркотиков и оружия. В то время на стороне Кыргызстана на весь этот грузопоток смотрят в буквальном смысле сквозь пальцы. В итоге, «благодаря» дырам в пограничной и таможенной службе Кыргызской Республики, в странах ЕАЭС в продаже появляются произведенные в Китае «ярославские подшипники», бытовые лампы якобы из Киева или Запорожья.

Спрашивается: знают ли власти Казахстана обо всем это вале явной контрабанды, что заполоняет рынки стран ЕАЭС? Безусловно. В течение последних четырех лет во время встреч представителей Казахстана и Кыргызстана на различных уровнях вопрос о пресечении незаконного импорта из Китая поднимался неоднократно. И всякий раз официальный Бишкек клятвенно заверял власти Казахстана, что их граница с Китаем модернизируется, что проводятся различные мероприятия и, вообще, беспокоиться особо не о чем. Мол, все под контролем, господа! Вот только, если вдуматься в цифры о реальном положении дел в Кыргызстане, которые озвучил во время прошедшего 25 октября расширенного заседания Межправительственного совета стран ЕАЭС премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев, то получается, что все заверения из Бишкека - не более чем слова.

К примеру, оказывается, что с октября 2015 года, когда Кыргызстан вступил в ЕАЭС, транзит товаров из Китая через эту страну железнодорожным транспортом увеличился на 24%, а автомобильным транспортом - аж в 23 раза. Причем, ввоз товаров различного ассортимента явно адекватностью не отличается. Зачем, например, жителям Кыргызстана, включая грудных младенцев, по 15 пар обуви в год, как и 1,3 кг одежды? Для сравнения, в Россию и Казахстан из расчета на душу населения ежегодно ввозится грубо одна пара обуви на двоих. Такая же история и с одеждой: в Россию ввозится 0,03 кг на одного человека, а в Казахстан - 0,02 кг. То есть получается, что в Кыргызскую Республику из различных стран мира, прежде всего из Китая, ввозится в 43 раза больше одежды, чем в Россию, и в 65 раз больше, чем в Казахстан. Спрашивается, зачем так много?

Однако ответа на этот элементарный вопрос у официального Бишкека пока не наблюдается. Как не видно у них и каких-либо работ по построению погранично-таможенной инфраструктуры. Зато из столицы Кыргызстана после того, как Астана ввела ужесточение контроля над перемещением грузов на своей границе с этой страной, стали постоянно звучать оскорбления в адрес руководства Республики Казахстан, которые больше похоже на всплеск эмоций у пойманных за руку нечистых в своих помыслах людей. Тут уж невольно вспомнишь, что уходящий президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев так и не объяснил жителям своей страны, каким образом он стал долларовым миллионером, о чем он сам обмолвился на прошедшей в Бишкеке совместной пресс-конференции с Владимиром Путиным в феврале 2017 года.


9692 просмотра

Почему в Кыргызстане революции не будет

Алмазбеку Атамбаеву грозит пожизненное лишение свободы

Фото: Reuters

Бывший президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев сдался властям. Еще неделю назад он был свидетелем по делу о коррупции – сейчас обвиняемый по особо тяжким статьям, санкции по которым грозят ему пожизненным лишением свободы. Политический кризис миновал, но как долго продлится затишье? 

Столица на осадном положении

Мы въехали в Бишкек почти за полночь. К этому моменту бывший президент Алмазбек Атамбаев уже несколько часов давал показания следователям ГКНБ. В городе не работали круглосуточные магазины, банкоматы и обменные пункты. С большим трудом мы нашли один, неподалеку от столичного почтамта. Сотрудник обменника сидел за двумя решетками и бронированным стеклом. Сказал, что с такой защитой не страшно, да и как упустить возможность остаться без конкурентов в радиусе нескольких километров. 

Многие кафе и рестораны тоже закрылись. Окна некоторых из них владельцы предусмотрительно задрапировали фанерными листами. Город готовился к беспорядкам. Но организованного и массового выступления сторонников экс-президента не произошло. Кое-где на дорогах встречались разбросанные камни, битые автомобильные стекла, перевернутые мусорные баки посреди проезжей части. Небольшие группы оппозиционеров, в подавляющем большинстве молодые парни, перемещались по городу, пытались строить баррикады, но милиционеры рассеивали их шумовыми гранатами и слезоточивым газом. Значительная часть манифестантов стала собираться на центральной городской площади Ала-Тоо – там, где их лидер еще утром объявил бессрочный митинг. Правительственный квартал (рядом парламент, здание правительства и Верховный суд республики) дважды становился центром революций в Кыргызстане.

Но в ту ночь там собралось, по самым оптимистичным подсчетам, не более 700 человек. К трем часам утра милиционеры очистили площадь. На следующий день уже ничего не напоминало о ночных столкновениях, город зажил своей обычной жизнью. 

Присел на дорожку 

По подсчетам Генеральной прокуратуры, ущерб от ночных беспорядков обойдется муниципальному бюджету в 6,9 млн сомов (почти $100 тыс.). Во сколько выступление его сторонников обойдется самому Атамбаеву, тоже уже понятно. В результате двухдневного противостояния с властями в родовом селе бывшего президента Кой-Таш и Бишкеке пострадали 170 человек. Один сотрудник милиции был убит. С учетом уголовного дела о коррупции, по которому Атамбаев еще неделю назад проходил в качестве свидетеля (после задержания бывшему президенту поменяли статус на обвиняемого), ему предъявлены обвинения еще по нескольким «тяжелым» статьям. Среди них «массовые беспорядки», «захват заложников», «насилие в отношении сотрудников правоохранительных органов», «убийство» и «покушение на убийство». Вполне вероятно, экс-президент может стать фигурантом еще одного уголовного дела – о попытке государственного переворота. По совокупности преступлений, в которых уже обвиняется Алмазбек Атамбаев, ему грозит пожизненное заключение. На часть его активов наложен арест. 

«Это закономерный итог оппозиционной деятельности Атамбаева. За последний год он потерял много сторонников как в среде элиты, так и среди простых граждан, в том числе из-за своих резких заявлений о кандидатах и регионах, которые они представляли во время президентской избирательной кампании. Возможно, если бы он добровольно явился по повестке и не пошел на открытый конфликт с действующей властью, то ничего бы этого не было», – считает председатель клуба региональных экспертов «Пикир» Игорь Шестаков.

Один из сторонников бывшего президента, член политсовета Социал-демократической партии Кыргызстана Адиль Турдукулов не согласен с тем, что Алмазбек Атамбаев растерял свой политический капитал, хотя и признает: люди не готовы и не хотят новой революции.

«Я думаю, что Атамбаев рассчитывал на более широкую поддержку. Но кыргызстанцы действительно отчасти разочаровались итогами предыдущих революционных протестов. Они видят, что меняются президенты, но, по сути, элита остается та же. Это даже не столько разочарование в Атамбаеве, сколько в целом в институтах власти как таковой. Я не могу сказать, что социально-экономическое самочувствие граждан сильно ухудшилось за эти годы, но то, что оно не стало заметно лучшим, – это факт», – подчеркнул Турдукулов.

Экономика должна быть

На фоне растущего недоверия кыргызстанцев, если верить спикерам, к институтам власти приток иностранных инвестиций в страну все же растет. С 2005 года их общий объем увеличился более чем в три раза – с $2,2 млрд до $6,9 млрд в 2018 году. Лишь во время политического кризиса 2010 года приток зарубежных капиталов показывал заметную отрицательную динамику, сократившись на 25%. При этом на долю прямых иностранных инвестиций (ПИИ) приходится всего $0,9 млрд. 

По итогам прошлого года Казахстан занял четвертое место в числе главных инвесторов экономики Кыргызстана после Канады, России и Китая. Если вышеперечисленные государства нарастили объемы ПИИ, то Казахстан, напротив, сократил их в два раза. Одной из возможных причин эксперты называют заявления Алмазбека Атамбаева во время предвыборной гонки в адрес руководства РК. 

По числу действующих в стране предприятий с иностранным участием Казахстан занимает тоже четвертое место после Китая, Турции и РФ. Из более чем 200 различных юридических лиц, которые частично или полностью принадлежат казахстанцам, не менее десяти входит в число крупнейших налогоплательщиков Кыргызстана. По данным Государственной налоговой службы, в прошлом году только «Нур Телеком» и Кантский цементный завод (ТОО «Visor Holding»), Sky Mobile (бренд Beeline), Оптима Банк («дочка» АТФ Банка), «КАЗ Минералз Бозымчак», RG Brands Кыргызстан, ЗАО «БТА Банк», «Технодом Оператор», «Алматинские конфеты» (АО «Рахат») и «Альянс Алтын» (40% золотого рудника «Джеруй» контролирует совладелец ENRC Алиджан Ибрагимов) заплатили в бюджет $50,6 млн. Это более 5% всех налоговых поступлений от юридических лиц в стране. 

«Не думаю, что сейчас кто-то внутри страны и за ее пределами заинтересован в новом витке конфликта – ни местному бизнесу, ни зарубежным инвесторам, ни политикам это не нужно. Учитывая, что только иностранные инвестиции превышают почти в три раза годовой бюджет страны, люди, которые вкладывают в Кыргызстан свои средства, рассчитывают на какие-то прозрачные правила игры, на предсказуемость и просчитываемую логику процессов», – считает представитель одной из крупных зарубежных компаний, работающих на кыргызском рынке.

Примечательно, что политический кризис в Кыргызстане не повлиял на график очередного заседания межправительственного совета Евразийского экономического союза, который состоялся на следующий день после ареста Атамбаева на Иссык-Куле. По мнению Игоря Шестакова, встреча премьеров пяти стран ЕАЭС – тоже своего рода поддержка действующей власти и сигнал ее оппонентам. При этом эксперт отмечает, что сам по себе арест Атамбаева не означает, что подобный кризис не может повториться. 

«Сейчас была разрешена конкретная ситуация. Но нужно понимать, что страна входит в предвыборный период. В следующем году состоятся выборы в парламент, и вероятность того, что кто-то из политиков решит набрать себе политические очки, каким-то образом переключить внимание общества от текущих проблем на локальные конфликты, сохраняется. Насколько это будет эффективно, зависит от действующей власти, как она будет решать социально-экономические проблемы и как будет выстраивать диалог с элитами», – резюмировал г-н Шестаков.

Страна политического шторма

Периодически возникающие политические кризисы делают Кыргыз­стан самой неспокойной страной постсоветского пространства.

Кыргызстан давно называют островком демократии в Центральной Азии. Во многом это связано с наличием активного гражданского общества и большого числа оппозиционных политиков. Достаточно сказать, что на последних парламентских выборах за места в однопалатном Жогорку Кенеше боролись представители 14 политических партий. С момента обретения Кыргызстаном независимости Минюст этой страны официально зарегистрировал 223 политических объединения. Большая часть из них до сих пор периодически напоминает о своем существовании. Количество же политизированных неправительственных организаций значительно больше – по разным оценкам, в Кыргызстане работают от 16 до 18 тыс. НПО. 

Важный нюанс кыргызской действительности – условное разделение страны на юг и север, которое оказывает влияние и на внутриполитическую ситуацию в стране. Оказавшись у власти, представители южных и северных областей начинают борьбу за право принимать важные политические решения и за контроль над финансовыми потоками. Для достижения своих целей и южане, и северяне регулярно используют протестные настроения населения в виде организации практически неконтролируемых забастовок, митингов и шествий. Периодически эта практика приводит к жестким столкновениям.

Аксыйские события

В январе 2002 года Азимбек Бекназаров публично выступал за пересмотр соглашения по демаркации кыргызско-китайской границы, которое считал несправедливым. Его заявления осложнили отношения с Китаем. В администрации президента Аскара Акаева находят повод для ареста активного депутата – оправдание совершенного в 1995 году убийства, которое Бекназаров расследовал, будучи старшим следователем прокуратуры Джалал-Абадской области. Сторонники опального депутата по всей стране начали массовые акции протеста. 17 марта 2002 года началось шествие протестующих жителей Аксыйского района – они двинулись в сторону административного центра села Боспиек. Путь им преградили вооруженные милиционеры. Начавшиеся переговоры успехом не увенчались. Протестующие продолжили свой путь, в ответ милиция открыла огонь на поражение. В итоге погибли шесть человек, 30 участников демонстрации протеста получили пулевые ранения.

Последствия: премьер-министр Курманбек Бакиев уходит в отставку и примыкает к рядам оппозиции. В Кыргызстане растет число недовольных политикой Аскара Акаева. Через три года Азимбек Бекназаров становится генеральным прокурором.

Тюльпановая революция

27 февраля прошел первый тур выборов в Жогорку Кенеш. На следующий день представители оппозиции заявляют о массовых нарушениях в ходе голосования и фальсификациях при подсчете голосов. Аналогичные нарушения выявлены представителями и во втором туре 13 марта. Международные наблюдатели из ОБСЕ и Европарламента объявляют выборы нелегитимными. Оппозиционные Аскару Акаеву политические партии выводят своих сторонников на улицы городов, требуя отставки первого президента Кыргызстана. В Бишкеке, Оше, Джалал-Абаде и в других городах страны начинаются столкновения с правоохранительными органами, в результате которых получили ранения различной степени тяжести несколько сотен человек. Вечером 24 марта около 30 тысяч человек начинают штурм Белого дома в Бишкеке. 

Последствия: первый президент Кыргызстана Аскар Акаев и ряд членов правительства покидают страну. Вместе с ними из страны массово выезжает русскоязычное население. В течение месяца по всему Кыргызстану идут погромы, передел собственности. Соседние страны на несколько месяцев закрывают границы с Кыргызской Республикой. Новым президентом Кыргызстана становится бывший премьер-министр Курманбек Бакиев.

51645884.jpg

Апрельская революция

Очередное повышение цен на коммунальные услуги на фоне низкого уровня жизни дало оппозиции повод начать массовые акции протеста в Таласе, Нарыне, Бишкеке и в других городах Кыргызстана. Используя опыт предыдущей революции, протестующие стали массово захватывать здания городских и областных администраций, задерживая их первых руководителей. В отличие от Акаева Бакиев не отказывается от применения силы. Правоохранительные органы получают разрешение на применение огнестрельного оружия при необходимости. Это приводит к ожесточенным стычкам между силовыми структурами и сторонниками оппозиции во главе с Алмазбеком Атамбаевым. В результате только в столкновениях 7 апреля возле Белого дома в Бишкеке погибли 87 человек, около 1500 получили ранения.

Последствия: Курманбек Бакиев бежал из Бишкека в Ош, откуда при содействии Казахстана был вывезен в Беларусь, где и находится до сих пор. В Бишкеке и в других городах Кыргызстана прошла волна погромов, приведшая к очередному переделу собственности. Казахстан и Узбекистан на несколько месяцев закрыли свои границы с Кыргызской Республикой. Временным президентом страны была назначена Роза Отумбаева. Она возглавляла страну вплоть до президентских выборов 2011 года, победу на которых одержал Алмазбек Атамбаев. 

Ошские события

Сторонники Курманбека Бакиева во главе с лидером узбекской общины в Кыргызстане Кадыр­жаном Батыровым публично заявили о своем несогласии с итогами победы в апрельской революции. По этой причине в первой половине мая они захватили здания областных администраций в Оше, Джалал-Абаде и Баткене, объявив о создании временного правительства. Это породило недовольство среди кыргызов, которые заподозрили узбекское население в попытке присоединить приграничные области Кыргызстана к соседнему Узбекистану. Начались межэтнические столкновения, которые привели к массовым жертвам. Точное число погибших не установлено до сих пор. По предварительным данным, погибли свыше 800 человек. Пострадали около 2000 граждан, из которых 925 – от пулевых ранений.

Последствия: резко ухудшились отношения между Кыргызстаном и Узбекистаном. По информации официального Ташкента, узбекская сторона приняла свыше 110 тыс. беженцев. Около 300 тыс. человек вынуждены была переселиться в другие населенные пункты Кыргызстана.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций