Ермухамет Ертысбаев: "Я еще в 2013 году выступал с предложением продать наши активы в Батуми"

Эксклюзивное интервью «Курсива» с чрезвычайным и полномочным послом Казахстана в Грузии

Ермухамет Ертысбаев: "Я еще в 2013 году выступал с предложением продать наши активы в Батуми"

Ермухамет Ертысбаев: "Я еще в 2013 году выступал с предложением продать наши активы в Батуми"

Посол Казахстана в Грузии Ермухамет Ертысбаев в особом представлении не нуждается. Все потому, что относится он к тому редкому числу казахстанских политиков, которые не только умеют аргументированно дискутировать с оппонентами, но и не боятся общаться с журналистами. Впрочем, сегодня Ермухамет Ертысбаев, в силу особенностей своей занимаемой должности, не часто дает интервью прессе. Вот и 9 августа, приехав из Тбилиси в Астану, он ограничился проведением брифинга. И все же «Къ» удалось побеседовать с чрезвычайным и полномочным послом Казахстана в Грузии. Разговор получился достаточно пряным, словно грузинская кухня.

– Ермухамет Кабидинович, в 1987 году, в канун празднования 70-летия Октябрьской революции, мне довелось побывать на днях Грузии, которые проводились на ВДНХ СССР в Москве. Как и все остальные в тот момент советские республики, Грузия постаралась не ударить в грязь лицом: Брегвадзе, Гвердцители, вино рекой, «Боржоми» – пожалуйста, мандарины килограммами, чай в неограниченном количестве, модницам – интересный текстиль. Запомнилось, с какой гордостью демонстрировалась на тот момент недавно построенная сеть ГЭС. С тех пор 30 лет прошло. Ныне в Астане проводится ЭКСПО. И что мы видим в павильоне Грузии? Вино, воды, текстиль, да всё ту же гордость за свою сеть гидроэлектростанций, построенную 50 лет назад?

Два года назад в Милане проходила выставка «Экспо-2015». Главный лозунг был – «Накормить планету. Энергия для жизни». В общем, человечеству должны быть доступны продукты питания, безопасные и в необходимом количестве. К моему удивлению и досаде Грузия не принимала участия в этой всемирной выставке. А жаль! Вот здесь им было что показать! У них великолепные и экологически чистые продукты питания. Вино и воды – традиционный экспорт Грузии. Интересно, что до пятидневной войны в августе 2008 года Грузия поставляла вина в 5 стран мира, а к 2013 году – уже в 49 стран мира. Потеря российского рынка заставила грузинских виноделов мобилизоваться и улучшить качество, дизайн, маркетинг и продвижение своих вин на мировые рынки.

А как насчёт мандаринов и чая?

– Где сейчас грузинские мандарины и грузинский чай? Вопрос крайне болезненный для грузин, потому как многие из них с ностальгией вспоминают советские времена, когда Грузия обладала в Союзе цитрусовой, чайной, винной монополиями, а также наряду с Крымом монополией отдыха на черноморском побережье. Добавьте к этому и то, что почти 65% экономики Грузии было в тени («теневая экономика»). Среднестатистический грузин был богаче русского или казаха в раза три-четыре. Вы не правы, что в СССР грузинские мандарины и вина были во всех гастрономах. Это было страшным дефицитом. Народ потреблял «бормотуху» (плодово-ягодные вина) и закусывал килькой в томате или плавлеными сырками. Вы знаете, с тех пор Грузия сильно изменилась. У них нет нефтяной ренты, нет минералов, металлов, газа. Но у них есть стремление стать частью Европейского Союза. Они напряженно думают и ищут, пытаются изобрести что-то новое и оригинальное, чтобы поставить на европейский рынок. Тем более что у Грузии беспошлинная торговля с Европой. И с Китаем аналогичный режим. Стремительно развивается туризм и сфера обслуживания: 6 миллионов туристов в год – это впечатляет.

– Кстати, о туризме. Это, конечно, хорошо, что Грузии удалось сделать прорыв в этом секторе экономики. Но не кажется ли Вам, что во взаимоотношениях между нашими странами есть определённый перекос: они нам поставляют вино и минеральную воду, а мы к ним отправляем туристов, которые тратят там серьёзные деньги?

– Странный у вас подход!

– Это почему?

– Не можем же мы в сфере туризма работать 50 на 50! Богатый или обеспеченный казахстанец каждый год с семьей собирается в отпуск. Раньше в Турцию или в Эмираты, кто-то отправлялся в Европу. В Испанию там или в Италию. Сейчас популярна Грузия. И я рад этому! Грузия – идеальная страна для туризма. Небольшая по территории, компактная, уютная, с великолепным климатом, горы, долины, море и много старины древнейшей цивилизации. Кстати, по данным Грузстата (Национальной службы статистики Сакстат. – «Къ»), сумма, потраченная средним туристом в стране, составляет 822 доллара.

– И это мало?

– Но это существенно меньше, чем если бы наш турист поехал в Египет или в Грецию. Потом, мои наблюдения показывают, что сами грузины не склонны посещать другие страны. Очень много туристов из соседних стран – Азербайджана и Армении. А вот сами грузины туда приезжают крайне редко. Вообще, из 6 миллионов туристов в Грузии на первом месте стоит Россия, чтобы вы знали.

– По поводу россиян это действительно занятно. Но тогда зайдем с другого фланга. Например, какие казахстанские товары можно встретить в грузинских магазинах?

– Так… дайте вспомнить. Я лично видел наши макаронные изделия, соки, муку, газированные напитки, сигареты. Через железные и автомобильные дороги в Батумский порт идут не только сырая нефть и нефтепродукты, но и пшеница, химические удобрения, плоский прокат, листовое железо, бульдозеры, грейдеры.

– Хорошо. Но все же, знаете, что смущает? Грузии чуть ли не весь мир помогает, включая и нашу страну. Однако согласно статистическим данным за 2016 год, уровень безработицы в этой стране составляет почти 17%. Не странно ли? Такое впечатление, что Грузия по-прежнему относится к числу стран, инвестиции в экономику которой – достаточно рискованное занятие. Вспоминаются проблемы Батумского порта, тбилисской газотранспортной системы…

– Грузии никто не помогает. Грузия берет кредиты, займы. Например, Грузия имеет долг перед Казахстаном и в сентябре этого года начнет выплачивать. 27,5 млн долларов мы заняли грузинам в середине 90-х годов. Тогда у нас самих ситуация была достаточно тяжелой. Но Грузии очень нужны были эти средства. Эдуард Шеварнадзе с трудом удерживал власть, а наш президент очень хорошо относился к Эдуарду Амвросиевичу, и мы им заняли эти деньги.

- Так как на счет безработицы?

- Да, сейчас безработица высокая в этой стране. Ежедневно я вижу, как у российского консульства стоят толпы людей, желающих уехать в Россию на заработки. Что касается инвестиций, то они зачастую бывают рисковыми. Вы знаете, что до 1979 года Иран был важным партнером США на Ближнем Востоке. Американцы вложили в эту страну гигантские инвестиции. Но в 1979 году произошла антишахская, антиамериканская революция, и все вложения накрылись медным тазом. В нашем случае, когда мы взяли Тбилисскую газораспределительную сеть, мы рассчитывали на казахский газ, российские трубы и мегаполис Тбилиси, где этот газ можно было продавать. Но августовская война 2008 года и разрыв дипломатических отношений между Россией и Грузией фактически сорвали этот проект.

– Вот оно что!

– Да. Газ пошел азербайджанский, а это не то, что нам хотелось. Неприятный форс-мажор. Тем не менее, мы хотим возвратить вложенные средства, а это немалые деньги. Насколько мне известно, дело рассматривается в Лондонском арбитраже.

Тогда в 2007-2008 годах, когда у нас денег было много, цена на нефть зашкаливала за 110 долларов. Это были очень рисковые инвестиции, потому что они были рассчитаны на казахстанский газ, российские трубы и на распределительную систему Грузии. Но война 2008 года все разрушила за пять дней. Про казахстанский газ все забыли. А наш менеджмент оказался в очень трудном положении. Газ нужно поставлять в Тбилиси, а его нет. Пришлось закупать его в Азербайджане. И наш менеджмент влетел на 40 млн долларов долга.

– А все-таки как насчет Батумского порта и нефтяного терминала? На брифинге 9 августа Вы рассказали об их будущей судьбе. Учитывая туристическую направленность Аджарии, предстоящее их перепрофилирование, наверное, правильное решение. Только вот что грузинская сторона предлагает Казахстану взамен? Неужели теперь нам говорят «давай, до свидания»?

– На брифинге я рассказывал, мы взяли порт в аренду на 49 лет, и там было одно очень важное условие: не менее 6 млн тонн нефти и нефтепродуктов мы должны были перевалить через этот Батумский порт. До 2015 года мы этот темп еще сохраняли, но к сожалению, потом он пошел вниз и насколько я знаю, сейчас до этой цифры не дотягиваем. Но здесь есть и проблема Грузии. Понимаете, значение Батуми, как центра морского туризма Грузии после потери Абхазии, резко возросло. Среднесрочная и долгосрочная стратегия развития города Батуми не предполагает его развития как промышленного центра. В настоящий момент грузинские власти завершили переговоры с пулом инвесторов по строительству еще одного морского порта в поселке Анаклия. Так что скоро начнется строительство порта и тогда в перспективе Батумский порт вообще закроется и будет работать только для гражданских судов, как туристический центр.

Также в Грузии активно работают порты в городах Поти, Кулеви и Супса, где туризм, как таковой, отсутствует. Между портами идет жесткая конкуренция за потоки грузов. Эту борьбу казахстанские компании проигрывают, перевалка грузов через батумское направление из года в год стабильно снижается. Помимо этого, несмотря на все заверения в дружбе и сотрудничестве, грузинская сторона создала неравные условия по транспортировке грузов в морские порты по грузинской железной дороге, увеличив тариф для батумского направления. На взгляд экспертов, все эти факторы являются звеньями одной цепи по постепенному выдавливанию Казахстана из города Батуми. Есть такая проблема. Поэтому я еще в 2013 году выступал с предложением продать наши активы в Батуми.

– Кстати, а насколько сложно вести переговоры с представителями Грузии? Ранее мне неоднократно доводилось сталкиваться с гражданами этой страны. Да, они доброжелательные, улыбчивые, но только до той поры, пока всё идет по их сценарию. Но если что не так, чуть ли не в драку лезут.

– Знаете, казахи тоже доброжелательные и улыбчивые, пока все идет по их сценарию. Такие же и русские, и европейцы. Хотя последние не так импульсивны и эмоциональны. С грузинами действительно сложно вести переговоры по бизнесу. У них нет Национального фонда, нет громадной нефтяной ренты, нет газа и цветных металлов. Они считают каждую копейку. На казахские деньги в Тбилиси и в Батуми построены шикарные отели «Рэдиссон», великолепный санаторий в Боржоми, система АЗС «Ромпетрол». Грузия никогда, и ни при каких обстоятельствах, не стала бы этого делать. Даже если бы имела лишние деньги. Давайте говорить откровенно! Мы вкладывали в 2007–2009 годах на пике громадного потока нефтедолларов.

– Ну да. В данном случае все понятно. И последний вопрос: Грузия по-прежнему дешевле Казахстана или наблюдаемая там инфляция последних лет по ценам на основные товары и услуги таки уравняла наши страны?

– Я приехал в Грузию в апреле 2013 года и был, в первую очередь, поражен дешевизной во всем – в сфере обслуживания, в продуктах питания, в сдаче в наем квартир и так далее. Но в связи с девальвацией лари, жизнь на глазах дорожает. Помнится, на берегу Куры в Мцхете я заказал жареные коровьи мозги с луком. Представляете, приносят большую дымящуюся сковородку с коровьими мозгами стоимостью всего в 7 лари (тогда это было 5 долларов). Бутылка воды стоила 10 центов. Вообще, в Грузии свыше 200 подземных источников, воды здесь много, и она дешевая. Но повторяю, девальвация сказывается, жизнь дорожает. Что вызывает недовольство грузин и туристов одновременно.

– И тем не менее Вы считаете, что Грузию стоит посетить?

– Несомненно! Я уже говорил, что это очень уютная, компактная страна с великолепным климатом, горами, долинами и морем, в сочетании с хорошо сохранившимися уникальными архитектурными памятниками.

– Спасибо за беседу!

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Чем Аскар Жумагалиев запомнился на посту министра

С перерывом он курировал цифровую отрасль семь лет

Фото: Аскар Ахметуллин

Аскар Жумагалиев был освобожден от должности министра цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана 20 июля 2020 года. В правительстве страны он два раза занимался связью и цифровизацией – с 2010 по 2014 и с 2017 по 2020 год. «Курсив» вспоминает о том, как оцифровывался Казахстан под его руководством. 

ЦОНы

До появления центров обслуживания населения для получения паспорта, покупки или продажи недвижимости необходимо было взять десяток справок и документов в разных краях города, отстояв при этом очередь. На элементарные процедуры уходили недели. Сегодня все услуги можно получить в одном окне ЦОНа за 1 час, а при необходимости и онлайн.

Например, на переоформление автомобиля в автоЦОНе уходило не меньше двух дней. После объединения систем разных государственных органов все сведения проверяются за минуты. Системы стали надежнее, прозрачнее и быстрее. Речь идет о 17 министерствах, 48 комитетах и 10 местных исполнительных органах, которые пользуются единой платформой интернет-ресурсов. 

Напомним, в своем послании 2005 года первый президент Казахстана поставил перед правительством задачу открыть государственные центры обслуживания населения. Первые ЦОНы были запущены в январе 2007 года. 

eGov

Как и в случае с ЦОНами, до появления eGov по любому вопросу, связанному с личными документами, необходимо было ездить в разные части города и решать бюрократические ребусы. Сегодня портал электронного правительства пользуется высокой популярностью у населения. Количество зарегистрированных на портале пользователей в 2020 году составило 11 млн, а в 2009 году их было всего около 11 тыс.

За неделю казахстанцам предоставляется более 1,5 млн услуг онлайн. Это уже омниканальный сервис – 83% госуслуг доступны на сайте, через мобильное приложение или через telegram-боты.

Интернет

К 2020 году зарегистрировано 17 млн казахстанцев, имеющих доступ к Интернету. К сети Интернет в Казахстане подключены все 118 городов и более 4,2 тыс. сел. Планируется, что благодаря проекту «250+» уже к следующему году к широкополосному интернету будет подключено еще более 1200 сел (4,8 млн человек).

В плане подключения к глобальной сети Казахстан демонстрирует относительно приличную статистику – 84% от всего 18-миллионного населения страны. В России уровень проникновения интернета составляет 76%, в Китае – 53%, а в Индии – 34%.

Связывают страну гигабитные пассивные оптические сети (GPON). Это механизм многоточечного доступа: он позволяет использовать одну-единственную оптоволоконную линию из центрального офиса поставщика для обслуживания нескольких домов и малых предприятий. Технология GPON весьма прогрессивна – например, даже в Германии до сих пор строят сети ADSL (интернет по телефонной линии).

Аскар Жумагалиев запомнился вниманием к новым форматам связи. В Казахстане сети связи третьего поколения (3G) были запущены еще в 2010 году, а, например, украинцы перешли на него только четыре года назад – в 2016-м, когда в РК уже перешли на стандарт четвертого поколения связи (LTE).

При этом стоимость связи в Казахстане остается одной из самых дешевых в мире. В прошлом, 2019 году Казахстан занял второе место в мире по дешевизне мобильного интернета и пятое – по фиксированному интернету в рейтингах сравнения цен.

Инфраструктура

При Аскаре Жумагалиеве был проведен апгрейд до новых форма­тов оптической связи (когерентной) в части магистральных сетей интернета, которые дают пропускную способность в несколько десятков гигабит в секунду.

Казахстан имеет большой ресурс для развития транзитного трафика данных благодаря своему географическому положению – это кратчайшее расстояние от дата-шлюзов КНР до Европы. Кроме того, на время восстановления в случае повреждения сети влияет и способ протяжки кабеля: наземный можно починить быстрее, чем морской.

В Казахстане 15 центров обработки данных классов Tier II и Tier III. Поддержание функционирования такого количества центров необходимо для более качественной локализации популярных сервисов. Ведь казахстанец быстрее скачает информацию из Павлодара, чем из Нью-Йорка.

Стартапы

Astana Hub – это тоже детище Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности. Технопарк создан в 2018 году для развития культуры стартапов. На сегодняшний день участниками хаба стали 2187 команд. В 2019 году IT-стартапы привлекли около 29 млрд тенге, а в 2020-м эта цифра дошла до 37,9 млрд. Только за прошлый год в Казахстане открылось свыше пятисот новых IT-компаний. Этот рост стал возможен благодаря налоговым льготам в юрисдикции технопарка: КПН – 0%, ИПН – 0%, НДС – 0%, социальный налог с доходов нерезидентов – 0%.

Smart City

«Умный город» Акколь – это тоже начинание Аскара Жумагалиева. Акколь – город в Акмолинской области, который был выб­ран в качестве испытательной площадки для внедрения передовых технологий по управлению городской средой. В настоящее время в Акколе проживает чуть более 14 тыс. человек. В городе построена необходимая цифровая инфраструктура: запущены 17,5 км волоконно-оптических линий связи, энергоэффективная сеть LoRaWAN, организованы точки Wi-Fi в общественных местах, модернизирована сеть LTE.

Законодательная инициатива

При Аскаре Жумагалиеве были разработаны законодательные акты по вопросам регулирования цифровых технологий, направленные на расширение применения и дальнейшее внедрение технологий в Казахстане. Благодаря этому в РК теперь реальны проекты, связанные с блокчейном, искусственным интеллектом и другими инновационными направлениями. Кроме того, цифровые документы теперь наделены юридической силой. Эта мера предусматривает целый ряд изменений в сфере предоставления государственных услуг, защиты персональных данных и обеспечения информационной безопасности. Помимо этого появились нормы, ограничивающие участие квазигоссектора в предпринимательской деятельности на рынках, где уже работают частные фирмы. Таким образом, обеспечивается более полное соблюдение принципов Yellow Pages Rules в IT-отрасли.

Майнинг

Вплоть до 2019 года рынок майнинга находился в подвешенном состоянии на территории Казахстана. Не так давно произошло разделение регулирования майнинга и рынка криптовалюты. В настоящее время майнинговый бизнес считается полноправным участником рынка коммуникационных услуг. Майнинговые компании могут заниматься в Казахстане официальной предпринимательской деятельностью по типу ЦОДов, предоставляя вычислительные мощности и аренду серверов на коммерческой основе.

Подобные законопроекты позволят Казахстану вступить в игру на международном рынке майнинга в качестве сильного и конкурентоспособного игрока. И страна имеет все возможности для этого: низкую стоимость электроэнергии и профицитные регионы, заинтересованные в утилизации излишков электроэнергии.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg