1 просмотр

Преемственность или перезагрузка: что ждать Казахстану от нового президента Узбекистана?

Эксперты прокомментировали возможные сценарии внешней политики Узбекистана

Преемственность или перезагрузка: что ждать Казахстану от нового президента Узбекистана?

Преемственность или перезагрузка: что ждать Казахстану от нового президента Узбекистана?

На прошедших 4 декабря президентских выборах в Узбекистане уверенную победу одержал исполняющий обязанности президента, экс-премьер-министр Шавкат Мирзиёев. По мнению экспертов, с его приходом внешняя политика страны вряд ли существенно изменится как в отношении Казахстана, так и других ближайших геополитических партнеров. При этом, в среду, 7 декабря, стало известно, что свой первый официальный визит в качестве президента г-н Мирзиёев совершит именно в Москву.

Шавкат Мирзиёев на прошедших выборах набрал 88,61% голосов, сообщает ЦИК Узбекистана. Напомним, что ранее он был главой администрации (хоким) Самаркандской области (2001–2003) и Джизакской области (1996–1999). С 12 декабря 2003 года занимал должность руководителя Комплекса по вопросам сельского и водного хозяйства, переработки сельхозпродукции и потребительских товаров.

Мирзиёев – «темная лошадка» или предсказуемый лидер?

По информации казахстанских и российских политологов, Шавкат Мирзиёев позиционировал себя как верный друг Ислама Каримова, продолжатель курса его внешней и внутренней политики. Однако пребывая на посту в качестве самостоятельной фигуры, возможно поменяет стратегию управления страной и выстраивание отношений с соседними государствами.

Так, по словам политолога Айдоса Сарыма, Мирзиёева нельзя назвать новатором или революционером. Он представитель консервативного крыла узбекской элиты. Скорее всего, на первых порах он будет позиционировать себя как верный продолжатель курса Ислама Каримова. Если не будет каких-либо экстраординарных событий, кардинальных изменений, то он будет продолжать прежний вектор внешней и внутренней политики», – полагает эксперт.

Как рассказывает эксперт по внешней политике Института мировой экономики и политики РК Жумабек Сарабеков, принимая во внимание регион, где родился Шавкат Мирзиеев, его условно можно отнести к самаркандскому клану. Однако за годы президентства Ислама Каримова влияние кланов на политический процесс значительно сократилось в пользу государственного аппарата. Поэтому Мирзиёева следует воспринимать не как представителя какого-либо клана, но как внутрисистемного игрока.

«Мирзиёев на протяжении последних 13 лет занимал должность премьер-министра. Перед тем как стать главой кабинета министров, будущий президент поработал на разных должностях регионального уровня. Многие наблюдатели характеризуют его как хозяйственника с достаточно жестким стилем работы. Злые языки говорят, что в бытность хокимом Джизакской области Шавкат Миромонович очень жестко наказывал провинившихся чиновников», - говорит собеседник «Къ».

По словам заместителя генерального директора ИК "Финам" Ярослава Кабакова Шавкат Мирзиеев – карьерный чиновник, начавший свой путь в качестве комсомольского и партийного руководителя нижнего звена во времена СССР, и вскоре влившийся в каримовскую систему управления в качестве хокима ряда районов и областей Узбекистана.

«Судя по тому, что он всё время передвигался на более ответственные посты, обладает неплохими профессиональными качествами. Во главе правительства Узбекистана стоял последние 15 лет, что указывает на его сильные позиции среди окружения покойного Президента. По некоторым сообщением, Мирзиеев опирается на поддержку силовиков, но в целом, наверное, его можно считать консенсусной фигурой для всех основных групп влияния в сегодняшнем Узбекистане», - говорит российский аналитик.

Внешняя политика – новый старый курс?

По мнению большинства политологов, с приходом нового президента внешняя политика Узбекистана не претерпит радикальных изменений.

Так, по словам Жумабека Сарабекова, о намерении продолжить внешнеполитический курс своего предшественника заявил и сам Мирзиеев. Речь идет об отказе от членства в военных блоках и альянсах и недопущении размещения военных баз на территории Узбекистана.

При этом, как утверждает эксперт, по ряду вопросов уже сейчас наблюдаются позитивные сдвиги. Активизировались встречи между узбекскими и кыргызскими пограничными ведомствами. Стороны уже выходят на подписание документов по демаркации и делимитации спорных участков. Подобные тенденции имеют место и в таджикско-узбекских отношениях. Поэтому новые власти настроены на улучшение отношений со своими соседями.

«В то же время следует отметить, что по ряду вопросов, к примеру, по вопросу строительства Рогунской ГЭС, у Ташкента и Душанбе существует реальный конфликт интересов. Поэтому в данном направлении существуют объективные ограничители и новый президент и его команда вряд ли пересмотрят позиции по ключевым проблемным вопросам», - полагает аналитик.

Еще один важный вопрос касается перспектив участия Узбекистана в процессах евразийской экономической интеграции. Здесь политологи также единодушны и скептически относятся к изменению позиции Ташкента в отношении ЕАЭС. Напомним, что Узбекистан достаточно критично относится к идее ЕАЭС, считая, что участие страны в союзе не принесет никаких экономических выгод и может ограничить экономический суверенитет страны.

«Прежде всего, существующая модель экономического развития Узбекистана с акцентом на жесткое импортозамещение не предусматривает участие страны в каких-либо интеграционных механизмах. В свою очередь ЕАЭС представляет собой довольно глубокий этап экономической интеграции. В данных условиях для Ташкента более приемлемым видится развитие экономического сотрудничества с постсоветскими странами в рамках Зоны свободной торговли СНГ. Поэтому в среднесрочной перспективе не стоит ожидать каких-либо подвижек в данном вопросе», - говорит Жумабек Сарабеков.

Как считает аналитик университет Т. Рыскулова Данияр Косназаров, Узбекистан может в ЕАЭС не входить, но существуют предпосылки полагать, что поиск удобного формата сотрудничества все-таки будет произведен. Вероятно, Ташкент будет просить послабления для себя, учитывая важность российского и казахстанского рынков и значимость транзита узбекских грузов через Казахстан. Возможно также, что Ташкент поставит вопрос о послаблениях для трудовых мигрантов. Как известно, ЕАЭС функционирует как один общий рынок труда, а для Узбекистана – это возможность, которую нельзя упускать.

Несмотря на скептицизм казахстанских политологов относительно вступления Узбекистана в ЕАЭС, 7 декабря стало известно, что свой первый официальный визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит именно в Россию. Об этом «Известиям» рассказал высокопоставленный источник в правительстве Узбекистана. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил «Известиям», что в Кремле «относятся к этому положительно».

«Визит в Россию, в принципе, понятен. В этом большой имиджевый плюс для Москвы. Но это, в свою очередь, придает переговорным позициям Ташкента, в том числе о преференциях в рамках ЕАЭС, дополнительную силу. Так что, по сути, должны выиграть обе стороны», – комментирует новость Данияр Косназаров.

По его мнению, формат сотрудничества в рамках ОДКБ, скорее всего, также будет поднят Москвой, но в любом случае у Ташкента есть принципиальная позиция по вопросам о неприсоединении к военным блокам. «Так что в Москве ожидания должны быть адекватными», – считает собеседник «Къ».

Ярослав Кабаков не ждет в ближайшее время каких-то резких изменений той политики искусного лавирования, которую проводил предыдущий глава страны.

«Всё-таки, в качестве премьера Мирзиёев сам эту политику реализовал, да и существенной перетряски групп влияния не происходит пока, а значит, все те договорённости, которые существуют между узбекскими элитами и внешними акторами, пока остаются в силе», – комментирует российский эксперт.

По его мнению, к изменению позиций по отношению к России Узбекистан мог бы подтолкнуть отказ новой администрации США от ставки на страну как на свой опорный пункт в регионе. Однако, учитывая важность Средней Азии и то, что Трамп провозглашает жёсткое противостояние с Китаем по ряду принципиальных вопросов, вряд ли Вашингтон ослабит своё присутствие в Узбекистане.

«Экономическая интеграция с соседями, несомненно, была бы Узбекистану выгодна, но пока внешнеполитический торг, лавирование между США, Россией и Китаем оказывается более выгодной стратегией и при этом не заставляет местные элиты поступаться своими позициями в экономике. Также к большей интеграции в постсоветское пространство нового президента могла бы толкнуть угроза со стороны радикальных исламистов, но сейчас, в свете поражений, которые несёт ИГИЛ, актуальность этой угрозы несколько снизилась», – считает Ярослав Кабаков.

Что ждать Казахстану?

По мнению политолога Казбека Бейсембаева, внешняя политика с приходом Мирзиёева особо не изменится. «Она как была прагматичной, такой и останется. Не изменится она и в отношении Казахстана. Вместе с тем, будет увеличиваться экспорт узбекских товаров в Казахстан. Последний пример – это открытие Центрально-азиатского торгового дома с участие Узбекистана», – говорит собеседник «Къ».

Политолог Ерлан Саиров предполагает, что в Узбекистане начнется ренессанс социально-экономического развития и будут открыты дополнительные каналы социального развития.

«У нас появляется эффективный конкурент с населением более 30 млн человек. Но открываются новые возможности. Предполагается приватизация многих государственных предприятий и либерализация финансовой системы. Капитал идёт туда, где есть новые возможности. Наши крупные бизнесмены не должны упустить такую возможность. Думаю, будет интересно, и мы заново откроем культуру друг для друга. Тем не менее, нам нужно выстроить новую стратегию в этом направлении», – прокомментировал эксперт у себя на странице в Фэйсбук.

Данияр Косназаров считает, что Казахстан уже заложил неплохой фундамент, направив серьезный экономический десант в Ташкент во главе с заместителем премьер-министра до президентских выборов. «Думаю, положительная динамика сохранится, но она не будет запредельной. Вполне прагматичные отношения», – полагает собеседник «Къ».

По мнению Ярослава Кабакова, вряд ли сейчас новому руководству Узбекистана до столкновений с соседями, для начала нужно будет упрочить свою власть внутри страны, а вступать в жёсткое противодействие с соседями без подготовки или хотя бы дипломатической проработки вопроса, то есть не заручившись поддержкой или нейтралитетом ведущих держав и соседних стран, было бы слишком легкомысленно.

Жумабек Сарабеков не ожидает обострения вечного соперничества двух стран в Центрально-азиатском регионе, наоборот – вероятно сближение в региональной политике.

«В своем выступлении перед Сенатом в качестве одного из приоритетов внешней политики Шавкат Мирзиеев назвал региональное сотрудничество. Данный подход предполагает дальнейшее укрепление двусторонних связей между Астаной и Ташкентом, так как в узбекская сторона рассматривает Казахстан как своего ключевого партнера и союзника в регионе. Свой вклад вносит и дружеские отношения между главами наших государств», - говорит эксперт.

Он подчеркивает, что для Узбекистана Казахстан выступает третьим крупнейшим торговым партнером. У стран схожие позиции по многим вопросам, в том числе по вопросам совместного водопользования и региональной безопасности.

«В Узбекистане проживает крупная казахская диаспора. На территории нашей страны также проживает многочисленная узбекская диаспора. Поэтому за последнее десятилетие у Ташкента самые лучшие отношения сложились с Астаной. И казахстанская сторона рассматривает Узбекистан как ключевой фактор региональной безопасности», - заключил г-н Сарабеков.

СПРАВКА

Внешняя торговля с Узбекистаном

По данным Комитета по статистике, общий товарооборот Казахстана с Узбекистаном за январь-сентябрь 2016 года составил $1 051 млн, снизившись по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 36,9% ($1 668 млн). Объемы товарооборота сократились как экспорта, так и импорта. Удельный вес страны в общем объеме товарооборота составляет всего 2,4%. Однако среди стран СНГ находится на втором месте после России.

В целом, продаем мы это стране больше, чем покупаем у нее. Экспорт составил 636 млн долларов. Мы продаем им мясо, значительный объем пшеницы, сухие строительные смеси, цинковую, марганцевую руду, сырую нефть, отходы и лом черных металлов, алкогольные и безалкогольные напитки и т.д.

Импортируем кондитерские изделия, табачное сырье, нефть и нефтепродукты, природный газ, минеральные удобрения, древесину, строительные кирпичи и другие товары.

Почти половину всей одежды из трикотажа и текстиля мы покупаем в Узбекистане. Всего из стран СНГ импортируем 12 323,2 тонн на сумму 101 897,2 тыс. долларов США, а из Узбекистана 7 277,9 тонн на сумму 18 318,9 тыс. долл. Другие страны – 14 338,9 тонн на сумму 233 165,1 тыс. долларов США.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

Auezov city