26839 просмотров
26839 просмотров

О чем говорит смена премьер-министра в Казахстане

Экспертное сообщество увидело в кадровых перестановках как начало операции «Преемник», так и логическое последствие от усталости и неэффективности прежнего правительства

О чем говорит смена премьер-министра в Казахстане

О чем говорит смена премьер-министра в Казахстане

Новый политический сезон Казахстана открывает не только обновленный Парламент в лице спикера нижней палаты Нурлана Нигматулина, но и Кабмин. Вместо назначенного председательствовать в Комитет национальной безопасности Карима Масимова, ему на смену пришел экс-вице-премьер Бахытжан Сагинтаев. Экспертное сообщество увидело в кадровых перестановках как начало операции «Преемник», так и логическое последствие от усталости и неэффективности прежнего правительства. Мониторинг отечественных СМИ показал, что по степени обсуждаемости лидерство взял экс-глава Кабмина. Однако его приход в КНБ вызвал больше негативных, нежели позитивных откликов.

Примечательно, что параллельно с назначениями в Казахстане аналогичные перестановки произошли в Армении (смена премьер-министра), тогда как в Узбекистане на совместном заседании палат Парламента было решено наделить действующего премьера Шавката Мирзияева полномочиями временного исполняющего обязанности президента страны после внезапной кончины Ислама Каримова.

Мираж соседнего транзита

«Оценка политической жизни в РК сейчас напоминает поздний СССР. Запад анализировал «подковерные» процессы в Кремле на основе принципа «кто как стоит на мавзолее или возле гроба». У нас же все сводится к карусели нескольких персон вокруг нескольких кресел. Рискну предположить, что перемещение Масимова не связано с деятельностью предыдущего председателя КНБ. Владимир Жумаканов, будучи кадровым КНБшником, не имел шлейфов и пятен на биографии. Не светился он и в черезчур тесных связях с каким-либо «вектором» в многовекторной политике Казахстана. Поэтому он останется на первое время в качестве теневого председателя с официальной позицией советника президента», - считает исполнительный директор Западного регионального филиала НОФ «Аспандау» Еркин Иргалиев.

По мнению собеседника «Къ», «главное сейчас направление – внешний фактор». Соответственно, продолжает он, нужно учитывать, что нестабильность возможна по всем фронтам: уже не только ожидаемые проблемы в поствыборной России на севере, но и транзитный Узбекистан.

«Очевидно, что идут интенсивные консультации во многих столицах - президент Казахстана посещал Китай по приглашению председателя Си Цзиньпиня, а премьер Китая приедет в Казахстан в конце года», - подчеркивает политолог.

Не исключено и то, что перемещение [Карима] Масимова в КНБ можно оценивать как вывод доверенного лица из-под удара на время серьезного бюджетного кризиса, который неизбежен в 2017 году, отмечает Еркин Иргалиев.

«Но в любом случае можно констатировать запуск транзита в Казахстане (и в ряде стран бывшего СССР), начало нового политического цикла и неизбежность роста политической активности», - резюмировал эксперт.

На перестановки в Казахстане могла оказать влияние текущая ситуация в Узбекистане, однако запущена ли операция «Преемник» на деле скажет только один человек – сам президент, - отмечает другой политолог Казбек Бейсебаев.

«В условиях [транзита власти] спецслужбу должен возглавлять человек, который пользуется наибольшим доверием президента. И этим человеком является Карим Масимов, который как мы помним при назначении его премьер-министром говорил, что был и остается помощником Нурсултана Назарбаева. Официально было сказано, что приход Масимова связан с усилением борьбы с терроризмом. По логике, руководить должен бы быть выходец из КНБ или имеющий соответствующий опыт работы в силовых структурах. Однако приход Масимова дает основание полагать, что критерий близости все-таки оказался решающим при назначении», - подчеркивает политолог.

Закономерно, но без критики

Несмотря на опыт премьерства Масимова, его уход в КНБ был обставлен предельно мягко и позитивно для Карима Масимова, уверен политолог, автор энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане», Данияр Ашимбаев.

«Технически, для Масимова [уход в КНБ] это понижение, поскольку в официальной иерархии это несколько ниже прежней его работы. Но в Казахстане реалии таковы, что не место красит человека, а человек – место. Стоит лишь отметить, что форма перехода в КНБ без критики со стороны президента и разбора полетов относительно итогов его премьерства за последние годы показал, что президент высоко оценил наработки прежнего правительства. И статус главы ключевой спецслужбы говорит, что он по-прежнему остается в президентской команде», - комментирует «Къ» политолог.

Говоря об опыте работы в Кабмине, собеседник отметил, что «за два года премьерства Масимова было принято достаточно большое число всевозможных реформ, которые потом искали новый смысл, а позднее при нем же были и свернуты». И по этой причине «уйти» экс-премьера можно было и жестче.

«Как бы президент не хвалил на сегодняшнем заседании правительство, мы прекрасно понимаем как ситуация выглядит на самом деле с бюджетом и реформами. Мы видим, как порой откровенно госорганы лоббируют интересы частного капитала, крупных корпораций. Многие решения принимаются не по каким-то макроэкономическим соображениям, а по соображения интересов и выгод корпоративного сектора. Отдача для экономики Казахстана от таких решений становится все меньше и меньше. Мы видим низкий уровень бюджетного планирования, макроэкономическое планирование вообще провалено. До весны этого года было налицо, как правительство фактически самоустранилось от какой-либо ответственности за принимаемые решения. До сих пор нет обещанной новой экономической политики. Риски и ответственность в этой связи ложились на президента и обновление Кабмина могло бы стать хорошим поводом «выпустить пар» растущего напряжения в обществе», - поясняет Данияр Ашимбаев.

Аналогичную позицию высказал политолог Айдос Сарым, назвав прежний состав Кабмина – «правительством упущенных возможностей».

«Экс-премьер имел наибольшие возможности для реализации своих программ, но при этом проявил наименьшую волю и наихудшие качества, которые можно только представить. Это правительство упущенных возможностей. Тот же Парламент должен был собираться, задавать неудобные вопросы премьер-министру по результатам деятельности правительства. У нас этого нет. Зато есть примерно 10-15 человек, которые входят в ближний круг и принимают решения, но фактически не за что не отвечают. Она условно выведена из под критики», - отмечает политолог.

КНБ нуждается в реформе, продолжает собеседник «Къ», которая позволит сделать структуру более мобильной и современной с упором на аналитическую работу с большей прозрачностью, что позволит выстроить с обществом более доверительные взаимоотношения.

«Политический вес Масимова вполне вероятно должен стать опорой этих перемен, дополняя возможностями выбивать бюджет и по мере необходимости дополнительные полномочия. Если такие задачи стоят, можно приветствовать. Мировая история знает много примеров, когда приход гражданских лиц приводил к повышению эффективности и авторитета силовых структур. Поэтому говорить, что он заведомо негодный председатель нельзя», - аргументирует Айдос Сарым.

С ним солидарен и Данияр Ашимбаев отмечая, что необходимо дать время для соответствующей оценки. «Багаж, с которым Масимов приходит в КНБ, достаточно не плох. Не исключены и провалы, конечно. Но нужно взглянуть, какие люди придут вместе с ним, какие решения будут приняты и какой вектор будет озвучен», - добавил он.

Позитивное восприятие нового премьера

Мониторинг СМИ и социальных сетей, подготовленный компанией Keremet Analytics для «Къ» показал, что наиболее обсуждаемой персоной в связи кадровых перестановок стала персона Карима Масимова. Однако его назначение на должность главы КНБ вызвало больше негативных, нежели позитивных откликов в сети. На этом фоне, назначение Бахытжана Сагинтаева на должность премьер-министра вызвало более положительную реакцию у читателей отечественных СМИ.

Однако в экспертной среде не связывают его приход на пост главы Кабмина с переменами в экономическом курсе в политике правительства. Такое мнение в ходе опроса «Къ» высказали Казбек Бейсебаев и Данияр Ашимбаев, тогда как Айдос Сарым настроен более оптимистично.

«Хочется верить, что он из опыта работы в ходе земельной дискуссии должен продемонстрировать обществу вменяемость и готовность работать по настоящему 25 часов в сутки. Необходимость реформ никто не оспаривает. Другое дело, что они спускаются сверху без консультаций с обществом и экспертами, отчего и вызывают отторжение», - подытожил Айдос Сарым.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер