29366 просмотров
29366 просмотров

Досым Сатпаев: Мы следующие в очереди на транзит власти

По мнению политолога, опыт транзита власти в Узбекистане полезен для Казахстана

Досым Сатпаев: Мы следующие в очереди на транзит власти

Досым Сатпаев: Мы следующие в очереди на транзит власти

По мнению кандидата политических наук Досыма Сатпаева повышенный интерес казахстанцев к смене власти в Узбекистане не случаен – Казахстан также находится на грани передачи власти. Станет ли реализовываться в Узбекистане мирный транзит власти или же возникнет конфликтная ситуация, это станет хорошим уроком и для нас, считает политолог. При этом он подчеркивает, что для Казахстана важен «стабильный Узбекистан» и любая дестабилизация обстановки в этом регионе – нежелательна.

- Как вы думаете, кто будет преемником Ислама Каримова в случае его смерти?

- Та модель, по которой будет происходить смена власти у нашего соседа, интересна и для Казахстана. Все понимают, что мы следующие в очереди на транзит власти. Можно сравнить это с хорошим case study, чтобы мы избежали ошибок во время своей «сумеречной зоны», связанной со сменой власти.

Хотя в отличие от Казахстана, список потенциальных преемников в Узбекистане намного короче. Узбекские аналитики туда традиционно включили несколько персон: председателя Службы Национальной Безопасности Рустама Иноятова, премьер-министра Шавката Мирзиеева, вице-премьера, а также министра финансов Рустама Азимова, которого, по неофициальной информации уже якобы арестовали.

При этом слабым местом Рустама Иноятова является то, что ему уже больше 70 лет, и он также имеет проблемы со здоровьем. Кстати, к «темным лошадкам» можно отнести также председателя сената Узбекистана, бывшего министра юстиции Нигматилла Юлдашева, который по конституции должен быть временным и.о.президента. Также в этом списке была старшая дочь президента Гульнара Каримова, но ее нейтрализовали два года назад, обвинив в коррупционных преступлениях. И за этим могли стоять конкурирующие группы.

Кстати, это уже говорило о том, что внутриэлитные группы в Узбекистане уже начали готовиться к транзиту власти и то, что произошло с Исламом Каримовым, для них не было сюрпризом. Тем более, что еще в начале прошлого года, оппозиционное «Народное движение Узбекистана» распространило информацию о том, что Ислам Каримов потерял сознание из-за инфаркта. И вроде это был уже второй случай за последние два года. Таким образом, президентское окружение могло быть готовым к форс-мажору. Вообще возникало такое ощущение, что в последние годы Ислам Каримов больше напоминал Леонида Ильича Брежнева, который уже терял контроль над властью, и свита стала играть короля.

Что касается младшей дочери президента, Лолы Каримовой – Тилляевой, то она больше связана с Рустамом Иноятовым. В то же время, младшая дочь президента никогда не демонстрировала своих политических амбиций. Она не имеет никакого опыта управленческой и политической деятельности. И даже если у нее есть незначительный шанс получить президентскую власть, то гораздо сложнее будет эту власть удержать.

В этом случае младшей дочери президента придется искать поддержку у тех самых элитных групп, с которыми она сотрудничала. Но тогда есть риск того, что она либо превратиться в марионетку в их руках, либо, рано или поздно, вступит с ними в конфронтацию, которая вызовет дестабилизацию во всей стране.

В любом случае, большую роль в борьбе за власть будут играть силовики. Это значит, что серьезные козыри в руках могут быть у Рустама Иноятова, создавшего в стране влиятельную Службу Национальной Безопасности, которая контролирует не только общество, но также элиту. Это значит, что в Узбекистане вполне возможен некий аналог туркменского сценария транзита власти, когда все вопросы о президентском троне решались узким кругом. Такой вариант в краткосрочной перспективе гарантирует определенную стабильность в Узбекистане. Хотя в том же Туркменистане после прихода к власти в 2006 году Г.Бердымухаммедов последовательно избавлялся от людей, входивших в так называемую «группу 29», которая подписала некролог по поводу смерти первого президента Сапармурата Ниязова.

Сегодня из этой группы у власти осталось лишь несколько человек. При этом, как показывает печальный опыт некоторых арабских стран, в долгосрочной перспективе, даже опираясь на спецслужбы или армию, политические режимы начинают рушиться под воздействием внутренних проблем. А их в Узбекистане также немало. Низкий уровень жизни, высокий уровень безработицы, в том числе среди молодежи, коррупция, разрушающая доверие к власти, религиозный экстремизм, пограничные и водные проблемы с соседями (Таджикистан и Кыргызстан) и т.п. Плюс соседство с нестабильным Афганистаном. Довольно взрывоопасная смесь.

- Как изменятся двусторонние отношения Узбекистана с Республикой Казахстан в связи с его смертью и приходом нового президента? От чего это будет зависеть? Какие сценарии развития событий могут быть?

Казахстан уже не в первый раз сталкивается с разными формами смены власти в Центральной Азии. Так было в Туркменистане или в Кыргызстане. И Астана демонстрировала готовность сотрудничать с любым легитимным лидером, который обладает реальной властью. То же самое будет с Узбекистаном, если там появится новый глава государства, получивший легитимность в глазах международного сообщества и местной элиты.

К сожалению, мнение узбекского общества по поводу того, кто должен получить власть вряд ли будет интересовать местные элиты. Но для Казахстана важен стабильный Узбекистан, который сохранил бы неконфликтные отношения с нашей республикой. Тем более, что в отличие от Таджикистана и Кыргызстана, у Узбекистана практически нет серьезных поводов для конфликта с Казахстаном. И хотя при Исламе Каримове наши отношения трудно было назвать дружескими, Казахстан все равно был одним из крупных торговых партнеров Узбекистана.

Более того, в последнее время Ислам Каримов пытался даже заручиться поддержкой нашей республики в вопросе о запрете строительства ГЭС в Таджикистане и Кыргызстане, которые, по мнению Ташкента, могли ударить по водным интересам Узбекистана. То есть, если у нового руководства Узбекистана и могут быть какие-либо трения в Центральной Азии, то Казахстан в этом списке стоит на последнем месте. Гораздо больше точек напряжения существует в узбекско-таджикских и узбекско-кыргызских отношениях, в том числе по поводу спорных участков на границе. Но первое время узбекским элитам будет не до этого.

Самым негативным сценарием для Казахстана может быть только дестабилизация обстановки в Узбекистане в среднесрочной или долгосрочной перспективе, если новое руководство страны потеряет контроль над ситуацией. Любая дестабилизация обстановки в Узбекистане автоматически вызовет негативные процессы по всему региону. А с учетом ухудшающейся ситуации на границах Афганистана со странами Центральной Азии, дестабилизация в регионе может слиться еще и с афганским фактором. Но это тот самый негативный сценарий, который нужно избежать. И Казахстану, возможно, придется проявить свои дипломатические способности, чтобы в случае возникновения такой опасности попытаться поддержать стабильность в регионе через разные механизмы.

Не будем забывать, что в Узбекистане проживает довольно большая казахская диаспора, которая также будет нуждаться в защите. Кстати, во время двух смен власти в Кыргызстане Казахстан уже вносил свой вклад в предотвращении более серьезных внутренних конфликтов в этой стране, содействовав выезду из страны двум бывшим президентам. Поэтому прецеденты с нашей стороны уже были.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер