27610 просмотров
27610 просмотров

О чем говорит уход Школьника с поста министра

Преемник Владимира Школьника - Канат Бозумбаев остается решать проблемы ключевой отрасли страны

О чем говорит уход Школьника с поста министра

О чем говорит уход Школьника с поста министра

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев провел ряд кадровых перестановок в правительстве. В частности, был освобожден от должности министр энергетики Владимир Школьник, на которой он проработал с августа 2014 года. Ему на смену пришел также достаточно долгий игрок на политической арене и ныне экс-аким Павлодарской области Канат Бозумбаев. Опрошенные «Къ» эксперты по-разному прокомментировали это назначение.

О том, что в кабинете министров произошли очередные структурные изменения, стало известно под занавес прошлой недели. На должность министра энергетики был назначен бывший аким Павлодарской области Канат Бозумбаев. Ранее в разные годы он занимал должность акима Жамбылской области, должности в национальных компаниях, Министерстве энергетики, индустрии и торговли, Министерстве экономики и торговли. Новое назначение Каната Бозумбаева произошло, несмотря на скандальную ситуацию, в центре которой оказался его сын.

Владимир Школьник пробыл на должности главы Министерства энергетики около 1,5 лет. Как раз на период его работы пришлось мировое падение цен и кризис во всех отраслях сырьевого сектора. Однако дольше всего в своей карьере в течение 5 лет Владимир Школьник пребывал на должности главы АО «НАК «Казатомпром» – с 2005 года, после ареста бывшего топ-менеджера компании Мухтара Джакишева.

По мнению политолога Максима Казначеева, приход Владимира Школьника в правительство в 2014 году был связан с планами по строительству АЭС. И в этом ракурсе его уход из кабмина нужно рассматривать шире.

«Сфера деятельности у Министерства энергетики достаточна широкая. Тогда как Владимир Школьник все-таки узкий профессионал, связанный с атомной отраслью. Причем, его приход был напрямую связан со строительством АЭС. Именно для этого и создавалось большое Министерство энергетики. Фактически же, в существующих условиях низких цен на сырье, дешевле построить пару газотурбинных станций, чем строить атомную», – подчеркивает политолог.

При этом собеседник «Къ» полагает, что экс-министр не сильно выпадет из сферы, связанной с ураном, и атомной энергетики, где он вполне будет востребован. Что касается фигуры Каната Бозумбаева, то для него приход в правительство является неким громоотводом.

«Последний год против Бозумбаева велись мощные информационные атаки. На мой взгляд, было просто принято решение перевести его на менее публичную позицию, где он был бы подвержен меньшим политическим рискам», – отмечает Максим Казначеев.

Обозреватель Сергей Смирнов, в свою очередь, отмечает, что в период пребывания на посту министра энергетики Владимир Школьник особых успехов не добился. При этом к числу факторов, поспособствовавших его уходу, он назвал пенсионный возраст экс-министра (в текущем году ему исполняется 67 лет).

По его мнению, сейчас отрасль стоит перед целым рядом нерешенных задач, где ключевым станет вопрос сохранения темпов добычи нефти, причем, на участках и месторождениях, консолидированных АО «НК «КазМунайГаз».

«Средняя себестоимость нефти в Казахстане озвучивалась на уровне $50 за баррель. При этом, если на Тенгизе этот уровень находится в пределах $24–$25, то у месторождений, контролируемых КМГ, он в среднем колеблется от $50 до $70 за баррель. При нынешних ценах вряд ли стоит возлагать серьезные надежды на Кашаган. Ведь официально озвучивалась себестоимость добычи на месторождении на уровне $90 за баррель. Кто будет при $40 за баррель добывать там нефть?», – задается вопросом Сергей Смирнов.

«Более того, – продолжает собеседник, – в текущей ситуации острее встал вопрос источника сырья для НПЗ после их модернизации, когда объем переработки вырастет на 4–5 млн тонн нефти. Другими словами, будет сохраняться, а возможно и обостряться топливный дефицит внутри страны».

Автор энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияр Ашимбаев также указывает на проблемы в нефтегазовой отрасли.

«Владимир Школьник – грамотный специалист, и имеет достаточно большой опыт работы в сфере энергетики. При этом нужно понимать, что его назначение министром сопряжено с так называемой «квотой АНК». То есть, после ухода Владимира Божко с поста главы МЧС Владимир Школьник де-факто стал единственным этническим русским в правительстве», – объясняет политолог.

При этом, добавляет собеседник «Къ», его назначение совпало по времени с очень волатильной ситуацией на мировом рынке нефти. Ее стоимость уже ниже среднего уровня себестоимости добываемой в стране нефти, что пока никак не отражается на уровне жизни нефтяной элиты, но выпячивает будущие проблемы – оптимизацию бизнес-процессов и сокращение персонала в госкомпаниях.

«Более того, нефтегазовая отрасль разбалансирована. Одним из ярких тому доказательств явился конфликт вокруг возможного объединения АО «КазТрансОйл» и «КазТрансГаз». Сам КМГ находится сейчас в больших долгах, чему в немалой степени способствовали менеджерские решения. Остается нерешенным топливный дефицит», – подчеркивает Данияр Ашимбаев.

В этой связи назначение Каната Бозумбаева министром, который имеет опыт работы в нефтянке и энергетике в целом, можно охарактеризовать, как попытку влить свежую кровь в деятельность министерства, предполагает политолог. Более того, если смотреть на это назначение вкупе с другими перестановками, речь может идти и о возможной большой реформе.

«Учитывая интерес и влияние, которые оказывает на экономику страны нефтяная отрасль, это назначение является одним из интересных и способных повлиять на политику в данной сфере, – допускает Данияр Ашимбаев. – Это, кстати, согласуется с другими перестановками, а именно переход Бактыкожи Измухамбетова в кресло спикера мажилиса и назначение акимом Атырауской области своего человека – Нурлана Ногаева».

«Оба чиновника, – продолжает Данияр Ашимбаев, – помимо того, что имеют давний опыт совместной работы, тянущийся еще с компании «Казахтуркмунай», не так далеки от нефтегазового сектора. Вкупе со сменой министра энергетики, это дает определенный повод для разговоров о предстоящих больших реформах в отрасли».

Опрошенные «Къ» политологи отмечают отсутствие четко выраженной аффилированности нового министра энергетики к основным игрокам нефтяного рынка, что дает повод говорить о его относительной нейтральности.

При этом политолог Максим Казначеев подчеркивает, что возможности и авторитет Каната Бозумбаева не позволят ему серьезно влиять на положение дел в нефтегазовой отрасли.

«Эта отрасль в Казахстане традиционно вотчина высшей топ-элиты, куда он (Канат Бозумбаев) не входит. Именно поэтому все серьезные решения в этой сфере будет принимать не он. Я думаю, для Бозумбаева – это позиция, чтобы пересидеть год-два, пока не уляжется шум с Павлодарской областью», – констатировал политолог.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер