Перейти к основному содержанию

1 просмотр

В прокат вышел дебютный фильм Бориса Акопова «Бык»

Картина стала победителем «Кинотавра»

Кадр из фильма

На главном российском кинофестивале «Бык» получил сразу две основные награды: «Лучший фильм» и «Лучшая операторская работа». Позже картину отметили еще и в Карловых Варах – ей достался главный приз в конкурсе «К востоку от запада».

Несмотря на успешную судьбу на фестивалях и разгоревшиеся дискуссии вокруг картины, что обычно является признаком хорошего фильма, драма «Бык» больше похожа на большой и вторичный клип о лихих 90-х, нежели на оригинальное художественное произведение, благодаря которому мы бы взглянули на это время по-новому.

От человека, заявившего, что он «не верит в женскую режиссуру и единственный хороший фильм, снятый женщиной, – это «Восхождение» Ларисы Шепитько, и то потому, что по своей сути это мужской фильм», ждать некого переосмысления эпохи перемен не приходится. К тому же, наверное, стоит уже смириться – лучше и пронзительнее Балабанова о 90-х больше никто никогда не скажет. Ни явившиеся в кино дети 90-х, так называемые миллениалы, которые зачастую видят в этом историческом моменте лишь брутальный антураж, ни самый талантливый автор этого поколения Кантемир Балагов, ни даже народный русский режиссер, которого многие считают преемником Балабанова – Юрий Быков, при всем уважении к последним.

Итак, синопсис «Быка» – это история о молодом парне Антоне Быкове по прозвищу Бык (Юрий Борисов), только что вернувшемся из тюрьмы к своей семье – матери, младшему брату и сестре. Бык мечтает начать новую жизнь, но прошлое не отпускает – криминальные дружки, отсутствие образования, профессии, к тому же герой становится мужчиной на стыке эпох. На дворе 1996 год – в стране полная разруха и ожидание очередного дефолта. Бык с братками ездит на очередные разборки под песни Шатунова и «Комбинации», пока опять не оказывается в милиции. И лишь ходатайство криминального авторитета помогает только что «откинувшемуся» парню выйти на свободу. Естественно, услуга за услугу – его просят разнести рынок, который держат кавказцы, и привезти одного типа, находящегося у тех в плену. Бык слово держит, за что потом и расплачивается. Параллельно развивается история его младшего брата, который с ума сходит по очаровательно-вульгарной парикмахерше Тане (Стася Милославская), а та сходит с ума по англичанину, точнее не по нему, а по возможностям, которые может ей подарить заморский жених. К финалу две параллельные линии сойдутся в одну точку – самым что ни на есть драматическим образом.

Пока смотришь «Быка», кстати, в совершенно пустом зале, ощущение, что все это ты где-то видел – много из «Брата», немного из «Бригады», совсем чуть из балабановского «Груза 200». Тот эпизод, кажется, из «Интердевочки», а этот – из «Маленькой Веры». Исполнитель главной ро­ли взят из относительно нового и, между прочим, отличного фильма Дарьи Жук «Хрусталь». Поэтому неудивительно, что в «Быке» мерещится и «Бумер» Буслова, и даже «Теснота» Кантемира Балагова. К слову, если сравнивать двух режиссеров одного поколения, то Балагову действительно есть что сказать, его «Теснота» выглядит самостоятельным и очень любопытным произведением о том времени, тогда как «Бык» Акопова явно заимствует готовые рецепты хорошего русского кино. Но почему-то не самым удачным образом.

В своих интервью автор «Быка» – симпатичный парень с внешностью молодого Николая Цискаридзе (Борис, оказывается, и правда учился в балетном училище) – говорил, что визуальный язык «Быка» – это прежде всего клипы французского режиссера Ромена Гавраса, а также Дэниела Вульфа. Так оно и есть – модная музыка (и мы имеем в виду не песни «Ласкового мая» и вовсе не звучащий в фильме панк-рок и рейв 90-х), клиповая подача в «Быке» присутствуют, только вот такие видео с большой эпохой перемен склеены формально. Поэтому хоть и уровень тестостерона в кадре зашкаливает, драки там самые жестокие и череп проламывают совсем не фигурально, но в эти жестокие-жестокие 90-е на экране как-то не очень верится.

Финал и вовсе сентиментален – Ельцин уходит в отставку по телику, оставляя целую эпоху в истории. Кажется, пришла пора оставить ее и режиссерам: в конце концов, лучшее о 90-х уже сказано.

1345 просмотров

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance