Перейти к основному содержанию

1250 просмотров

Магия современной классики

В минувшие выходные в Алматы прошло одно из крупнейших культурных событий - международный фестиваль классической музыки Forte Music Fest

Фото: ForteBank

На протяжении нескольких дней на сцене Большго зала Казахской национальной консерватории имени Курмангазы алматинцы и гости столицы могли услышать шедевры классической музыки в исполнении выдающихся музыкантов из 11 стран.  И, конечно же, настоящим подарком для зрителей стала не только необычная программа, но и необычные музыкальные инструменты, некоторые из которых прозвучали в южной столице впервые.

Разумеется, проведение подобных мероприятий – удовольствие дорогое. Своим стремительным развитием и трансформацией в громкое культурное событие международного масштаба фестиваль обязан ForteBank и идейному вдохновителю – артистическому директору фестиваля Арману Мурзагалиеву. «Не могу сказать относительно меценатства как явления, но могу сказать, что название фестиваля созвучно с названием банка, который является основным идеологом и спонсором мероприятия, не случайно. Такое сотрудничество – это всегда выигрыш и прогресс для всех сторон», – рассказал он.

Председатель правления ForteBank Гурам Андроникашвили рассказал, почему банку важно поддерживать эту традицию: «Основной целью фестиваля является воспитание вкуса, привлечение внимания к лучшим образцам классической музыки – в особенности у молодого поколения. Forte Music Fest поддерживает и образовательную миссию. В рамках фестиваля учащиеся музыкальных заведений, а также все желающие могут бесплатно посетить мастер-классы от непревзойденных виртуозов, концертирующих солистов, профессоров и концертмейстеров оркестров с мировым именем».

И это действительно так. Ведь именно благодаря Forte Music Fest за четыре года Алматы стал площадкой для 37 музыкальных премьер, на сцене прозвучало 79 произведений современной классической музыки, выступили исполнители и музыканты из 27 стран. Южная столица для многих перестала быть просто точкой на карте, а стала местом смелых музыкальных экспериментов и одним из важных культурных центров в контексте современности.   Принять участие в нем хотят многие музыканты как из Казахстана, так и из других стран. В этом году в Алматы приехали виртуозы из Бельгии, Германии, Франции, Ирака, Хорватии, США, Нидерландов, Ирана, России, Австралии.

DSC_0335.jpg

«Мы открыты для молодых исполнителей. Особенно из Казахстана. Мы предоставляем все возможности, чтобы эти участники были с нами. И если в первом фестивале у нас участвовало около шести человек из Казахстана и было представлено всего четыре страны, то сейчас представлено 11 стран и больше половины музыкантов – наши, казахстанцы.  Мы не проводим  отбор, но сейчас уже на 22 год стоит очередь. Музыкальный мир настолько тесен, что люди ,хоть раз приехавшие сюда, дальше несут посыл, энергетику нашего фестиваля. И мы становимся частью этого международного клуба. Нас узнают, нас знают, к нам хотят», – рассказал Арман Мурзагалиев. 

DSC_2292.jpg

И это неудивительно: программа фестиваля не просто не повторяется, каждый год она становится совершенно иной. К примеру, в этом году она порадовала неожиданными сочетаниями и абсолютной незаурядностью предложенного репертуара. Помимо лучших образцов музыки, характеризующих уровень любого международного фестиваля, в программе Forte Music Fest 2019 года прозвучали произведения Куртага, Энеску, Верхлуста, Васкса, Сметаны, Сильвестрова, Шнитке, Босманс, Мусоргского, Амирова, Бонончини, Мессиана, Альхажа, Глиэра, Капустина, Садых Пура и многих других.

Как отметил господин Мурзагалиев, фестиваль набирает обороты: «Каждый раз мы сами удивляемся, когда понимаем, насколько уровень фестиваля растет и насколько разной получается программа каждый год. В этот раз мы решили отойти от формата классической музыки в прямом понимании этого слова. Бетховен, Бах, Брамс, Барток – это замечательные композиторы, но помимо них существует другая музыка. Отсюда неожиданное количество исполняемой музыки и очень неожиданные исполнители и инструменты. К примеру,  сантур, или удд, или терминвокс… Я перечисляю инструменты, которые в Алматы не звучали вообще или звучали очень давно. Наш фестиваль открывает что-то новое».

И мало кто из зрителей остался равнодушным, когда со сцены прозвучало «Восхваление» Оливье Мессиана для терминвокса и органа в исполнении Грегори Блана и Габита Несипбаева. Или  «Влатва» чешского композитора Бедржиха Сметаны, блестяще исполненная арфисткой из России Софьей Кипрской.

DSC_0634.jpg

По большому счету каждый выходящий на сцену подарил залу немного магии, когда музыка позволяет забыть о реальности и полностью погрузиться в мир эмоций, чувств, гармонии. В мир, где есть только музыка. Как тонко подметил Арман Мурзагалиев, «музыка, которая остается вечным трендом. Музыка, которая над всем. Музыка потрясающая. Музыка очень необычная».

1102 просмотра

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций