Перейти к основному содержанию

424 просмотра

Опасные связи

Режиссер Нил Джордан, подаривший зрителю «Жестокую игру», «Интервью с вампиром» и «Борджиа», представил свою новую картину «В объятиях лжи». Фильм определенно не станет шедевром, но посмотреть его однозначно стоит

Фото: kinopoisk.ru

Режиссер Нил Джордан, подаривший зрителю «Жестокую игру», «Интервью с вампиром» и «Борджиа», представил свою новую картину «В объятиях лжи». Фильм определенно не станет шедевром, но посмотреть его однозначно стоит

В кинотеатральных афишах фильм с оригинальным названием Greta значиться, как ужасы. На деле это психологический триллер. С хорошо прописанным сценарием (совместная работа Рэя Райта и Нила Джордана) и отличной актерской игрой.  

Сюжет картины сложно назвать оригинальным. В принципе что-то похожее уже было, к примеру,  в «Роковом влечении» Эдриана Лайна или «Мизери» Роба Райнера. Фран (Хлоя Грейс Морец) живет с подругой Эрикой (Майка Монро) в небольшой квартирке на Манхэттене,  работает в хорошем ресторане официанткой, ходит в клубы с друзьями и пытается пережить смерть матери и затяжную ссору с отцом.

И вот однажды Фран находит в метро потерянную кем-то сумочку и возвращает ее хозяйке (в сумочку предусмотрительно вложена визитка с адресом).  Так началась ее дружба с Гретой (Изабель Юппер) – одинокой интеллигентной пожилой леди, муж котрой умер, а дочь учится в Парижской консерватории. И которой очень одиноко в большом городе, так и не ставшим своим, а из радостей в жизни осталась лишь игра на фортепиано. В какой-то мере  Грета заменяет Фран мать. И теперь проводят много времени вместе. Вместе выбирают собаку для Греты, вместе ходят в церковь, вместе готовят и вместе ужинают.

Эта идиллия продолжается ровно до того момента, как Фран находит в одном из шкафов Греты целую полку совершенно одинаковых сумочек. Со вложенными в них визитками. И стикерами с именами и номерами телефонов. А на одном из них имя самой Фран…

Собственно с этого момента начинается кошмар. Нет, никакой мистики и ничего сверхъестественного не будет. Господин Джордан просто начнет погружать зрителя в  бесконечный саспенс, заставляя его все больше запутываться в каком-то липком иррациональном ужасе.  Перживать за героев и в какой-то момент вздрагивать от звука включившегося метронома или легких шагов…  Потому что маньяки оказывается не всегда идут к своей жертве тяжелой поступью, громыхая каким-нибудь тесаком. Порой они приближаются кружась под музыку Шапена…  

Да, при этом вы будете отчетливо видеть все использованные режиссером штампы, шерховатости, а порой и нелогичность сюжета, но…  Бесчисленные режиссерские находки Нила Джордана нивелируют все недочеты.  К примеру, как я уже говорила ранее, вместо привычного нагнетающего саундрека, он обрамляет десятки сцен, пронзительной, но отнюдь не пугающей музыкой Шопена и Листа. И это создает какую-то невероятную атмосферу.

Но больше всего здесь леденит кровь сам персонаж Греты, которую блестяще сыграла  Изабель Юппер. От одного только ее вездесущего силуэта и демонического взгляда пробирает дрожь. Она просто великолепна, когда постепенно, шаг за шагом, раскрывает глубину сумасшествия своей героини. Заставляя задуматься о том, что может стать причиной сумасшествия? Одиночество? Безразличие окружающих?  А заодно и о том, что от милейших пожилых леди, пожалуй, стоит держаться подальше. Да и вообще, не зря незабвенный Михаил Булгаков предупреждал о разговорах с незнакомцами.

В целом  (повторюсь еще раз)  «В объятиях лжи»  - однозначно не шедевр. Во всяком случае, до джордановского же «Интервью с вампиром» он явно не дотягивает. Но это крепкий  и очень качественно сделанный триллер.  Который второй раз смотреть точно будет не интересно, зато при первом просмотре он подарит массу впечатлений.

1488 просмотров

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif