Перейти к основному содержанию

474 просмотра

«Власть»: мир из-за кулис

Новая работа автора «Игры на понижении»   Адама МакКея – байопик. Причем ныне здравствующего 46-го вице-президента США Дика Чейни

Фото: Kinopoisk.ru

Новая картина автора «Игры на понижение» Адама МакКея – байопик. Причем ныне здравствующего Дика Чейни, который был 46-м вице-президентом США

«Эта реальная история. Либо настолько реальная, насколько это возможно, ведь Дик Чейни – из самых скрытых лидеров в истории. Ну, блин, мы старались, как могли», – пишет МакКей в эпиграфе.

А дальше… Думаю, пересказывать сюжет смысла нет. К услугам тех, кто хочет полюбопытствовать перед просмотром, биография Дика Чейни. По сути, создатели фильма взяли за основу все «этапы большого пути» политика, который в разное время был главой администрации в Белом доме, министром обороны и вице-президентом. Причем именно на последнем посту он достиг вершин власти. Говорят, вице-президент – это человек, который просто ждет, когда президент умрет. Это и только это может стать его звездным часом. Однако Дик Чейни решил, что возможности вице-президента явно недооценены и решил подойти к этой должности творчески.

Возможно, мы бы не стали свидетелями войны в Ираке, не случилось бы сирийских беженцев и ИГИЛа, а Дик Чейни так и остался бы безвестным спивающимся электриком. Возможно… Если бы Дик Чейни не любил свою жену. А жена Дика Чейни не хотела быть женой вайомингского неудачника. Жена Дика Чейни хотела быть женой человека успешного, богатого и знаменитого. А Дик Чейни, как мы уже говорили выше, жену свою любил. Очень. А потому без лишних раздумий отправился на штурм вертикали власти. В общем, cherchez la femme, как говорится.

Впрочем, если серьезно, то фильм, конечно, не про это. «Власть» – это история о том, как во имя личной выгоды приносятся в жертву даже не собственные накопления, жизнь, друзья или близкие, а тысячи жизней. Чейни являлся главой правления Halliburton Co и не раз призывал увеличить нефтедобычу внутри страны, чтобы снизить зависимость от экспорта энергоносителей. Эта компания получила военные подряды в Ираке вскоре после его вступления в должность вице-президента. А ее акции в этот период выросли в несколько сот (!) раз.

Это история о том, как во имя личной выгоды можно узаконить пытки. Именно Дик Чейни призывал применять более жестокие методы допроса военнопленных. Поползли слухи о страшной тюрьме Гуантанамо. Диким скандалом обернулись снимки из тюрьмы города Абу-Грейба, на которых веселые американские солдаты позируют на фоне совершенно голых, лежащих кучками иракцев.

Это история о том, как во имя личной мысли создают реальных врагов. В частности, после уничтожения Саддама и бен Ладена на должность главного врага и пособника мирового зла был назначен мало кому известный Абу Мусаб аз-Заркави, «который начинал как наркодилер и сутенер, а потом радикализировался в иорданской тюрьме». В результате чего Заркави стал звездой, поверил в себя и организовал Исламское Государство Ирака и Леванта.

Проще говоря, Адам МакКей напрямую обвиняет господина Чейни в развязывании войны в Ираке, возобновлении пыток и прочих не самых приятных вещах. И делает это с непередаваемой иронией, не давая зрителю заскучать. Чего только стоит сцена, когда официант зачитывает меню, предлагая, например, мясо с кровью (кадры с пытками в тюрьмах). Или сцена разговора с Джорджем Бушем-младшим (кадры с ловлей рыбы: насадить приманку, забросить удочку и вовремя подсечь). Более того, «Власть» – это некий моральный стриптиз, показывающий обратную сторону американской мечты (финальные титры под песню Трини Лопеса America просто великолепны), душевное копание в грязном белье. К слову, в конце вас ждет весьма неожиданное знакомство с рассказчиком этой истории.

Но в то же время МакКей виртуозно дает понять зрителю, что Дик Чейни – это феномен. Выскочка из американской глубинки, который без образования и серьезной поддержки дошел до вершин власти. И порой складывается ощущение, что режиссер, несмотря ни на что, восхищается своим героем.

Кстати, во многом успех фильма – это заслуга Кристиана Бэйла, сыгравшего Дика Чейни. Для этой роли Бэйлу пришлось изучить не только язык тела Чейни и его манеру говорить, но и поправиться на 20 килограмм. И оно того однозначно стоило. Он великолепен. Впрочем, Эми Адамс, Сэм Рокуэлл, Стив Карелл, Сэм Уортингтон справились со своими персонажами не хуже.

Фильм действительно захватывает. Даже если вы не любитель политической сатиры, не особо интересуетесь политикой в целом и политикой США в частности. После просмотра «Власти» складывается совершенно однозначное ощущение, что реальная американская власть имеет мало общего с американским официозом. И далеко не все в нашем мире так, как нам показывают, а наше завтра висит на тоненьком волоске чьих-то личных интересов…

PS. Говорят, что Дику Чейни фильм МакКея не понравился…

1102 просмотра

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций