Перейти к основному содержанию

1694 просмотра

«По половому признаку». История Рут Гинзбург

До нас, наконец, добралась картина «По половому признаку». Это история Рут Гинзбург, которая в 1970 году добилась отмены закона, дискриминировавшего мужчин, чтобы начать борьбу за гендерное равноправие

Фото: Kinopoisk.ru

До нас, наконец, добралась картина «По половому признаку» (ее мировая премьера прошла еще в ноябре прошлого года). Это  история Рут Гинзбург, которая в 1970 году добилась отмены закона, дискриминировавшего мужчин, чтобы начать борьбу за гендерное равноправие

 «По половому признаку» Мими Ледер чем-то напоминает фильм Теда Мелфи «Скрытые фигуры». Во-первых, действие обеих картин разворачивается примерно в одно и то же время, а во-вторых и там и там речь идет о борьбе за права женщин. Кроме того очень схожи атмосфера и неспешная манера повествования. Да и героини обоих фильмов отнюдь не бунтарки, рвущиеся на баррикады. Это женщины, которые просто хотят получить право на выбор. Выбор профессии, выбор жизненных приоритетов.

«По половому признаку» - история жизни адвоката Рут Гинзбург, которая  занималась защитой гендерного равенства и прав женщин, и выиграла несколько дел в Верховном суде. Она выступала в качестве юриста-добровольца Американского союза гражданских свобод и была членом совета директоров и одного из его общих советов в 1970-х годах. В 1980 году президент Джимми Картер назначил ее в Апелляционный суд США по округу Колумбия, где она служила до своего назначения в Верховный суд 10 августа 1993 года, членом которого она является вот уже четверть века.  В США ее имя знает каждый. Многие всерьез беспокоятся за судьбу американской демократии, если Рут все-таки уйдет в отставку по состоянию здоровья (буквально на днях Рут исполнится 86 лет).

В сущности именно Рут Гинзбург была первой, кто ввел в суде термин «дискриминация по половому признаку» или «гендерная дискриминация». В то время в США активно шла борьба за права негров («Я лучше буду черным мужчиной, чем белой женщиной», - говорит один из героев) и понятие дискриминация употреблялось в основном в сочетании с прилагательным «расовая».  На вопрос судьи, считаете ли вы, что расовая дискриминация и дискриминация по половому признаку тождественны, Рут Гинзбург ответила, что и то и другое – биологические признаки.

Фильм рассказывает историю женщины, которая поступила в Гарвард (декан школы сразу дает понять, что считает учебу Рут и ее восьми однокурсниц не более чем блажью, из-за которой 9 перспективных мужчин лишились возможности получить образование, чтобы приносить пользу обществу), но по семейным обстоятельствам  получила диплом Колумбийского университета. Одной из первых в своем выпуске. Казалось бы, впереди блестящая карьера. Но все собеседования Рут заканчивались отказами. Просто потому, что она женщина. А значит ее место дома у плиты. Рядом с детьми. И конечно же из-за домашних забот она не сможет  сосредоточиться на деле своих подзащитных. Да и построить грамотную линию защиты – разве это возможно для женского ума? Еще и жены работающих с ней мужчин ревновать будут…

И вот однажды Рут, преподававшей на тот момент гражданское делопроизводство, попалось одно дело. В нем в качестве объекта дискриминации по половому признаку выступал мужчина, который не мог получить налоговый вычет, положенный только женщинам. И она поняла, что это шанс. Создать прецедент для отмены сотен дискриминационных законов, ограничивающих людей в правах по гендерному признаку (слово «гендерный» подсказала секретарша, которая предположила, что слово «половой» может натолкнуть мужчин не на те мысли). С тех пор Рут посвятила свою жизнь борьбе против любого вида дискриминации. Разумеется, цивилизованной борьбе в зале суда.

У фильма «По половому признаку» практически нет недостатков. Он живой, остроумный, а вся правовая подоплека разжевана так, что будет понятна даже человеку, далекому от мира юриспруденции. Что в общем-то неудивительно: сценарий картины писал племянник госпожи Гинзбург под четким ее руководством. Да и в процессе съемок Рут не оставляла проект своим вниманием.

В частности во время первого знакомства с игравшей ее Фелисити Джонс  Рут Гинзбург высказала сомнение: «Эта английская актриса великолепна, но сможет ли она изобразить бруклинский акцент?..» Готовясь к роли, Джонс и ее тренер по диалекту подолгу слушали многочасовые записи выступлений Гинзбург в Верховном суде, подмечая нюансы ее речи и особенности фонетики. Когда Гинзбург посмотрела фильм, то призналась: «Джонс говорит на английском языке Королевы, но в фильме ей удалось звучать очень похоже на меня, девушку, родившуюся и воспитанную в Бруклине. Джонс выиграла это дело».

Пожалуй, единственный недостаток картины Мими Ледер – она предсказуема и похожа на все картины о борьбе за какие-либо свободы. Впрочем, это не мешает получить искренне удовольствие от игры Фелисити Джонс и Арми Хаммера (он сыграл мужа Рут Гинзбург). А еще от потрясающей атмосферы картины. И конечно же от самой истории человека, который не побоялся изменить этот мир.

1112 просмотров

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций