Перейти к основному содержанию

1117 просмотров

Дворцевой показал «Айку» в Шымкенте

Режиссер фильма-призера международных кинофестивалей встретился и обсудил картину с земляками

Фото: Серик Косаев

Режиссер фильма-призера международных кинофестивалей встретился и обсудил картину с земляками

В рамках стартовавшего в кинотеатрах страны показа нашумевшего фильма «Айка» жители Южного Казахстана получили возможность вживую пообщаться с режиссером картины Сергеем Дворцевым и исполнительницей главной роли Самал Еслямовой.

Сначала они представили картину в Туркестане, затем провели несколько встреч в Шымкенте. Киносеансы, до этого проходившие практически в пустых залах, в дни просмотров вместе с Дворцевым и Еслямовой шли при полных аншлагах. Южане не преминули воспользоваться шансом посмотреть своими глазами на звезд теперь уже мирового кинематографа, поговорить с ними, сделать селфи. Перед сеансами и после режиссера и актрису разрывали на части многочисленные поклонники, зрители, журналисты.  

Как рассказал Сергей Дворцевой, такие показы до этого прошли в Астане и Петропавловске. Инициатором их приглашения в Южный Казахстан выступила Зинаида Шинжирбаева, бывшая сотрудница газеты «Южный Казахстан». Как рассказала г-жа Шинжирбаева «Курсиву», 11 лет назад она первой из казахстанских журналистов взяла у Сергея Дворцевого интервью после его первой победы в Каннах – получения главного приза конкурса «Особый взгляд» за фильм «Тюльпан».

Между тем именно газета «Южный Казахстан», как говорил сам Дворцевой, сыграла судьбоносную роль в его жизни. В 1990 году, работая в Чимкентском авиаотряде, он увидел в этом издании объявление о наборе на Высшие курсы сценаристов и режиссеров (ВКСР) группы из Казахстана. Выдержав конкурс, Дворцевой поехал учиться в Москву. Первая же работа, снятая еще во время обучения в ВКСР, – курсовая короткометражка «Счастье» – получила международное признание.

Неоднократно признававшийся прежде и в этот раз в любви к родному городу, по его собственному выражению, «шымкентец до мозга костей», Сергей Дворцевой отметил, что был очень рад приехать и показать «Айку» на Родине. Предваряя показ, режиссер предупредил земляков, что это не простое зрелище, не развлекательная картина или сериал, а серьезная драма.

О сложном тяжелом характере произведения говорили после просмотра многие зрители. К слову, не все досидели до конца. Впрочем, и не все посмотревшие фильм смогли понять его смысл и адресовали возникшие вопросы непосредственно самому создателю. Режиссеру пришлось выслушивать в том числе откровенно глупые вопросы и реплики – к примеру, почему он не любит женщин. Кто-то предложил снять вторую часть «Айки» – с традиционным хэппи-эндом… Дворцевой реагировал на все с тонкой иронией и пониманием.

«К сожалению, современная публика отвыкла думать, разучилась смотреть серьезное кино, читать серьезные книги, которые заставляют размышлять, – поделился автор картины своим мнением об уровне нынешних зрителей. – А человеку это очень важно делать хотя бы иногда. Потому что иначе, если ограничиваться только развлекательными произведениями, мозг начинает деградировать».

Тем не менее Дворцевой терпеливо объяснял всем желающим «непонятную», по их словам, концовку картины, комментируя, что постичь ее совсем нетрудно. «Разве не понятно, что если героиня начала кормить ребенка, то уже не откажется от него и никому не отдаст?! – риторически вопрошал режиссер. – В этом и есть финал, самое главное».

Напомним, ранее Дворцевой говорил, что «Айка» – это фильм о матери: «Его ключевая идея в том, что как бы ты ни хотел обмануть природу, обойти ее некие законы, все равно природа, Бог, жизнь заставят тебя следовать им. Мать должна кормить ребенка – это базовый закон человека».

То, что происходит с Айкой в конце картины, – женщина, раньше не хотевшая и бросившая ребенка, кормит свое дитя и остается с ним – режиссер определил как очень позитивный финал. «Это фильм – про надежду, про то, что человек, несмотря ни на что, остается человеком, – отметил он. – Героиня вначале вроде как зверек. Но потом становится человеком».

Парадокс в том, что человеком Айка становится благодаря животному. Переломный момент в этом изменении, и это подтвердила сама исполнительница роли, наступает во время наблюдения Айкой сцены кормления молоком детенышей ощенившейся собаки.

В интервью журналистам Самал Еслямова призналась, что как только узнала, что фильм будет посвящен теме матери, ее связи с ребенком, сразу согласилась в нем участвовать. «Я считаю, что самая большая связь, которая есть у человека, это связь ребенка с матерью, – сказала актриса. – Я сама лично чувствую очень большую связь со своей мамой. Несмотря ни на какие сложности, я уверена, что связь между ребенком и мамой не может уменьшиться – она может только усилиться. Это знает и чувствует каждый человек».

«Тема материнства и ребенка актуальна в любой точке мира. Думаю, что это и высокая человечность картины и покорили Канны», – поделилась с корреспондентом «Курсива» Самал Еслямова.

На вопрос о том, как спустя несколько месяцев после триумфа фильма на Каннском и других международных фестивалях автор может объяснить причину высокой оценки работы, секрет ее успеха, Сергей Дворцевой ответил: «Он всех одинаково трогает. Всем попадает в сердце, а люди всегда все чувствуют сердцем. Наш фильм – о человеке. О душе, душе женщины, которую великолепно сыграла Самал».

Назвав Самал бриллиантом и отводя себе роль «огранщика», Дворцевой напомнил, что не искал актрису для «Айки», – фильм делался специально под Самал Еслямову.

Между тем сама Самал поделилась, что ей как нерожавшей женщине, конечно, было сложно играть роль Айки. «Мне помогло наблюдение, обсуждение, разговоры с женщинами, – рассказала артистка. – Училась у родных, близких, знакомых, спрашивала. Все эпизоды были сложными, я должна была передать пластику только что родившей женщины. Все движения были отрепетированы, не было ни одного спонтанного. Сейчас интересно на это смотреть».

А чтобы точно сформулировать, что значит в целом для нее фильм «Айка», должно пройти какое-то время, отметила актриса. «Конечно, так как мы очень долго делали эту картину, однозначно она стала частью моей жизни, частью меня, – сказала исполнительница. – И мы еще не оторвались полностью от этой картины, живем с ней».

Утверждать, что Айка стала ее главной звездной ролью, Самал Еслямова не взялась. «Я же не знаю, какие у меня еще будет впереди роли, – пояснила она «Курсиву». – Но, конечно, я прекрасно понимаю, что таких ролей, когда ты 99,9% в кадре, практически не бывает. Такие роли вообще большая редкость в мировом кинематографе. И я счастливая артистка, потому что мне выпала такая честь. Это – подарок судьбы, и спасибо большое режиссеру за такое доверие».

Как призналась Самал Еслямова, ее жизнь после триумфального шествия «Айки» практически никак не изменилась, разве что появились узнавание и популярность. К слову, в ее поведении напрочь отсутствуют какие бы то ни было признаки звездности. Мировая знаменитость оказалась очень простой в общении, скромной и улыбчивой девушкой.

Говоря о главном посыле фильма, актриса не стала впадать в морализаторство и давать оценку женщинам, оказавшимся в ситуации ее героини: «Жизнь разная, и у каждого человека свои обстоятельства. Но лично я, Самал Еслямова, считаю, что самое большое, высшее, счастье для человека – это ребенок. И если Бог его дал, нужно это счастье ценить и беречь».

1 просмотр

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance