Перейти к основному содержанию
4007 просмотров

Синдром Кувад штука сложная

Айдар вроде только нашел общий язык с братьями Гаухар. Но в жизни не может быть все так просто. Герои самой кассовой казахстанской комедии 2017 года «Брат или брак» возвращаются на экраны

Фото: brod.kz

Айдар вроде только нашел общий язык с братьями Гаухар. Но в жизни не может быть все так просто. Герои самой кассовой казахстанской комедии 2017 года «Брат или брак» возвращаются на экраны

«Брат или брак» оказалась не только самой кассовой комедией, но и продержалась в прокате 12 недель. Посему вторая часть, конечно же, не останется без внимания. Но вот сможет ли она повторить успех первой? Пожалуй, да.

Видимо, тема мужчин и беременности витает в воздухе. Мы уже недавно лицезрели на экране беременного мужчину в комедии «Келинка тоже человек 2». Во второй части «Брат или брак» нас ожидает практически то же самое. Правда, в более лайтовом варианте. Айдар (Даурен Сергазин)
не меняется местами с беременной Гохой (Куралай Анарбекова), но у нег обнаруживается синдром Кувад. Иначе говоря мнимая беременность у мужчин. И теперь Айдару на собственной шкуре предстоит узнать, что такое токсикоз, чувствительность к запахам, перепады настроения и прочие прелести «интересного» положения. Радует только то, что проходит сей синдром сразу после рождения ребенка, а до родов Гохи остался всего лишь один месяц. Правда, в некоторых ситуациях и месяц – это очень долго. Особенно, если за лечение взялись братья любимой.

У первого фильма был ряд неоспоримых плюсов. Во-первых, это был яркий пример типичной КВНовской комедии, где шутки существуют ради шуток. Во-вторых, у картины были ярко прописанные комедийный образы. В-третьих, отличный подбор актеров. Даже Тауекелю Муслиму, у которого с актерской игрой как-то не складывается, вполне прилично исполнил роль пилота, страдающего нарциссизмом. И, наконец, в-четвертых, картина радовала легкой и искрящейся атмосферой.

Так, все это ждет зрителя и во второй части.  Правда здесь мы уже не увидим Нурлана Сабурова (его герой уехал в Японию), но Тауекел Муслим, Мурат Бисембин, Абунасыр Сериков, Бауыржан Каптагай, Артур Аскарулы и другие неплохо справляются и без него. Да и Чингиз Капин, сыгравший такого же страдальца просто великолепен.

Еще Ернара Нургалиева в режиссерском кресле сменил Алишер Утев, для которого картина оказалась дебютной. Ранее он был известен казахстанцам как автор сценария таких популярных комедий, как «Бизнес по-казахски», «Брат или брак», «Той любой ценой» и «Каникулы в Таиланде». Но и режиссура оказалась ему вполне по плечу – господину Утеву удалось сохранить ту самую непринужденную атмосферу.

Кроме того, вторая часть радует более продуманным сценарием. На сей раз повествование будет более гладким, а ощущение, что это набор гэгов, время от времени появлявшееся в первой части, пропадет вовсе.

В общем, «Брат или брак 2» - очень веселая, добрая комедия о семейных ценностях, ответственности, любви и о том, как важно просто быть собой и твердо знать, что ты хочешь в жизни.

banner_wsj.gif

1770 просмотров

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png