Перейти к основному содержанию

447 просмотров

Становление магического рейха

Новые фильмы, снятые по книгам Джоан Роулинг зритель ждет, пожалуй, не меньше, чем продолжения «Звездных войн» или очередную серию приключений супергероев Marvel. Посему нет ничего удивительного, что «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда» стал одним из самых ожидаемых фильмов этого года

Фото: Kinopoisk.ru

История «мальчика, который выжил» покорила миллионы сердец.  На ней выросло целое поколение детей. Фильмы (к слову, эта была очень бережная экранизация книг), взрослели от года к году вместе со своими зрителями, приобретая некую готичную мрачность и становясь все более серьезными. Но, как и любая история, история Гарри Поттера закончилась.  Но Джоан Роулинг на радость фанатам вселенной Хогвартса, чародейства и волшебства начала новую серию. Из знакомых героев в ней почти никого не осталось. Кроме разве что молодого Альбуса Дамблдора. И – да – действие этой истории происходит задолго до появления лорда Волан-де-Морта. А ее главный герой – Ньют Саламандер, по учебнику которого спустя годы Гарри и его друзья будут изучать магических животных.

Но пока Ньюту далеко до написания учебника. Он путешествует по миру, собирая всевозможных легендарных тварей. Собственно именно им посвящена первая часть «Фантастических тварей», в которой мы заодно знакомимся и с антагонистом Саламандера магом Грин-де-Вальдом.

Вторая часть саги - «Преступления Грин-де-Вальда» - начинается с того, что этот злой гений (Джонни Депп) бежит из-под стражи и начинает свой крестовый поход против маглов. И сочувствующих им магов. Пока министерство магии решает в лучших бюрократических традициях решает, что с этим делать,  в самое пекло занесет главного друга всей самой странной живности на свете Ньюта Саламандера (Эдди Редмэйн). С легкой руки  Альбуса Дамблдора  (Джуд Лоу) Ньют отправиться в Париж искать и приручать обскура Криденса (Эзра Миллер) - сутулого забитого юношу, который позарез нужен  как Грин-де-Вальду, так и министерству.  Первому, чтобы устроить небольшую магическую «хиросиму» в отдельно взятой Европе, вторым – чтобы этого не допустить.

Несмотря на то, что для работы над сиквелом вновь привлекли режиссера Дэвида Йетса, «Преступления Грин-де-Вальда» очень сильно изменились. Как по настроению, так и по подаче.  Вторая часть «Тварей» приобрела нуарный оттенок и готическую эстетику.  

А безумно обаятельный Эдди Редмэйн, больше  не является стержнем сюжета. Как и его потрясающие животинки. На этот раз их будет до обидного мало. Зато непонятно зачем Йетс решил перегрузить картину второстепенными персонажами и ворохом ненужных подробностей. Впрочем, это, пожалуй, единственный недостаток картины, в которой поднимаются вопросы нравственности, толерантности, проблем всевозможных меньшинств (а ведь колдуны по сути такие же изгои, как и большинство меньшинств в мире), одиночества, отчужденности.

Грин-де-Вальд здесь одна из центральных фигур картины. Джонни Депп в роли этой одиозной личности просто великолепен. Она явно соответствует его нынешнему деструктивному настроению. В результате перед нами  полный мрачного обаяния лидер (с маленькими такими усиками, да), борец за свободу высшей расы. Причем исключительно во имя мира во всем мире и самих маглов, имеющих склонность к самоуничтожению. И вот, знаете, нет ничего удивительного в том, что волшебники, которым надоело сидеть в подполье, вступают в ряды его последователей пачками. Причем среди них отнюдь не только подлецы и скрытые садисты…

Невероятным удовольствием было видеть Джуда Лоу. Его Дамблдор невероятно обаятелен. И ему как-то сразу прощаешь все. Даже добро, которое он походя наносит окружающим. Манипулируя, интригуя и недоговаривая. Да, если посмотреть беспристрастно, то Грин-де-Вльд как-то честнее будет. Но… Посмотрите в глаза Лоу, то есть Дамблдора, конечно, и вы сразу поймете, что он все делает исключительно справедливости ради. А то, что таскать каштаны из огня придется Саламандеру… Во-первых, Ньют «на этой войне крайне важная фигура, потому что его не интересуют власть и слава, он ведом лишь чувством справедливости» (как сказала Лета Лестрейдж: «Нет такого чудовища, которое ты не смог бы полюбить»). И в конце концов сам разобраться с Гри-де-Вальдом  Дамблдор не может по очень личным причинам. А то, что у него это войдет в привычку… У всех свои недостатки.

Но и это в фильме не главное.

Представьте себе мрачный карнавальный Париж, над которым нависло низкое серое небо.  И вот он  внезапно покрывается зловещей траурной вуалью. Черная ткань струится по крышам и стенам изящных домов французской столицы, наводя ужас на очевидцев, после чего улетает в хмурое парижское небо.

Пожалуй, это самая выразительная сцена, которую нам подарил кинематограф в нынешнем году… Филипп Русло еще раз доказал, что просто так «Оскаров» за лучшую работу оператора не дают.

В общем, вторая часть саги о «Фантастических тварях» получилась невероятно атмосферной, красивой, местами остроумной, но очень запутанной.  Впрочем, это всего лишь вторая часть из пяти. Так что все еще впереди…

1447 просмотров

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif