Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4439 просмотров

«Перемен требуют наши сердца»

В этом году художественному фильму «Игла», который стал культовым на всем постсоветском пространстве, исполняется 30 лет. С 26 июля стартует ограниченный прокат отреставрированной и оцифрованной копии фильма Рашида Нугманова

«Перемен требуют наши сердца»

«Перемен требуют наши сердца»

В этом году художественному фильму «Игла», который стал культовым на всем постсоветском пространстве, исполняется 30 лет. С 26 июля стартует ограниченный прокат отреставрированной и оцифрованной копии фильма Рашида Нугманова.

За первые два года проката фильм посмотрели порядка 36 млн зрителей во всех уголках СССР. Виктор Цой в 1989 году неожиданно стал актером года. Фильм и сегодня вызывает интерес не только на постсоветском пространстве, но и в дальнем зарубежье. Если к 20-летию «Иглы» фильм был представлен в Берлине, то в этом году показ состоялся в Лондоне на кинофестивале, посвященном молодежным фильмам эпохи советской перестройки.

К 30-летнему юбилею картины Рашид Нугманов принял решение о ее реставрации, потому что был недоволен качеством тех копий, которые были в прокате и в интернете. Фильм «Игла» снят на пленку «Свема», и картинка была зернистая. Впрочем, саму зернистость пленки убирать не стали, так как иначе получилось бы «пластмассовое изображение». А так изображение осталось живым. Оно «дышит». И по качеству максимально приближено к пленочному. На «Мосфильме» сделали покадровую реставрацию, удалили повреждения и «артефакты» (т. е. пятна, «шум»), провели реставрацию звука и цветокорректировку. Сканирование пленки в Госфильмофонде России обошлось в $15 тыс.

В преддверии юбилея и выхода в прокат отреставрированной копии Рашид Нугманов и автор сценария Бахыт Килибаев поделились воспоминаниями о съемках фильма.

О том, почему «Игла» стала культовой

Рашид Нугманов: «Фильм вышел в нужное время. Появись он на пять лет раньше, его бы положили на полку, и картину ожидала бы лишь богатая фестивальная судьба. Пятью годами позже – попал бы в эпоху безвременья, когда государственный кинопрокат был уже разрушен, а частные киносети еще не появились. Тема – наркотики. Витя Цой, Петя Мамонов, люди из рок-подполья… Для них, как и для меня, студента ВГИКа, первая большая картина. В общем, мы решили, что раз уж все равно фильм вряд ли выйдет, то будем снимать так, как хотим. Что нам под кого-то ложиться, раз шансов все равно нет? Просто сделаем кино, максимально независимое от любого мнения, в том числе и от авторов сценария. И сделали. Без рамок. С импровизацией и непрофессиональными актерами. По-хулигански, с точки зрения цензуры.

И «Игла» выстрелила, когда широкая публика была подогрета процессом слома старой системы, перестройкой, но еще ожидала чего-то нового, неизведанного. Хотя, откровенно говоря, и в 1987 году не было уверенности, что фильм выпустят в прокат. Однако он все-таки вышел в 1989-м по первой прокатной категории, с огромным количеством копий на территории от Прибалтики до Владивостока. В самый раз. Через пару лет Советского Союза уже не станет…».

Бахыт Килибаев: «Мысль о том, что времени нет, нет прошлого, настоящего и будущего, но есть некая цельность, для меня сегодня подтвердилась. Я вдруг увидел огромное количество кодов, которые относят всю эту историю в том или ином масштабе к сегодняшнему дню. Это зависит от сознания того, кто смотрит. И проекция возникает очень точная. Во всяком случае, для меня. И много слов, которые резонируют в новом ключе. Не в том, в котором они произносились тогда, когда фильм снимался. Тот же диалог про трубу («Одни сидят на трубах, а другим нужны деньги») звучит современно».

О новой прокатной судьбе

Рашид Нугманов: «Насчет прогнозов пока сложно говорить. Фильм не новый. И как его примет нынешняя молодежь, которая родилась уже после гибели Виктора Цоя, пока непонятно. 30 лет назад это был взрыв. И фильм был одним из лидеров. Причем он вышел в феврале 1989 года, но когда год спустя – в феврале 1990-го – мы с Виктором вернулись из Нью-Йорка, то увидели, что «Игла» до сих пор в прокате. Мы офонарели – уже год прошел, а фильм до сих пор идет в кинотеатрах. Сейчас такой феномен даже представить трудно. Правда, тогда в прокате не было американского кино. Из иностранного иногда выходили французские или итальянские фильмы. Все остальное – советское кино. А «Игла» очень резко отличалась от привычного соцреализма. И молодежь повалила».

Бахыт Килибаев: «Я собираюсь привезти на показ своих детей. Мне очень интересно с ними пообщаться через этот фильм. Я узнаю что-то о них, они обо мне. В принципе, мне кажется, аудитория условно «15+» – это очень любознательные и ценящие информацию люди. И им фильм будет интересен для того, чтобы понять то поколение».

О Викторе Цое

Рашид Нугманов: «В свое время были претензии, что если бы в фильме не зарезали Моро, Виктор был бы жив. Глупость, конечно. Вообще, по сценарию главный герой погибал однозначно. Мы все-таки его подняли на ноги и заставили идти дальше по направлению к совминовской больнице. Приняли его там или нет – осталось неизвестно...

Я никогда не отказываюсь отвечать на вопросы о Викторе. Но я не буду снимать кино о нем. Ни художественное, ни документальное. Потому что тогда я буду вынужден смириться с фактом его смерти. И похоронить его для себя. А для меня на эмоциональном уровне он жив. Кроме того, я считаю, что кино про Цоя вообще не должны снимать люди, которые его хорошо знали. Наоборот, чем больше дистанция, тем лучше. Это будет личное восприятие человека. Он будет врать. Врать осознанно. А человек, который близко не знал Виктора, врать не будет».

О продолжении

Рашид Нугманов: «Обсуждалась возможность снять «Иглу-2», где герой не погибает, где он может очнуться на хирургическом столе и тот же Артур Юсупович подсадит его на иглу и, так же, как и Дину в свое время, попытается сделать своей марионеткой. Были и другие сценарии, не связанные сюжетно с «Иглой», но с тем же персонажем Моро. Но без Виктора Цоя это невозможно. Мне понравился фильм «Лето» Серебреникова, но я понимаю, что это симуляторы, которые живут в параллельном мире. Потому что в реальности все было по-другому. Но это не документальный фильм, который восстанавливает события. Он создает персонаж, которого нет в реальной жизни. В этом нет ничего плохого. Но я чисто эмоционально не смог бы больше двух-трех дней выдержать на площадке, где какой-то человек претворяется Виктором. Это невозможно. Наш принцип работы заключался в том, что он никого не играл. Он не был кем-то другим. Он оставался самим собой. Но я был бы не против, если бы Моро продолжил жить в анимационном кино. Тем более этому персонажу было посвящено несколько сценариев еще при жизни Виктора».

Бахыт Килибаев: «Я очень остро понимаю, что актуальность персонажа и тогда, и сейчас заключается в том, что это желание перемен в нас всегда живо. Причем, дело не в том, что мы ждем смены экономической и политической формации. Мы ждем других перемен. И если к этим ожиданиям прислушаться, то они связаны с тем, что мы хотим, чтобы мир был добрым».

Фото: автора


680 просмотров

В прокат вышел дебютный фильм Бориса Акапова «Бык»

Картина стала победителем «Кинотавра»

Кадр из фильма

На главном российском кинофестивале «Бык» получил сразу две основные награды: «Лучший фильм» и «Лучшая операторская работа». Позже картину отметили еще и в Карловых Варах – ей достался главный приз в конкурсе «К востоку от запада».

Несмотря на успешную судьбу на фестивалях и разгоревшиеся дискуссии вокруг картины, что обычно является признаком хорошего фильма, драма «Бык» больше похожа на большой и вторичный клип о лихих 90-х, нежели на оригинальное художественное произведение, благодаря которому мы бы взглянули на это время по-новому.

От человека, заявившего, что он «не верит в женскую режиссуру и единственный хороший фильм, снятый женщиной, – это «Восхождение» Ларисы Шепитько, и то потому, что по своей сути это мужской фильм», ждать некого переосмысления эпохи перемен не приходится. К тому же, наверное, стоит уже смириться – лучше и пронзительнее Балабанова о 90-х больше никто никогда не скажет. Ни явившиеся в кино дети 90-х, так называемые миллениалы, которые зачастую видят в этом историческом моменте лишь брутальный антураж, ни самый талантливый автор этого поколения Кантемир Балагов, ни даже народный русский режиссер, которого многие считают преемником Балабанова – Юрий Быков, при всем уважении к последним.

Итак, синопсис «Быка» – это история о молодом парне Антоне Быкове по прозвищу Бык (Юрий Борисов), только что вернувшемся из тюрьмы к своей семье – матери, младшему брату и сестре. Бык мечтает начать новую жизнь, но прошлое не отпускает – криминальные дружки, отсутствие образования, профессии, к тому же герой становится мужчиной на стыке эпох. На дворе 1996 год – в стране полная разруха и ожидание очередного дефолта. Бык с братками ездит на очередные разборки под песни Шатунова и «Комбинации», пока опять не оказывается в милиции. И лишь ходатайство криминального авторитета помогает только что «откинувшемуся» парню выйти на свободу. Естественно, услуга за услугу – его просят разнести рынок, который держат кавказцы, и привезти одного типа, находящегося у тех в плену. Бык слово держит, за что потом и расплачивается. Параллельно развивается история его младшего брата, который с ума сходит по очаровательно-вульгарной парикмахерше Тане (Стася Милославская), а та сходит с ума по англичанину, точнее не по нему, а по возможностям, которые может ей подарить заморский жених. К финалу две параллельные линии сойдутся в одну точку – самым что ни на есть драматическим образом.

Пока смотришь «Быка», кстати, в совершенно пустом зале, ощущение, что все это ты где-то видел – много из «Брата», немного из «Бригады», совсем чуть из балабановского «Груза 200». Тот эпизод, кажется, из «Интердевочки», а этот – из «Маленькой Веры». Исполнитель главной ро­ли взят из относительно нового и, между прочим, отличного фильма Дарьи Жук «Хрусталь». Поэтому неудивительно, что в «Быке» мерещится и «Бумер» Буслова, и даже «Теснота» Кантемира Балагова. К слову, если сравнивать двух режиссеров одного поколения, то Балагову действительно есть что сказать, его «Теснота» выглядит самостоятельным и очень любопытным произведением о том времени, тогда как «Бык» Акопова явно заимствует готовые рецепты хорошего русского кино. Но почему-то не самым удачным образом.

В своих интервью автор «Быка» – симпатичный парень с внешностью молодого Николая Цискаридзе (Борис, оказывается, и правда учился в балетном училище) – говорил, что визуальный язык «Быка» – это прежде всего клипы французского режиссера Ромена Гавраса, а также Дэниела Вульфа. Так оно и есть – модная музыка (и мы имеем в виду не песни «Ласкового мая» и вовсе не звучащий в фильме панк-рок и рейв 90-х), клиповая подача в «Быке» присутствуют, только вот такие видео с большой эпохой перемен склеены формально. Поэтому хоть и уровень тестостерона в кадре зашкаливает, драки там самые жестокие и череп проламывают совсем не фигурально, но в эти жестокие-жестокие 90-е на экране как-то не очень верится.

Финал и вовсе сентиментален – Ельцин уходит в отставку по телику, оставляя целую эпоху в истории. Кажется, пришла пора оставить ее и режиссерам: в конце концов, лучшее о 90-х уже сказано.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций