Перейти к основному содержанию

3622 просмотра

Броня крепка и танки наши быстры?

Питерский режиссер Ким Дружинин прославился выпустив на экраны нашумевшую военную ленту «28 панфиловцев». Спустя два года он решил вернуться к военной тематике

Броня крепка и танки наши быстры?

Броня крепка и танки наши быстры?

Питерский режиссер Ким Дружинин прославился, выпустив на экраны нашумевшую военную ленту «28 панфиловцев». Спустя два года он решил вернуться к военной тематике. На этот раз в фокусе режиссера оказалась история изобретения легендарного советского танка Т34.

1940 год. Советский Союз стоит на пороге войны. Харьковский инженер Михаил Кошкин (Андрей Мерзликин) разработал новую модель танка и для того, чтобы запустить ее в производство, ему надо показать машину в Москве. Однако столичное начальство не готово принять решение без продолжительных испытаний. Тогда Кошкин решает устроить небольшой тайный танкопробег Харьков-Москва, чтобы, во-первых, представить их высокому начальству, а во-вторых, собственно, по пути провести те самые испытания.

Центр эту идею одобряет, и группа испытателей в составе самого Кошкина, особиста (куда ж без него), трех водителей и увязавшейся с ними девушки-металлурга (без девушки тоже никак) выдвигается на маршрут, который оказывается гораздо интереснее, чем ожидалось.

Судите сами, планировалось всего-то лесами-полями добраться до Москвы, а пришлось разбираться с недобитыми белогвардейцами, обитающими где-то в лесах между Россией и Украиной и группой эсэсовцев, лихо рассекающих по центру России на горячих конях и крутых мотоциклах. В общем, экспериментальный танк прошел не только испытания, но заодно и боевое крещение.

За основу сценария Андрей Назаров (это его дебютная работа) взял реальные события. Создателем Т-34 действительно был Михаил Кошкин, и этот танк в самом деле был испытан с помощью многокилометрового путешествия из Харькова в Москву. А вот все остальные приключения - плод его фантазии. Впрочем, картина сообщает об этом во вводных титрах, чтобы никто не предъявлял авторам претензий.

С одной стороны, все понятно. Современному зрителю подавай приключения. Экшн. Баталии. С другой – приключения команды испытателей получились несколько абсурдными. Впрочем, вспомните «Бесславных ублюдков» Тарантино – тоже абсурд, имеющий весьма посредственное отношение к реальной истории. Но какой абсурд! Однако Дружинин – это не Тарантино.

Нет, фильм берет отличный старт. Деревня «Лесных братьев» в таком стимпанковском стиле – это действительно неожиданно и круто. Да и гонки с эсэсовцами а ля «Безумный Макс» тоже впечатляют. Некая комиксность и откровенные голливудские штампы Дружинин сочетает забавным образом. И вот зритель уже заинтересованно ждет, что же дальше-то будет? И… ничего.

Картина начинает буксовать. Градус напряжения вместо того, чтобы возрастать (как и положено в фильмах подобного жанра), неуклонно стремиться к нулю. Ему банально не хватает экшна, боевых сцен и юмора. Возможно, это связано с тем, что к середине картины съемочная группа серьезно поистратилась и дальше банально не хватило денег. Возможно, пропал запал. Но в результате фильм скатился в какой-то патриотический пафос. Вот вроде бы главный герой здесь Мхаил Кошкин (фильм, к слову, вышел к 120-летию конструктора), а под конец картины он просто теряется за остальными персонажами. Зато через весь сюжет проходит незыблемая фигура отца народов. Кстати, изначально картина называлась «Увидеть Сталина», а январе этого года, после запрета показа в России «Смерти Сталина», получила название «Танки».

А этого делать не стоило. Совмещение патриотизма с комиксным абсурдом – дело неблагодарное.

Кроме того, Дружини, как и в «28 Панфиловцах» снял фильм в стиле пересказа. То есть герои не переживают проходящие с ними события, втягивая в сюжет и зрителя тоже. Нет. Нам лишь со стороны показывают цепочку событий.

А ведь для того, чтобы снять по-настоящему классное кино, не надо было изобретать никаких искусственных препятствий. Достаточно было просто вспомнить, что этот пробег проходил вовсе даже не летом, а в марте. И экспериментальной технике приходилось преодолевать не только бездорожье, но и снежные заносы. Плюс не все гладко было и с самими танками. Ведь не зря любая техника нуждается в длительных испытаниях. Что касается самого Михаила Кошкина, то во время этого пробега он настолько перетрудился и переохладился, что по окончании его тяжело заболел и несколько месяцев спустя скончался.

Это подлинно героическая история безо всяких белогвардейцев и эсэсовцев. Возможно, просто стоило рассказать ее?

1345 просмотров

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance