Ah, bravo Figaro! Bravo, bravissimo!

ГАТОБ им. Абая этой весной сделал всем поклонникам оперного искусства воистину королевкий подарок: новую постановку «Севильского цирюльника» Джоакина Россини, над которой работала большая интернациональная команда

Ah, bravo Figaro! Bravo, bravissimo!

Ah, bravo Figaro! Bravo, bravissimo!

ГАТОБ им. Абая этой весной сделал всем поклонникам оперного искусства воистину королевкий подарок: новую постановку «Севильского цирюльника» Джоакина Россини, над которой работала большая интернациональная команда.

«Севильский цирюльник» - яркая комедийная опера Россини, основанная на одноименной пьесе известного драматурга Бомарше. Она была написана в поразительно короткий срок для новогоднего карнавала в Риме. Опера сочинялась и репетировалась почти одновременно. Произведение пленяет остроумием, виртуозными вокальными партиями и неожиданными сюжетными поворотами, присущими традиционной оперной стилистике Италии.

Его премьера состоялась 20 февраля 1816 года в Риме. И… оказалась полностью провальной. Для начала автора осудили недоброжелатели оперы. Кроме того, ряд неприятных случайностей будто способствовал ее провалу. Так, дон Базилио поранился на сцене во время падения, Альмавива порвал струну при исполнении серенады, и в какой-то момент на сцену неожиданно вышла кошка. Во время следующей постановки зрительский зал был переполнен. Публика хотела развлечься и увидеть каскад нелепостей снова. Однако в этот раз спектакль буквально поразил зрителей, громко аплодировавших каждой арии. Россини гордился успехом «Цирюльника», и высказывался о том, что его опера полюбилась даже самым ярым противникам оперных новшеств.

Но вернемся в наши дни...

Некоторое время назад труппа ГАТОБ им. Абая уже представила «Золушку» Россини, и вот теперь в репертуаре появился и обновленный «Севильский цирюльник». Режиссер постановки Кристин Хукке (Италия) перенесла действие оперы столетия на полтора вперед. Примерно в 60-е годы XX века. Музыкальный руководитель и дирижер Витторио Паризи (Италия), знакомый алматинской публике по постановке оперы «Риголетто» изменил оркестровку, вернув ее как раз во времена Россини: «Последняя оркестровка была перегружена разными инструментами. Мы решили вернуться в изначальный вариант оперы, времен Россини. Благодаря этому темпы музыки стали легче». Кроме того, маэстро открыл публике не исполнявшиеся ранее сцены.

А художник – Патрисио Перез (Чили) создал легкие и изящные декорации и костюмы, которые великолепно вписались в замысел режиссера.

Надо сказать, что такое обновление популярной классики – вещь сложная и непредсказуемая. Требующая очень деликатного подхода. Дело в том, что с «Севильским цирюльником» знакомы даже люди, далекие от оперы. Ну, а искушенный зритель наверняка слышал ее во всевозможных постановках и интерпретациях. Посему сравнения неизбежны.

К тому же, Россини – это тот композитор, который не просто популярен, а любим многими. Что не удивительно: его музыка – живая, легкая праздничная и очень солнечная. Впрочем, иначе и быть не может. От природы и сам Россини был одарен необыкновенно щедро: был красив, обаятелен и остроумен, обладал прекрасным голосом, сочинял с невероятной легкостью (того же «Севильского цирюльника» написал за 18 дней) и в любой обстановке.

Учитывая все вышеперечисленное, угодить поклонникам самого композитора и оперного искусства в целом очень сложно. Тем не менее, Кристин Хукке и ее команде это удалось. Они сделали это настолько виртуозно, что опера не только не потеряла своей прелести, но в новых декорациях заиграла новыми красками. И, пожалуй, смыслами. Браво!

К слову, еще один немаловажный аспект успеха – актерский состав. Во-первых, в присущей музыке Россини необыкновенной легкости звучания кроется невероятная сложность исполнения.

Во-вторых, в образе Фигаро в разное время блистали самые яркие оперные исполнители, включая одного из лучших певцов-баритонов XX века великолепного Тито Гобби, блестящего Муслима Магомаева и Ермека Серкебаева, который исполнил эту партию 1972 году на премьере в Алматы (к слову, Магомаев назвал его «лучшим Фигаро в Советском Союзе»).

И надо отметить, что солисты оперы – Зарина Алтынбаева, Анастасия Кожухарова, Эмиль Сакавов, Филип Банджак (Чехия), Дамир Садуахасов, Дархан Жолдыбаев, Таир Тажи справились со своими партиями очень неплохо.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg