Перейти к основному содержанию
9256 просмотров

«Ёлки»: продолжение неизбежно

Вопреки ожиданиям Тимур Бекмамбетов выпустил очередную серию новогоднего киноальманаха «Ёлки». А для того, чтобы оживить уже порядком поднадоевшую франшизу, в качестве режиссера пригласил Жору Крыжовникова

«Ёлки»: продолжение неизбежно

«Ёлки»: продолжение неизбежно

Вопреки ожиданиям Тимур Бекмамбетов выпустил очередную серию новогоднего киноальманаха «Ёлки». А для того, чтобы оживить уже порядком поднадоевшую франшизу, в качестве режиссера пригласил Жору Крыжовникова.

Сразу хочу сказать, что если взглянуть на получившееся с точки зрения здравого смысла… складывается ощущение, что это что-то дня открытых дверей в сумасшедшем доме. Поскольку адекватных персонажей в фильме буквально раз-два и обчелся. Но если не акцентировать на этом внимание – согласитесь, что ожидать какой-либо логики от новогодней комедии явно не стоит – то, в принципе, присутствие Крыжовникова себя полностью оправдало. Понятно, что каких-то откровений от франшизы давно никто не ждет, но на сей раз «Ёлки» сумели меня удивить — и удивить приятно. Во всяком случае в сравнении с тремя предыдущими частями.

В сущности, «Ёлки новые» — это, строго говоря, не продолжение предыдущих частей франшизы, а скорее попытка ее перезапуска. С новой историей и новыми персонажами. Впрочем, без Урганта со Светлаковым, понятное дело, не обошлось, но на сей раз история фокусируется не на них.

В центре сюжета такой себе ремикс истории Мамонтенка, который ищет свою маму. У мамы обязательно должны быть мягкие руки, она должна быть доброй, разрешать ходить без шапки и всенепременно каждый вечер петь колыбельную Медведицы из мультфильма про Умку.

Поскольку папа (Сергей Пускепалис) с задачей по поиску мамы явно не справляется, ребенок (Даниил Муравьев-Изотов) берет дело в свои руки, выложив в сеть «вирусное» видео, в котором оговаривает все требования к претенденткам. И самой идеальной кандидатурой оказывается известная телеведущая из Москвы, на встречу к которой он и отправляется. А все встреченные им взрослые (собственно, герои остальных четырех новелл) вместо того, чтобы отправить ребенка к отцу помогают ему в его нелегком путешествии. Вспоминая о новогодних чудесах, ага.

В то же время беременная снегурочка (Юлия Александрова) из Нижнего Новгорода в компании Деда Мороза из Киргизии несет детям праздник, попутно решив проблему беременной феминистки третьей волны (Таисия Вилкова). Московский студент (Даниил Вахрушев), приехав на каникулы в родную Тюмень, отправляется в лес с потенциальным отчимом (Дмитрий Нагиев), чтобы срубить елку и найти общий язык. Женя (Сергей Светлаков) из Санкт-Петербурга, спалив собственную квартиру, вместе со всей семьей перебирается на постой к Боре (Иван Ургант). А в Новосибирске Галина (Валентина Мазунина) решает любой ценой добиться взаимности от своего врача-травматолога (Антон Богданов), приковав его к себе наручниками.

И это все приправлено легким флером «Горько», «Кухни», «Самого лучшего дня» и, конечно же, «Физрука» и «Прапорщика Задова». Последние две картины (сериала, если быть точными) к Крыжовникову не имеют никакого отношения, но новелла с участием Нагиева – это микс из них.

Так, что имеем в итоге? Простенькую комедию с ненавязчивым юмором. Банальным, но проверенным временем. Во всяком случае, смех в зале звучал регулярно (да-да, все мы интеллектуалы и «Ёлки» - совсем не наш уровень, но, как ни крути, а ничто человеческое…). Но, самое главное, появившиеся в шестой части персонажи оказались куда более симпатичными. Во всяком случае, совершив нехороший поступок (а приковать к себе наручниками чужого жениха, к примеру, явно добрым делом не назовешь), они искренне раскаиваются и встают на путь исправления. В общем, как и положено в уважающих себя рождественских историях. Ну и, конечно же, чудеса тоже, как говорится, имели место быть. Чем как не чудом можно назвать решение известной телеведущей рвануть из Москвы в Хабаровск, чтобы стать мамой маленького видеоблогера?

В сухом остатке «Ёлки» уже стали новогодней традицией. Как бы не громилм франшизу критики и не зависимо от того, хотите вы этого или нет. И по большому счету в качестве фона к праздничному застолью фильм подойдет идеально. А что еще надо от новогодней комедии?

banner_wsj.gif

1770 просмотров

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png