Перейти к основному содержанию

28923 просмотра

Новая старая сказка

В минувшие выходные Казахский государственный академический театр оперы и балета им. Абая представил премьеру балета Лео Делиба «Коппелия». Впервые он был поставлен на сцене театра в 1937 году балетмейстером Юрием Ковалевым. И вот, спустя 80 лет, вернулся в репертуар театра

Новая старая сказка

Новая старая сказка

В минувшие выходные Казахский государственный академический театр оперы и балета им. Абая представил премьеру балета Лео Делиба «Коппелия». Впервые он был поставлен на сцене театра в 1937 году балетмейстером Юрием Ковалевым. И вот, спустя 80 лет, вернулся в репертуар театра.

Несмотря на то, что самый первый вариант балетной постановки уже давно забыт, интерес к ней до сих пор сохранился. Балет успешно идет на сценах театров всего мира. По-новому взглянуть на него в ГАТОБ им. Абая планировали давно. В постановке народной артистки РК Гульжан Туткибаевой балет приобрел новые яркие краски. По ее словам, пересмотрев репертуар театра, она поняла, что в нем до обидного мало спектаклей, которые будут интересны не только взрослым, но и самым маленьким зрителям.

«Это сказка, но, как известно, сказка — ложь, да в ней намек… В спектакле есть философский подтекст, который поймут взрослые и дети постарше, а маленькие зрители увидят прекрасную историю с множеством ярких сцен, с красивым исполнением, с прекрасными декорациями», — отметила Гульжан Туткибаева.

Простенький сюжет «Коппелии» органично вплетается в легкую, воздушную музыку Делиба. А сами танцы балета пронизаны элементами пантомимы, которая скрепляет действие, создавая линию единого музыкально-драматургического развития.

В основу сюжета легла сказка писателя-романтика Гофмана «Песочный человек», в которой рассказывается о юноше, полюбившем механическую куклу, сделанную искусным мастером Коппелиусом (любит Гофман таинственных «дядюшек Дроссельмейеров» — то ли магов, то ли механиков). Правда, на этот раз либреттист Шарль Луи Этьен Нюитер и принявший участие в написании либретто Артюр Сен-Леон решили оставить мистику за кулисами. В центре истории — пара Франц и Сванильда. Чтобы вернуть любовь жениха, Сванильда проникает в дом мастера и переодевается куклой Коппелией. Мистика оборачивается шуткой, а драма — водевилем.

По сути, весь сюжет вместился в две картины. Третья — это городской праздник, то есть просто танцы (польская мазурка, венгерский чардаш и другие), в написании которых композитор использовал особенности национального фольклора.

Кроме того, детей, как и их родителей, несомненно, не оставят равнодушными декорации – солнечные и яркие в первой и третьей картине и невероятно таинственные во второй.

К слову, за сценографию и костюмы отвечал народный художник России, лауреат государственных премий РК и РФ Вячеслав Окунев, который в разные годы сотрудничал с Королевским театром Глазго, Национальной Оперой Греции, театром Велки в Польше, Национальной оперой Венгрии (Будапешт), национальными театрами Сеула и Токио, Нью-Йорк Сити Балетом, Оперой Кальяри. Спектакли с его оформлением шли на сценах оперы Ла Скала, Арена ди Верона в Италии и многих других. И уже долгие годы художник работает над постановками алматинского ГАТОБ им. Абая, создавая на сцене настоящую сказку.

Этот балет Делиба примечателен тем, что, прежде всего, стал неким рубежом в творчестве композитора. «Коппелия» относится к редкому в балете жанру комического спектакля. Работать над ним он начал в 1869 году, после того, как проявил свой талант и изобретательность, написав музыку дивертисмента к балету Адана «Корсар» и создав «Сильвию», которой позднее восхищался Чайковский. К слову, в зарубежных исследованиях именно Делиба, а не Чайковского считают реформатором балетной музыки. Композитор умело использует лейтмотивы, характеризующие главных действующих лиц, что способствует и драматургическому единству.

Что касается нашего театра и постановки Гульжан Туткибаевой, то настоящее эстетическое удовольствие подарили публике артисты балета Асель и Азамат Аскаровы, исполнившие партии Франца и Сванильды. Асель просто покорила зал невероятно живой мимикой — она не просто станцевала, она сыграла свою героиню. И, конечно же, блестящим па-де-де.

А Аскар заворожил публику своими легкими и воздушными прыжками и не менее прочувствованной актерской игрой.

«Спектакль очень насыщенный, яркий, комедийный, в процессе репетиции солисты и постановщики понимали друг друга. Было очень много мизансцен, они осмысливались хореографически, а также в актерском плане. Это не только танец, но и драматический театр», — сказала Асель Аскарова.

Азамат Аскаров отметил, что его вдохновили оригинальные хореографические идеи, новые костюмы, декорации: «Мы привыкли играть драму, трагедию, а тут комедия, и вжиться в комедийные образы было очень интересно».

1447 просмотров

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif