Перейти к основному содержанию
10087 просмотров

Опера «Риголетто» возвращается на алматинскую сцену

В Казахском Государственном Академическом театре оперы и балета им. Абая идут последние приготовления перед премьерой новой постановки оперы Джузеппе Верди «Риголетто». Дошиваются костюмы, достраиваются декорации, идут последние репетиции

Опера «Риголетто» возвращается на алматинскую сцену

Опера «Риголетто» возвращается на алматинскую сцену

В Казахском Государственном Академическом театре оперы и балета имени Абая идут последние приготовления перед премьерой новой постановки оперы Джузеппе Верди «Риголетто». Дошиваются костюмы, достраиваются декорации, идут последние репетиции. За несколько дней до премьеры нам удалось заглянуть за кулисы театра.

В принципе, говоря о новой постановке, не ведем речи о кардинальных изменениях. Действие оперы не перенесено ни в другую страну, ни в другое время. Но мы сможем насладиться новым прочтением музыки, ведь за дирижерский пульт встанет профессор миланской консерватории им. Джузеппе Верди Витторио Паризи.

Новыми костюмами, а также новыми декорациями Вячеслава Окунева, которые на этот раз доставят зрителю не только эстетическое, но и акустическое удовольствие. Дело в том, что для их создания были использованы звукоотражающие поверхности: «Они сейчас используются для сценографии во многих театрах мира. Звукоотражающие поверхности создают как бы комнату. Это способствует улучшению акустики. В отличие от тканевых декораций, которые при большой глубине сцены не отражают, а скорее поглощают звук. И мы очень надеемся, что новая сценография улучшит звучание. Кроме того, наши певцы сейчас осваивают новую технику исполнения. Более интересную. Мы хотим, чтобы настоящее бельканто звучало даже в самом отдаленном уголке зала», – отметил директор ГАТОБ им. Абая Аскар Бурибаев.

«Риголетто» — одно из наиболее известных произведений Верди. Несмотря на то, что с момента ее создания прошло около 165 лет, опера неизменно популярна и любима среди поклонников искусства по всему миру. Как считает режиссер Ляйлим Имангазина, все дело в гении создателей оперы: Верди, Гюго и Пьяве, которые сумели подать историю так, что каждый зритель сможет увидеть в ней что-то свое. Для кого-то это будет детективная история, кто-то увидит глубинный смысл в истории о проклятии, возмездии и бумеранге судьбы.

«Здесь нет ярких, как сейчас говорят, клиповых эффектов, но история настолько драматургична и насыщенна, что невозможно оторваться от тех коллизий и взаимоотношений, которые происходят между героями. Для меня же эта история интересна тем, что все персонажи здесь неоднозначны. Если, к примеру, в «Аиде» персонажи стоят перед выбором между любовью и долгом, а в «Травиате» их мотивы просты и понятны, то здесь все герои неоднозначны. Герцог может быть как отталкивающим, так и обаятельным. Риголетто может быть жесток в своих шутках, но в то же время настолько глубока его любовь к дочери. Джильда тоже неоднозначна. Она наивна как девочка, но в то же время готова отдать свою жизнь за человека, который легкомысленно с песенкой проходит мимо нее, и за своего отца. Более того, меня удивил даже Спрафучиле: казалось бы, наемный убийца, который честно выполняет свою работу, но оказалось, что это человек со своими принципами.

Я думаю, прелесть этой истории в том, что никто не может до конца объяснить поступки героев. Эта история драматична столкновением характеров. Но если где-то есть такое понятие, как обстоятельства, то эти люди мне симпатичны тем, что они живут сердцем. У каждого из них огромное сердце. Понаблюдайте за каждым из них. Все их спонтанные реакции идут от огромного сердца. От огромной жажды любви», – считает Ляйлим Имангазина.

В основу сюжета оперы положена драма В. Гюго «Король забавляется», написанная в 1832 году. После первого представления в Париже, вызвавшего политическую манифестацию, она была запрещена как подрывающая авторитет королевской власти.

Драматургия Гюго привлекла Верди яркими романтическими контрастами, бурным столкновением страстей, свободолюбивым пафосом, напряженным, динамичным развитием действия. Сюжет «Риголетто» Верди считал лучшим из всех, положенных им на музыку. «Здесь есть сильные ситуации, разнообразие, блеск, пафос. Все события обусловлены легкомысленным и пустым характером герцога, страхи Риголетто, страсть Джильды и пр. создают замечательные драматические эпизоды», – писал он. Партитура «Риголетто» была закончена чрезвычайно быстро – в сорок дней.

Впрочем, композитор по-своему трактовал образы Гюго. В частности, он изменил нескольких действующих персонажей. Так, король Франциск I сменился герцогом, а безобразный шут Трибуле — Риголетто. Сам текст Гюго подвергся сокращению (причем в некоторых случаях это было связано с опасениями цензурного запрета), сюжет приобрел более камерное звучание, а акцент был перенесен на показ личных взаимоотношений героев в психологически острых ситуациях. Это вызвало протест со стороны писателя. Впрочем, когда он услышал оперу, то пришел в полный восторг от музыки.

Тем не менее, премьера «Риголетто» состоялась в театре «Ла Фениче» в Венеции 11 марта 1851 года. Ее успех был полным, и последующие представления (двадцать одно) его подтвердили. Шедевр Верди начал триумфальное шествие по театрам Италии и других стран, принеся композитору широчайшую популярность.

banner_wsj.gif

1758 просмотров

Как за 20 лет архаизировались нравы казахстанского кинематографа

Откровенные сцены в отечественном кино пробиваются на экран буквально с боем

Фото: Shutterstock.com

Сегодня нет лучшего способа снискать добрую дозу хайпа в соцсетях, чем, среди прочего, поднять тему феминизма и эмансипации казахских женщин, сексуальной революции и в ответ получить обвинения в разврате, падении нравов, иначе говоря, в пресловутом уяте. Вся эта ситуация довольно репрезентативно показывает картину: попытки отрефлексировать на тему сексуальной революции, будь то в кино или в общественной жизни, неизменно превращаются во взаимные свары. 

На днях один из казахстанских телеканалов вновь начал трансляцию легендарного телесериала «Перекресток» – первой казахстанской мыльной оперы. На будущий год она отпразднует серебряный юбилей своего первого появления на экране. За эти годы сериал стал культовым, даже своего рода легендой для любящих и ценящих Алма-Ату девяностых. А между тем именно на примере этого сериала видно, насколько другим было отечественное кино и телевидение в то время. 

Надо сказать, что для тех лет сериал был вполне себе революционным, если учесть, что в сценах изнасилования, которые за 465 серий то и дело случались с главными героинями, режиссеры посмели даже показать обнаженный женский бюст. Конечно, на секунду, но все же! 

Что же происходит сейчас? В современных отечественных телевизионных сериалах царит такая свирепая цензура, что для сценариста пробить поцелуй (!) главных героев стало настоящим подвигом. Архаизм настолько воцарился, что кажется, герои этих самых сериалов повторяют опыт непорочного зачатия Девы Марии.

Считается, что такие нравы воцарились из-за того, что аудитория этих сериалов – женщины и девушки из глубокой провинции, для которых видеть даже целующуюся пару – шок. Что уж говорить обо всем остальном? Не хочется проводить прямые параллели, однако нельзя не заметить, что новости о том, как 16–17-летние девушки идут рожать в чисто поле, а то и в дощатый туалет, участились именно с тех пор, как на ТВ закрепились ханжеские нравы. А закрепились они там, похоже, всерьез и надолго. Молодежь и люди средних лет ушли в интернет даже в провинции. Но телесериалы сегодня фактически работают по жанровым законам советского кино 40-х – борьба хорошего с лучшим. 

В полнометражном кино дело обстоит несколько лучше. 

Но и здесь периодически поднимается шум ревнителями строгих нравов. Парадокс в том, что этот шум в социальных сетях у многих казахстанских кинематографистов вызывает опасения, что если вставить в фильм сколько-нибудь откровенную сцену, сеансы неизменно начнут пикетировать возмущенные активисты, показы будут срывать, а кинопрокатчики, испугавшись всего этого, просто откажут в прокате фильма. 

Так, впрочем, однажды уже случилось – в 2012 году, когда публике попытались презентовать эротический киноальманах Жанны Исабаевой «Теряя невинность в Алма-Ате». Тогда в соцсетях поднялась волна возмущения и прокатчики, испугавшись народного гнева, попросту сняли фильм с показа. Для многих эта ситуация стала прецедентом-пугалкой. Хотя в дальнейшем ничего подобного не происходило, а многие картины, причем даже с более откровенным содержанием, выходили на экраны и ни к каким катастрофическим последствиям это не приводило. Причем на экране сцены выглядели эстетично и, выражаясь языком киноведов, были «художественно оправданны». Занятный случай произошел и с картиной Ермека Турсунова «Келин». Но с ней наоборот – шум стал дополнительной рекламой, хотя и в прокате этой ленты не было, многие смотрели ее уже в интернете. 

В 2016 году немного «обнаженки» показали в фильме «Токал». Годом позже и вовсе осмелились на ранее неслыханное – героиня Айсулу Азимбаевой ублажала в кадре саму себя в фильме Акана Сатаева «Она». Фильм, к слову, прошел незаметно. А вместе с ним и эта сцена. 

В целом можно сказать, что откровенность и эротизм все же пробиваются на отечественные киноэкраны. Правда, возможно, в этом самом пуританстве есть и положительная сторона: все-таки волна пошлостей и непристойностей пока не захватывает экран. По крайней мере, в сексуально-эротичном смысле. Что до остального – вопрос открытый и дискуссионный.
 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png