16074 просмотра
16074 просмотра

Азиатская Мона Лиза в «Степных историях» Зорикто Доржиева

В Алматы отрылась выставка бурятского художника Зорикто Доржиева, посвященная 25-летию Независимости, на которой представлено 50 живописных и графических работ художника за последние 10 лет.

Азиатская Мона Лиза в «Степных историях» Зорикто Доржиева

Азиатская Мона Лиза в «Степных историях» Зорикто Доржиева

В Алматы отрылась выставка бурятского художника Зорикто Доржиева, посвященная 25-летию Независимости, на которой представлено 50 живописных и графических работ художника за последние 10 лет. Персональные выставки Зорикто с успехом проходят по всему миру, его картины продают на аукционе Christie’s, а среди поклонников его таланта известные политики, актеры и общественные деятели.

Пройдя академическое обучение, Зорикто выработал свой собственный стиль, отойдя от реалистичности и «документализма», утверждая, что настоящая живопись должна быть «живописной». И его картины привлекают необычными лицами, пропорциями и своеобразной красотой. Да-да, несмотря на то, что написаны они иронично и с юмором, и никоим образом не соответствуют классическим канонам, женщины на картинах Зорикто все равно красивы.

А мужчины – воины. Порой трогательные и несуразные. Но воины. И именно в этой несуразности их очарование. Кроме того, каждая картина просто переполнена эмоциями.

Причем, говоря о своих картинах, Зорикто считает, что зритель должен не быть пассивным при знакомстве с его творчеством, а додумывать то, что хотел сказать автор, выстраивать определенные логические цепочки, связи, интерпретировать образы, домысливать и договаривать недосказанное: «То, что я вкладываю в свои картины, не обязательно совпадает с эмоциями зрителей. Меня спрашивают: «что вы хотели этим сказать»? Да ничего не хотел! Просто была необходимость написать именно такую картину, и я написал. Это как дышать и употреблять пищу. Просто жизненная необходимость. Да, собственно, любой творческий человек – художник, поэт, музыкант, писатель – когда творит, вряд ли задумывается о таких вопросах. Я очень сомневаюсь, что 95% творческих людей вообще понимают, что они делают. И это правильно и искренне. Мы не можем ощущать время, пока находимся в нем. Момент счастья мы всегда ощущаем только спустя какое-то время. К примеру, вчера я был счастлив или 5 минут назад все было прекрасно».

И, конечно же, нет ничего удивительного в том, что его работы по достоинству оценили многие коллекционеры, включая Владимира Путина, Жозе Мануэля Баррозу, Дилму Русеф, Уму Турман, Андрея Макаревича, Сосо Павлиашвили и многие другие.

Впрочем, сам художник не считает этот факт хоть сколько-нибудь значимым: «Это на самом деле скучные истории… В свое время – это было давно в 2008 или 20019 году – глава республики Бурятия подарил президенту работу, которая называлась… забыл уже… «Поединок», по-моему. Потом на Саммите БРИКС в Уфе мои работы выбрали для оформления – боюсь соврать – по-моему, неформального ужина. В общем, главы пяти государств ужинали на фоне моих картин. Нашему президенту понравилась одна работа, и я ее ему подарил. Две другие работы понравились президенту – или правильнее говорить президентше? – Бразилии Дилме Русеф. Ей от лица государства их подарил господин Путин.

Что касается Умы Турман, то там совсем длинная история. Я уже много лет работаю с одной из московских галерей. Так вот, мы с галеристом и продюссером Константином Николаевым очень дружны с Tibet House. Это такой оплот буддизма в Соединенных Штатах. А, как вы знаете, Бурятия – будистский регион и вся эта тема нам очень близка. И как-то раз Tibet House предложил провести у них выставку, где мы познакомились с его президентом, профессором буддологии и буддистской философии, а по совместительству отцом Умы Турман Робертом Турманом. Ума периодически бывала на наших выставках. Одну картину я ей подарил лично буквально на съемочной площадке».

Проект «Степные истории» длится уже очень долго, с 2006 года. И все это время он менялся. Какие-то картины оседали в городах, где бывала выставка, на их месте появлялись новые работы. И сейчас от первоначальной «Степной истории» практически ничего не осталось. Конечно же, за исключением концепции.

И образа кочевника, которого художник видит, прежде всего, созерцателем. Не туристом, который ищет новых ощущений, и не искателем лучшей жизни, а скорее поэтом-художником, поэтом-философом. Основным же художественным приемом Зорикто выбрал гротеск, создавая особый мир жизни бурят на земле.

Любимые сюжеты Доржиева: воины, кочевники, пастухи, лучники, восточные женщины и богатыри. И это закономерно, ведь истоки его семьи уходят в мир народа Бурятии с его древними народными сказаниями, легендами и мифами. Но это взгляд на древний уклад жизни и обычаи своего народа художника XXI века. И он слегка ироничен: «Я не этнограф и я не говорю об истории, я говорю о сегодняшнем дне. Я человек современный и совершенно городской. Просто тогда я учился в Красноярске и 8 лет прожил далеко от дома. И думаю, что в этих полотнах на национальную тему просто выплеснул тоску по родине… А национальные костюмы – это инструмент. Вообще, лет 10 назад я бы, возможно, выстроил какую-то концепцию и предложил какое-то сложное объяснение. Сейчас на все смотрю проще».

К примеру, картина «Куча-мала» - это некие впечатления художника от восточных единоборств после посещения турнира по тхэквондо.

А «Джоконда-Хатун» и «Девушка с коралловой сережкой» - некое переосмысление классики: «Ремейк каких-то классических произведений – тема достаточно популярная для XX-XXI веков. Мне, наверное, тоже захотелось встать в одну плеяду с любителями пошутить, поиграть с классикой. Это, пожалуй, песнь женской красоте. Пусть немного стилизованной. С иронией, с юмором, но это именно восхищение женской красотой, живописным символом которой считается «Джоконда». А вообще, то, что я сейчас говорю – это мысли меня сегодняшнего. А в 2007 году, когда писалась эта картина, ничего подобного у меня в голове не было».

Кстати, на данный момент Зорикто Доржиев считается одним из самых востребованных и дорогих художников России. На благотворительном аукционе в Нью-Йорке его произведение было продано за $40 тыс., причем, представляла работу художника сама Ума Турман.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

Auezov city