Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


444 просмотра

«Истории о проклятии гробниц – это старые байки»

Египетский Индиана Джонс Захи Хавасс рассказал Kursiv.kz о проклятии гробниц, инструментах современного археолога и новом открытии

Фото: Discovery Channel

Недавно экспедиция Discovery Channel совершила беспрецедентное открытие: в 265 км к югу от Каира ей удалось обнаружить хорошо сохранившуюся 2500-летнюю мумию, принадлежавшую высокопоставленному жрецу – «Одному из Великих пяти», а также другие удивительные реликвии, проливающие свет на многие тайны Древнего Египта. Узнать об открытии во всех подробностях, спустившись в лабиринт гробниц вместе с исследователями, смогут зрители программы «Неизвестная экспедиция: тайна саркофага», которая выйдет 13 апреля на Discovery Channel, а Kursiv.kz поговорил с одним из участников экспедиции – всемирно известным египтологом с 50-летним стажем Захи Хавассом о самом открытии, других важных событиях в его карьере, а также о распространенных мифах о гробницах

- Как вы обнаружили этот саркофаг? Поделитесь историей открытия.

- Обширный некрополь в этой местности был найден еще в 1927, причем совершенно случайно – тогда несколько групп проводило здесь раскопки, в результате чего ученым удалось обнаружить саркофаг, который сейчас хранится в Каирском музее. В прошлом году группа энтузиастов принялась за новые раскопки на этой территории, в ходе которых ей удалось найти гробницу, и тогда исследовать это место начали уже египетские археологи. В результате они обнаружили это огромное захоронение с туннелями. Внутри были найдены саркофаги из известняка, исписанные иероглифами – многое здесь связано с Тотом, богом мудрости.

- Что Вы почувствовали при открытии этого саркофага?

- Открывая новый саркофаг, я всегда чувствую восторг и энтузиазм. Но этот раз был совершенно особенным: я вошел внутрь и увидел лицо на саркофаге — было похоже, что это изображение царя. Рядом был большой сосуд и остатки материала, которым запечатывался саркофаг. Когда мы открыли его и нашли эту прекрасную мумию, а над ней – металлические пластины, покрытые золотом, с изображением царицы Исиды с крыльями, – это был момент, который я никогда не забуду.

IMG_2539.JPG

HighPriestMummy_finale.jpg

Canopic Jars.jpg

- Существует мнение, что открытие саркофага приносит смерть и разрушения, об этом же рассказывают многие истории. Что вы думаете об этом?

- Истории о проклятии гробниц – это старые байки. Конечно, если ты открываешь гробницу впервые, то из мумии действительно могут высвободиться бактерии и токсичные вещества. Но мы принимаем это во внимание и создаем надлежащие условия для работы – обеспечиваем приток свежего воздуха, чтобы можно было быстро проветрить помещение, надеваем специальные маски. Миф о смерти и разрушениях, порождаемых вскрытием гробницы, впервые возник, когда лорд Карнарвон умер через пять месяцев после обнаружения гробницы Тутанхамона, но настоящей причиной его смерти стало обычное воспаление легких.

- Вы своего рода знаменитость и занимаетесь благотворительностью.  Расскажите подробнее об этом.

- Шляпа, которую я носил на раскопках, приобрела большую известность и популярность, поэтому мы решили продавать ее копии – сейчас выручка с продаж идет на поддержку детской онкологической больницы в Каире, а до этого она направлялась на финансирование строительства детского музея в Каире, который сегодня уже открыт для посещения.

- Какие моменты были самыми важными в вашей карьере в качестве хранителя египетского наследия?

- Хм, лучшие моменты… На всем протяжении моей карьеры было много важных моментов. Первый – когда я отправил робота в Пирамиду Хеопса и увидел перед собой тайную дверь. Второй – когда я воочию увидел Тутанхамона и использовал компьютерный томограф, чтобы узнать, как он умер. И номер три среди главных моментов в моей жизни – когда я нашел Долину золотых мумий. Кроме того, среди важных событий моей карьеры – обнаружение гробниц строителей пирамид, которое поведало всему миру, что ими были египтяне, а не рабы. И, наконец, – я обращаюсь к тем, кто обвиняет меня в сокрытии свидетельств существования исчезнувшей цивилизации и думает, что под Сфинксом что-то спрятано, – под моим руководством были проведены буровые работы вокруг Сфинкса, и я скажу вам, что он стоит на скальном монолите – под ним ничего нет.

- Что вы считаете самым большим успехом в своей карьере? 

- Величайшим успехом я считаю подготовку молодых людей, которые в будущем смогут исследовать многие великие памятники и совершить важные открытия. Кроме того, я построил два музея, вернул на родину около 6 тыс. артефактов, а также попытался возвратить бюст Нефертити и Розеттский камень – правда, начавшаяся революция помешала этим планам, но я собираюсь продолжить свои попытки: сейчас я возглавляю большую международную команду египетских и иностранных ученых, которая добивается возвращения бюста Нефертити из Берлина.

IMG_3190.JPG

- Есть вероятность, что на дне Нила может находиться множество потрясающих сокровищ, потому что в эпоху фараонов там затонуло множество кораблей. Правда ли это, и проводились ли какие-то исследования в этом направлении?

- Я полностью согласен насчет сокровищ, которые могут покоиться на дне Нила, поскольку фараоны – это прежде всего люди, которые, как и мы все, могли совершать ошибки. Огромные обелиски весом в 100 тонн перевозились из каменоломен в Асуане в Каир или Луксор — они запросто могли утонуть. Я был первым, кто отправился с экспедицией в долину Нила: мы проводили погружения в течение трех месяцев и нашли множество гранитных колонн и артефактов. Однако это был очень дорогостоящий проект, и я решил остановить работы. Но, надеюсь, в будущем кто-то продолжит наши начинания и поиски утраченных статуй и обелисков на дне Нила.

- Давайте просто развенчаем популярные мифы. Существует ли вообще проклятие фараона? Действительно ли оно убивает человека, входящего в гробницу?

- За мою карьеру со мной случалось много такого, что люди связывали с проклятием.  Однажды, когда я приступил к изучению мумии Тутанхамона, за мной в отель приехал мой помощник, чтобы отвезти на сканирование одной мумии в Долину Царей. И неприятности посыпались на нас одна за другой: мы чуть не погибли в аварии, потом, когда мы были на пути в Долину Царей, позвонила моя сестра и сказала, что у нее умер муж. Когда я приехал в Долину, помощник министра культуры сообщил, что у министра был сердечный приступ. После я давал интервью японскому телевидению: когда оно подошло к концу, начался шторм, и японцы убегали с криками о проклятии фараона. Я достал мумию Тутанхамона из гробницы и поместил ее в томограф: минуту спустя он перестал работать, и люди связали все это с действием проклятия. Они слушали результаты научных исследований и говорили о проклятии. Но я скажу вам вот что. Лорд Карнарвон умер через пять месяцев после своей находки, и, поскольку он дал эксклюзивные права London Times, всем другим изданиям не о чем было писать — тогда они и выдумали это проклятие. Но я расскажу вам реальную историю о проклятии. Если вы окажетесь в одной комнате с мумией, вас атакуют невидимые микробы и бактерии. В прошлом археологи торопились, входили в гробницу, попадали под действие этих микробов и умирали. Но когда я сегодня нахожу гробницу, то сначала открываю ее на пару часов, пока плохой воздух не выйдет и помещение как следует не проветрится. Нет такого явления как проклятие фараона.

IMG_3150.JPG

- Самые опасные случаи, которые происходили с вами в гробницах?

- В своей жизни я часто сталкиваюсь с рисками — я ведь постоянно испытываю судьбу. Когда я обнаружил секретный туннель в гробнице фараона Сети Первого в Долине Царей и отправился его исследовать — на меня упал камень. Когда я проводил раскопки в поисках гробницы Клеопатры и очищал статую, камень весом в 25 кг рухнул мне на голову, и у меня произошел разрыв сетчатки. В пустыне в Абидосе посреди ночи на меня напала кобра, когда я был в ванной. В моей жизни было много рискованных случаев: я рассказываю обо всем этом в моей книге, которая выходит на этой неделе – Zahi Hawass’ Sacred Egypt. 

- Как технологии изменили археологию, какие инструменты используются сейчас, если сравнить это с археологией 20 лет назад?

- Мне, например, приходилось использовать робота, чтобы исследовать пирамиду Хеопса, внутри которой нам удалось обнаружить три дверцы. Мы используем лазерное сканирование, компьютерные томографы, чтобы раскрыть тайны мумий. Томограф делает одну фотографию мумии, это как 1 тысяча фотографий. Я использовал ДНК для поиска семьи Тутанхамона, и нашел сына, который убил своего отца Рамзеса Третьего, а также обнаружил мумию Хатшепсут. Все это показывает, что новые технологии очень важны. Единственное, что я ставлю под сомнение – это радиолокатор. Даже в наше время радиолокатор в археологии не используется — с ним никогда не удавалось раскрыть ни одного секрета захоронений. Сейчас я работаю в Долине Царей, и он ничего не показывает, мы по-прежнему проводим раскопки по старинке – это самое важное.


155 просмотров

Илья Авербух: «Шоу становится твоим, когда в нем есть эксклюзив»

Илья Авербух отметил 15 лет со дня премьеры своего первого ледового шоу.  Эта дата вылилась в новое шок «15 лет успеха», в котором приняли участие ведущие фигуристы мира. Бывшие и действующие чемпионы мира и олимпийских игр

Илья Авербух - серебряный призер олимпийских игр, четырехкратный чемпион России, чемпион мира, Европы, победитель финала Гран-при, ныне бизнесмен, продюсер, хореограф, постановщик  - отметил 15 лет со дня премьеры своего первого ледового шоу.  Эта дата вылилась в новое шок «15 лет успеха», в котором приняли участие ведущие фигуристы мира. Бывшие и действующие чемпионы мира и олимпийских игр

- Своим новым шоу «15 лет успеха» вы отмечаете юбилей своей компании …. И в какой-то степени подведение итогов. Что в ваших планах дальше?

- В этом году мы подводим определенную черту. 15 лет назад я сделал свое первое ледовое шоу.  За это время было сделано очень много. 12 сезонов телевизионных проектов – это и «Звезды на льду», и «Ледниковый период», и «Лед и пламя», и «Танцуй». Причем каждый проект шел с сентября по декабрь.  Если посчитать, то это шесть лет. Очень большой объем. Помимо этого были еще ледовые спектакли, среди которых «Ромео и Джульета» и «Кармен». Совсем недавно вдохновившись Универсиадой, которая проходила в Алматы, я выступил режиссером открытия и закрытия Универсиады в Красноярске. А это уже не ледовое шоу, но  одно из больших направлений, в которых я развиваюсь. Хочется браться за все и работать везде.

- Недавно Элизабет Турсынбаева установила мировой рекорд на Чемпионате мира, когдаисполнила четверной сальхов.  Насколько уникален этот прыжок?

- Это действительно абсолютный рекорд. На данный момент четверные прыжки в группе Этери Тутберидзе становятся планкой, которую взяли уже многие. Но я хочу подчеркнуть, что это именно девочки-юниоры. А здесь речь идет о исполненном прыжке на взрослом турнире. Это очень важно, потому что в детском возрасте прыгать антропометрически проще. А на чемпионате мира, на главном турнире сезона, когда самое волнение и самая нагрузка.

- Как Вы думаете, успех Элизабет как-то может повлиять на казахстанское фигурное катание в целом?

- Да, я думаю, результаты, которые показала Элизабет будут толкать развития фигурного катания в Казахстане. У вас много катков и очень хорошие условия. Но фигурное катание – это прежде всего тренеры. Без хорошего тренерского состава ничего не будет. Поэтому надо здесь организовывать сборы, притягивать кадры.

- Не планируете заняться тренерской работой?

- У меня нет своей школы. Вернее, она есть, но для тех детей, чьи родители просто хотят, чтобы их дети умели кататься на коньках, развивались, были многогранными личностями. Но это не ступень к спортивному успеху. Я никогда никого не тренировал.  Я сотрудничал с любителями, с действующими спортсменами как хореограф. В частности, я ставил программу Юле Лепницкой, которую она катала на олимпийских играх под музыку из кинофильма «Список Шиндлера». Три года я сотрудничал с Женей Медведевой. Как постановщик я продолжаю работать. Но я никому не предлагаю свои услуги. Если кто-то обращается ко мне и у меня есть время – работаю. Резюме я, конечно, не рассылаю.

Единственное, с кем я не очень люблю работать – это танцы на льду. А вот одиночное и парное катание мне интересно. А вот как тренер я никогда не работал. Вообще тренерская работа вызывает у меня колоссально уважение. Но ее ни с чем нельзя совмещать. Если это настоящая тренерская работа. Ты можешь быть человеком-оркестром  в любой индустрии. Творить. Идти в любом направлении. Тренер должен заниматься только спортсменом. С утра до ночи стоять за бортиком. Это колоссальная работа. А так просто взять ученика, чтобы просто говорить, что ты тренер…

- В чем секрет успеха Ваших шоу?

- Очень многие ребята 15 лет назад начинали вместе со мной.  Это сложно представить, потому что в основном жизнь спортсменов после завершения карьеры – это 5-6 лет в различных ледовых шоу, а потом переход в тренерскую деятельность. Или работа на телевидении. То, что мне удалось создать такую рабочую историю…  Я говорю именно в плане работы. Как бы мы друг друга не любили, если бы ребята не получали очень большое количество работы, ничего бы этого не было. В этом и есть моя основная заслуга. Люди хотят быть единственными и незаменимыми. Самыми-самыми. Поэтому в спектаклях я всегда старался найти каждому главную роль. Найти свой подход к каждому. Донести, что только пока мы вместе, мы эксклюзивны и мы сила. А иначе мы становимся рядовым ледовым шоу, которых достаточно много. Пройден большой путь, но впереди, я надеюсь, еще много интересного.

- Вы и продюсер и постановщик. И бизнесмен, и художник. Кем вы себя чувствуете в первую очередь и насколько это совместимо?

- В моем случае это получилось совместить. Во-первых потому, что у меня нет конфликта «режиссер и продюсер». Когда режиссер что-то придумывает, а продюсер говорит, что на это нет денег. У меня сразу есть понимание на какую сумму я могу придумывать.  Или я понимаю, что это какая-то вещь, в которой я хочу реализовать свои амбиции и не ставлю перед собой цели заработать. Или я понимаю, что сейчас надо зарабатывать. Это очень важно. Во-вторых, мне нравится быть с первых моментов создания шоу.  Я пишу и бизнес план, и вал билетов, и рекламную кампанию, и макеты афиш. Смотрю площадку. С этого все начинается. Понятно, что есть юридическая служба, которая составляет договоры и все проверяет. Но все равно в запуске я знаю, сколько стоит каждый световой прибор. А когда процесс уже запущен, для меня очень важно иметь эксклюзивность.

Начиналось все с ледовых шоу, когда я приглашал разных фигуристов, которые приезжали со своими номерами. Но в этом нет твоей эксклюзивности. Да, ты продюсер и ты все это организовал, но завтра этих же фигуристов пригласил кто-то другой, и там они будут катать ту же программу. Мне в этом было тесно. Это не твое шоу на самом деле. А вот твоим оно начинает быть, когда ребята катают твои номера, когда есть единая сюжетная линия, когда есть эксклюзив. Когда специально для шоу разработали костюмы, а то и написали музыку. Тогда это действительно твое шоу.

Конечно и телевизионный проект, который стал хорошей школой с точки зрения постановок и режиссуры. Разумеется, я на нем работал не один. У меня есть команда, с которой я работаю уже долгие годы. Но руковожу всем я.

- Насколько музыкальное сопровождение важно в работе?

- Музыка в фигурном катании – это 80% успеха. Перед началом нового сезона самая главная проблема – это как раз найти музыку, под которую кататься. Это главный вопрос: попасть с музыкальной композицией. Даже не так важен, как музыка. Несмотря на то, что я являюсь хореографом, всегда говорю, что вся хореография пропадает, когда фигуристы начинают падать. И так же любая чисто исполненная программа все нивелирует.

Музыка должна тянуть все на себе. Всегда ставится амбициозная задача: найти такую музыку, которая бы держала зрителя, но раньше никогда не использовалась. Ты начинаешь искать. И понимаешь, что все, что ранее не использовалось на льду не подходт. Потом ты идешь на компромисс – только не «Ромео и Джульетта» и не «Кармен». А потом: «Кармен» такая сильная музыка. Давайте в этом году будет «Кармен», а в следующем обязательно найдем что-то другое. Это условно, но схема приблизительно такая.

- В Ваших шоу участвует много знаменитых фигуристов, которые тоже очень амбициозны. Как вы с ними справляетесь?

- Во время спектакля мне важно все выстроить так, чтобы каждый чувствовал себя солистом. Когда у меня уже сюжетная линия  выстроена, ребята спокойны, потому что у каждого из них будет возможность себя показать. И когда мы уже ставим номера, мне важно, чтобы часть элементов была придумана именно ими. Тогда спектакль становится их родным детищем тоже. Я не ставлю номера до каждой точки. Я ставлю задачу. Вот здесь я хочу получить определенную эмоцию, здесь – сделать остановку. А вот здесь набрать скорость. Мне важен единый темпоритм спектакля.   Но само наполнение  и само движение спортсмены могут делать что-то свое. Тот же Леша Ягудин в каждый спектакль вносит импровизацию. Мне порой кажется, что он живет в какой-то своей истории.  Мы не стоим на месте. Мы все постоянно развиваемся.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

158-е
место
занял Казахстан в рейтинге свободы прессы из возможных 180

Цитата дня

Мой вывод – мы идем правильным курсом. Наш мудрый народ един, государство, как высшая ценность нашей независимости, незыблемо. Поэтому твердо считаю, что досрочные выборы главы государства абсолютно необходимы. Для того, чтобы обеспечить общественно-политическое согласие, уверенно двигаться вперед, решать задачи социально-экономического развития, необходимо снять любую неопределенность.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank