Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1252 просмотра

Илья Авербух: «Шоу становится твоим, когда в нем есть эксклюзив»

Илья Авербух отметил 15 лет со дня премьеры своего первого ледового шоу.  Эта дата вылилась в новое шок «15 лет успеха», в котором приняли участие ведущие фигуристы мира. Бывшие и действующие чемпионы мира и олимпийских игр

Илья Авербух - серебряный призер олимпийских игр, четырехкратный чемпион России, чемпион мира, Европы, победитель финала Гран-при, ныне бизнесмен, продюсер, хореограф, постановщик  - отметил 15 лет со дня премьеры своего первого ледового шоу.  Эта дата вылилась в новое шок «15 лет успеха», в котором приняли участие ведущие фигуристы мира. Бывшие и действующие чемпионы мира и олимпийских игр

- Своим новым шоу «15 лет успеха» вы отмечаете юбилей своей компании …. И в какой-то степени подведение итогов. Что в ваших планах дальше?

- В этом году мы подводим определенную черту. 15 лет назад я сделал свое первое ледовое шоу.  За это время было сделано очень много. 12 сезонов телевизионных проектов – это и «Звезды на льду», и «Ледниковый период», и «Лед и пламя», и «Танцуй». Причем каждый проект шел с сентября по декабрь.  Если посчитать, то это шесть лет. Очень большой объем. Помимо этого были еще ледовые спектакли, среди которых «Ромео и Джульета» и «Кармен». Совсем недавно вдохновившись Универсиадой, которая проходила в Алматы, я выступил режиссером открытия и закрытия Универсиады в Красноярске. А это уже не ледовое шоу, но  одно из больших направлений, в которых я развиваюсь. Хочется браться за все и работать везде.

- Недавно Элизабет Турсынбаева установила мировой рекорд на Чемпионате мира, когдаисполнила четверной сальхов.  Насколько уникален этот прыжок?

- Это действительно абсолютный рекорд. На данный момент четверные прыжки в группе Этери Тутберидзе становятся планкой, которую взяли уже многие. Но я хочу подчеркнуть, что это именно девочки-юниоры. А здесь речь идет о исполненном прыжке на взрослом турнире. Это очень важно, потому что в детском возрасте прыгать антропометрически проще. А на чемпионате мира, на главном турнире сезона, когда самое волнение и самая нагрузка.

- Как Вы думаете, успех Элизабет как-то может повлиять на казахстанское фигурное катание в целом?

- Да, я думаю, результаты, которые показала Элизабет будут толкать развития фигурного катания в Казахстане. У вас много катков и очень хорошие условия. Но фигурное катание – это прежде всего тренеры. Без хорошего тренерского состава ничего не будет. Поэтому надо здесь организовывать сборы, притягивать кадры.

- Не планируете заняться тренерской работой?

- У меня нет своей школы. Вернее, она есть, но для тех детей, чьи родители просто хотят, чтобы их дети умели кататься на коньках, развивались, были многогранными личностями. Но это не ступень к спортивному успеху. Я никогда никого не тренировал.  Я сотрудничал с любителями, с действующими спортсменами как хореограф. В частности, я ставил программу Юле Лепницкой, которую она катала на олимпийских играх под музыку из кинофильма «Список Шиндлера». Три года я сотрудничал с Женей Медведевой. Как постановщик я продолжаю работать. Но я никому не предлагаю свои услуги. Если кто-то обращается ко мне и у меня есть время – работаю. Резюме я, конечно, не рассылаю.

Единственное, с кем я не очень люблю работать – это танцы на льду. А вот одиночное и парное катание мне интересно. А вот как тренер я никогда не работал. Вообще тренерская работа вызывает у меня колоссально уважение. Но ее ни с чем нельзя совмещать. Если это настоящая тренерская работа. Ты можешь быть человеком-оркестром  в любой индустрии. Творить. Идти в любом направлении. Тренер должен заниматься только спортсменом. С утра до ночи стоять за бортиком. Это колоссальная работа. А так просто взять ученика, чтобы просто говорить, что ты тренер…

- В чем секрет успеха Ваших шоу?

- Очень многие ребята 15 лет назад начинали вместе со мной.  Это сложно представить, потому что в основном жизнь спортсменов после завершения карьеры – это 5-6 лет в различных ледовых шоу, а потом переход в тренерскую деятельность. Или работа на телевидении. То, что мне удалось создать такую рабочую историю…  Я говорю именно в плане работы. Как бы мы друг друга не любили, если бы ребята не получали очень большое количество работы, ничего бы этого не было. В этом и есть моя основная заслуга. Люди хотят быть единственными и незаменимыми. Самыми-самыми. Поэтому в спектаклях я всегда старался найти каждому главную роль. Найти свой подход к каждому. Донести, что только пока мы вместе, мы эксклюзивны и мы сила. А иначе мы становимся рядовым ледовым шоу, которых достаточно много. Пройден большой путь, но впереди, я надеюсь, еще много интересного.

- Вы и продюсер и постановщик. И бизнесмен, и художник. Кем вы себя чувствуете в первую очередь и насколько это совместимо?

- В моем случае это получилось совместить. Во-первых потому, что у меня нет конфликта «режиссер и продюсер». Когда режиссер что-то придумывает, а продюсер говорит, что на это нет денег. У меня сразу есть понимание на какую сумму я могу придумывать.  Или я понимаю, что это какая-то вещь, в которой я хочу реализовать свои амбиции и не ставлю перед собой цели заработать. Или я понимаю, что сейчас надо зарабатывать. Это очень важно. Во-вторых, мне нравится быть с первых моментов создания шоу.  Я пишу и бизнес план, и вал билетов, и рекламную кампанию, и макеты афиш. Смотрю площадку. С этого все начинается. Понятно, что есть юридическая служба, которая составляет договоры и все проверяет. Но все равно в запуске я знаю, сколько стоит каждый световой прибор. А когда процесс уже запущен, для меня очень важно иметь эксклюзивность.

Начиналось все с ледовых шоу, когда я приглашал разных фигуристов, которые приезжали со своими номерами. Но в этом нет твоей эксклюзивности. Да, ты продюсер и ты все это организовал, но завтра этих же фигуристов пригласил кто-то другой, и там они будут катать ту же программу. Мне в этом было тесно. Это не твое шоу на самом деле. А вот твоим оно начинает быть, когда ребята катают твои номера, когда есть единая сюжетная линия, когда есть эксклюзив. Когда специально для шоу разработали костюмы, а то и написали музыку. Тогда это действительно твое шоу.

Конечно и телевизионный проект, который стал хорошей школой с точки зрения постановок и режиссуры. Разумеется, я на нем работал не один. У меня есть команда, с которой я работаю уже долгие годы. Но руковожу всем я.

- Насколько музыкальное сопровождение важно в работе?

- Музыка в фигурном катании – это 80% успеха. Перед началом нового сезона самая главная проблема – это как раз найти музыку, под которую кататься. Это главный вопрос: попасть с музыкальной композицией. Даже не так важен, как музыка. Несмотря на то, что я являюсь хореографом, всегда говорю, что вся хореография пропадает, когда фигуристы начинают падать. И так же любая чисто исполненная программа все нивелирует.

Музыка должна тянуть все на себе. Всегда ставится амбициозная задача: найти такую музыку, которая бы держала зрителя, но раньше никогда не использовалась. Ты начинаешь искать. И понимаешь, что все, что ранее не использовалось на льду не подходт. Потом ты идешь на компромисс – только не «Ромео и Джульетта» и не «Кармен». А потом: «Кармен» такая сильная музыка. Давайте в этом году будет «Кармен», а в следующем обязательно найдем что-то другое. Это условно, но схема приблизительно такая.

- В Ваших шоу участвует много знаменитых фигуристов, которые тоже очень амбициозны. Как вы с ними справляетесь?

- Во время спектакля мне важно все выстроить так, чтобы каждый чувствовал себя солистом. Когда у меня уже сюжетная линия  выстроена, ребята спокойны, потому что у каждого из них будет возможность себя показать. И когда мы уже ставим номера, мне важно, чтобы часть элементов была придумана именно ими. Тогда спектакль становится их родным детищем тоже. Я не ставлю номера до каждой точки. Я ставлю задачу. Вот здесь я хочу получить определенную эмоцию, здесь – сделать остановку. А вот здесь набрать скорость. Мне важен единый темпоритм спектакля.   Но само наполнение  и само движение спортсмены могут делать что-то свое. Тот же Леша Ягудин в каждый спектакль вносит импровизацию. Мне порой кажется, что он живет в какой-то своей истории.  Мы не стоим на месте. Мы все постоянно развиваемся.


194 просмотра

Жерар Кравчик: «Для меня единственный грех в кино – это когда скучно»

Режиссер «Васаби» и «Такси» рассказал о ремейках, кризисе жанра и рецепте хорошего экшена

Фото: Кино-Театр.РУ

Жерар Кравчик – человек яркий, открытый и невероятно позитивный. Он снимает кино в разных жанрах и делает это с удовольствием. Его дебютом в кинематографе стала короткометражная лента «Le Concept subtil», которая удостоилась восьми различных премий, а также Большого приза кинофестиваля в Монреале.

В 1986 году он поставил свой первый полнометражный фильм «Я ненавижу актеров», за который был номинирован на премию «Сезар» и приз имени Мишеля Одияра. А в 1998 году Люк Бессон пригласил его на съемочную площадку «Такси» (в результате несчастного случая Жерар Пирес не смог довести работу до конца). Потом были «Такси 2,3,4», «Васаби», ремейки «Фанфан-тюльпан» и «Красный отель».

– Французский кинематограф стоит особняком во всем мире. Он узнаваем практически по первым кадрам. В чем его особенность?

– Я думаю, что в американском кино на первый план выходит именно понятие развлекательности и зрелищности. Во многом это вопрос финансов. Если говорить о европейском кино, оно в основной своей массе располагает меньшими бюджетными средствами, нежели американское. При этом есть независимое американское кино, которое не является продуктом больших студий, и оно очень близко к европейскому. А отличие именно французского кино от любого – американского, казахстанского, российского – заключается в том, что в нем есть некая элегантность, определенный шарм, который исходит из самого географического места и определенного взгляда на вещи, который мы привносим в наши фильмы.

– Вы снимали разное кино: и массовое, и фестивальное. Какое кино вам нравится снимать больше? К примеру, Тимур Бекмамбетов как-то сказал, что зачастую для того, чтобы снять кино для души, надо снять несколько массовых фильмов, так сказать, для денег.

– Я думаю, что в кино нет высоких и низких жанров. Нет основных и побочных. Конечно, есть фильмы-события, а есть фильмы проходные. Но это касается всех жанров. Есть авторское кино, которое почти не требует бюджетов. А есть развлекательное кино. И говорить, что какой-то жанр лучше, а какой-то хуже – глупо. У каждого свой собственный путь и свой собственный выбор. Кино – это мечта и очень долгий путь. Написание сценария, поиск денег, съемки, монтаж и, наконец, выход на экран – иногда это занимает очень много времени, которое надо прожить.

А вообще, мне нравятся все жанры. Знаете, это все равно, что спросить, какой у тебя любимый цвет. Не может желтый цвет быть предпочтительнее, чем голубой, – они разные. Комедия, драма, музыкальная комедия, мультфильм… Главное, что это хорошее кино. Сейчас я планирую вернуться к картинам, которые не просто развлекают, но и заставляют задуматься.

Я снимаю те фильмы, которые я хотел бы сам увидеть в качестве зрителя. Это как в музыке – мне нравится Равель, рэп, шансон. Я снимал «Такси» именно потому, что мне хотелось увидеть этот фильм в качестве зрителя.

Чтобы заработать на жизнь, пока я еще не мог снимать то кино, которое мне бы хотелось, я снимал рекламные ролики. И я никогда не ставил цели снять полнометражный фильм, чтобы заработать денег.

– Сейчас модно оперировать понятием «авторское кино», подразумевая под этим кино не для всех. Между тем, фильмы, к примеру, Тарантино наглядно доказывают, что авторское кино может быть массовым. Что Вы понимаете под авторским кино?

– Для меня каждый фильм – авторское кино. Ведь он подписан режиссером и режиссер является его автором. Но вот нравится его взгляд или не нравится…Бывает, что фильм получается пустым. Скучным. А для меня единственный грех в кино – это когда скучно.

– Сейчас мы очень часто видим на экранах ремейки. В Голливуде говорят о кризисе жанра. Вы как автор двух ремейков – «Фанфан–тюльпан» и «Красный отель» – его ощущаете?

– Если посчитать количество ремейков во французском кино, то на 200 фильмов их придется не более одного-двух. Причем в ремейках как таковых нет ничего плохого. Почему бы еще раз не переснять историю, которую уже забыли. Есть фильмы, которые должны остаться неприкосновенными. В них уже все сказано. Вспомните фильмы Жана Ренуара. Там просто нечего добавить. Но есть фильмы очень популярные в свое время, но забытые сейчас. «Фанфан-тюльпан», ремейк которого я снял, – это один из тех случаев. Я смотрел этот фильм в детстве. Но нынешнее поколение зрителей его не видело. Более того, старые фильмы для нынешней молодежи несколько тяжелы для восприятия. И я подумал, а почему бы не рассказать им эту историю с современной точки зрения.

Но говорить о кризисе жанра, я думаю, неправильно. Это надуманная проблема. Ремейки всегда были и будут. И в этом нет ничего плохого. Начиная с эпохи немого кино историю трех мушкетеров рассказывали бессчетное количество раз. На сегодняшний день есть бесконечное количество ее версий в кинематографах всего мира. Это как в музыке. В свое время «Травиату» пела великая Мария Каллас. Но ведь это не значит, что остальным исполнителям теперь надо забыть об этой партии. И «Травиату» ставят во всех театрах мира. При этом современные композиторы пишут и новые оперы.

– Но, согласитесь, делать ремейк – это своего рода риск. Ведь обязательно ваш фильм начнут сравнивать с оригиналом…

– Конечно, когда делаешь ремейк, не знаешь, к чему это приведет. Как и любое кино. А что до сравнений, мне кажется, что сравнивать между собой два фильма вообще невозможно. Даже если это ремейки. Каждый из них сделан в другую эпоху, другими средствами, с другими чувствами.

– Вы сказали, что хотите отойти от экшенов. Над какими фильмами планируете работу в ближайшее время?

– Я сейчас работаю над несколькими проектами. Один из них мы создаем с продюсером, которая работала с Ларсом фон Триером. Действие фильма происходит во Франции. Оно охватывает промежуток с 70-х годов до момента разрушения башен-близнецов. Еще один проект мы планируем с российским продюсером. Там действие будет проходить и в России, и во Франции в трех временных периодах: в царской России, Советском Союзе и современной России. Оба эти проекта в стадии развития. И, конечно, мне бы хотелось экранизировать свою собственную книгу.

– Да, недавно ведь вышел Ваш первый роман…

– Да. Но пока я не знаю, найду ли я деньги на его экранизацию.

– Возможно, стоит снять еще несколько кассовых экшенов, таких, как «Такси»? К тому же Вы знаете рецепт хорошего экшена.

– Нет рецепта. «Такси 5» почти не собрал зрителей. В отличие от четырех первых. Кстати, когда мы только начинали снимать «Такси», от участия в нем все отказались. И актеры, и дистрибуторы, и продюсеры. Потом, конечно, пожалели (смеется). А что касается фильма по моему роману, то, возможно, я просто напишу другой роман, экранизировать который будет менее дорого.

– Так и до смены амплуа недалеко…

– Нет. Я не планирую становиться писателем, мне нравится быть режиссером. 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

Более 7 млн
тенге
получит из бюджета каждый кандидат в президенты РК на агитацию

Цитата дня

Сегодня я выступаю перед вами не в качестве президента страны: ради интересов страны и народа я принял непростое, но продуманное решение о прекращении своих президентских полномочий… Вся моя работа будет заключена в том, чтобы поддержать деятельность нового президента и обеспечить транзит в спокойной обстановке и продолжать ту работу, которую мы начали

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank