Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1711 просмотров

Саят Досыбаев: «Государству пора обратить внимание на то, что в Казахстане можно и нужно развивать моду»

Генеральный продюсер KFW рассказал Kursiv о проблемах развития модного рынка нашей страны

фото: Олег Спивак

О том, с какими трудностями сталкивается развитие казахстанской fashion-индустрии,и как поддержать отечественных дизайнеров в эксклюзивном интервью Kursiv рассказал дизайнер, идейный вдохновитель и генеральный продюсер Kazakhstan Fashion Week (KFW) Саят Досыбаев.

- Саят, многое было сделано для развития fashion-индустрии в Казахстане за последние 15 лет в рамках KFW. Какие на сегодняшний день существуют проблемы, тормозящие развитие модной индустрии в нашей стране?

- У нас есть все для того, чтобы развивать индустрию моды. В первую очередь, это сырье и профессиональные талантливые люди, но нет определенных технологий. И, к большому сожалению, у многих начинающих дизайнеров сегодня нет финансовой возможности купить эти технологии, построить цех, и заниматься пошивом своих коллекций. Необходимы также средства, чтобы закупить материал, заплатить налоги и зарплату сотрудникам. У молодых талантов на это нет средств. Государству пора обратить внимание на то, что в Казахстане можно и нужно развивать моду, текстильное производство. И не только текстильное, а производство в целом. У нас есть огромная территория, на которой можно построить достаточное количество цехов по переработке кожи, шерсти, льна, конопли, шелка, хлопка. Это даст возможность конкурировать с другими странами. Конечно, изначально будет сложно конкурировать с Турцией и Китаем. Но если жить с такими убеждениями, что мы все равно не конкурентны, то можно ничего не развивать в стране: ни телевидение, ни печать, ни производство продуктов питания. Можно смотреть иностранные каналы и посещать кинопоказы зарубежных картин, читать иностранные книги, носить вещи, которые произвели зарубежные дизайнеры, питаться импортными продуктами и не развиваться никак.

1_32.jpg

-  Наверняка, Вы не раз слышали о том, что Первый президент РК Нурсултан Назарбаев призывал политиков, бизнесменов и всех граждан страны носить казахстанскую одежду («Made in Kazakhstan»), поддерживая тем самым отечественных производителей… Как вы считаете, что надо сделать, чтобы реально поддержать fashion-сектор?

- За 15 лет, которые Kazakhstan Fashion Week проводится в стране, мы то и делаем, что поддерживаем казахстанских производителей, а это и есть дизайнеры, когда-то начинавшие как конкурсанты (прим. New Generation), затем открывшие свои ателье, небольшие цеха, маленькие ИП и таким образом тоже вложившие силы в развитие индустрии в Казахстане. За 15 лет нам удалось очень многое, мы видели, как дизайнеры начинали свой путь и кем они стали, на примере Аиды Кауменовой, Сергей Шабунина, Айгуль Касымовой. Практически девяносто процентов дизайнеров вышли с Kazakhstan Fashion Week. И когда Нурсултан Назарбаев давал указания поддерживать сектор, мы надеялись и продолжаем надеяться, что государство обратит на нас, на казахстанских производителей внимание. Но есть же производство продуктов питания, товаров народного потребления, мы тоже относимся к этому кластеру, это тоже товары. Та одежда, которую Первый президент призывал носить казахстанцев. И мы это видим на примере прошедших лет: когда мы начинали, тогда у многих не возникало даже мысли, чтоб надеть что-то казахстанское. Это сейчас на показы дизайнеров гости, их клиенты, фанаты творчества приходят в их одежде. Я считаю, что это очень большой шаг. Но мне бы хотелось, чтобы было внимание к проекту, уникальному в стране тем, что мы под своим крылом объединяем многих дизайнеров, как начинающих, так и профессионалов. Мы находим для них мировые площадки, вывозим в соседние государства как Азербайджан, Грузия, Россия, Украина. Они посещают показы в Милане, в Париже, но этого мало. Естественно, им самим тяжело это сделать. Если бы была, и я надеюсь, есть программа по поднятию престижа марки казахстанских производителей, то было бы здорово, если бы наши дизайнеры попали в эту программу. И нам бы хотелось, чтоб проект Kazakhstan Fashion Week вошел в программу государственных мероприятий, которые проводятся в столице и в Алматы. Мы этот вопрос планируем поднимать и озвучили на встрече в департаменте культуры города Алматы, готовим письма на рассмотрение в вышестоящие инстанции. Ни один проект так долго в Казахстане не существует: у нас проходили конкурсы и фестивали песни и музыки, танцев, кинофестивали, они появляются и пропадают, но Казахстанская Неделя моды – стабильное мероприятие. Я считаю, что и благодаря казахстанской моде нас узнают за границей. О современности страны судят именно по культурным проектам: приезжая в Казахстан туристы с удовольствием покупают сувениры и одежду местных дизайнеров и затем на родине говорят, что это казахстанская марка.

2_30.jpg

- Есть ли конкретные предложения, которые могут привести к росту fashion-индустрии в Казахстане?

- Для начала нужно создать обучающие профессиональные центры на базе, например, KFW. Выделить деньги для аренды помещения, закупить хорошее швейное оборудование, обеспечить это помещение всем необходимым техническим оборудованием. Нанять педагогов и консультантов. Сотрудничать с цехами, чтобы молодые специалисты могли пройти практическое обучении на фабрике. В ближайшем будущем остро будет стоять проблема в человеческом капитале. В Казахстане уже сейчас наблюдается дефицит производственных кадров. Молодые люди стали выбирать такие профессии как: юрист, экономист, стилист, блогер и так далее. А стране нужны слесари, сантехники, инженеры, токари, преподаватели, работники медицины, полиции, пожарных служб и другие производственные кадры. Если бы все эти профессии, на которых строится и держится экономика, хорошо оплачивались – то молодые люди выбирали бы для себя эти профессии. Когда граждане страны хорошо зарабатывают, они соответственно хорошо живут, у них есть средства, которые можно потратить на одежду и развлечения. Тем, кто сегодня у власти надо понимать, что для государства все люди важны: и интеллигенция, и рабочий класс. Необходимо, чтобы Правительство Казахстана занималось этим вопросом, достойно оплачивало труд рабочего населения страны. Если все казахстанцы будут жить хорошо, то и дизайнеры будут творить, и отечественное производство будет только расти. Потому что дизайнеры смогут предложить им свой продукт и люди будут стремиться носить хорошие вещи, а не покупать на рынках китайский дешевый товар. Это глобальный проект, но ведь европейские страны как раз живут по этой схеме. Необходимо перенять этот опыт, ведь с чего-то нужно начинать строить правильную экономику, направленную на улучшение жизни каждого казахстанца.

3_27.jpg

- Обращались ли Вы в государственные структуры за помощью? Предлагали ли свои идеи?

- За 15 лет нашей работы проект KFW до сих пор не внесли в реестр государственных мероприятий. По этому поводу мы обратились в Управление культуры при алматинском акимате. Сейчас готовим соответствующее письмо с просьбой занести KFW в реестр государственных мероприятий. Я повторюсь, о современном государстве судят по тому, есть ли в стране своя мода и насколько она развита. Судят по тому, насколько развита архитектура и культура в этой стране. Если эти отрасли развивать - Казахстан станет интересен туристам. Ведь одна из главных текущих задач – развитие туризма, как внутреннего, так и внешнего. Необходимо также развивать науку, ведь без этого не будет никакого прогресса. Я часто задаю себе вопрос, что-то же должно измениться, чтобы поменялись ценности богатых людей, чтобы они наконец начали вливать свои капитал в отечественного производство, и это касается не только модной индустрии. Меня волнует этот вопрос, потому что мне небезразлично в каком государстве я живу. В нашей стране и в правительстве в том числе есть люди, которых также, как и меня волнует этот вопрос. Его нужно решать. Правительство должно бороться с коррупцией, развивать науку, промышленный кластер, тем самым поднимется и уровень жизни людей. Тогда и интерес к моде появится.


4144 просмотра

Самый экстремальный рыбак хотел бы половить сомов в Казахстане

Джереми Уэйд о легендах, речных монстрах, рыбалке в Чернобыле и сомах в Казахстане

Фото: Discovery Channel

В поисках речных монстров, самый, пожалуй, известный экстремальный рыбак в мире объездил разные страны и континенты. Он рассказывал о «Рыбаках в джунглях» на канале BBC, охотился за «Речными монстрами» на Animal Planet  и теперь берется разгадывать тайны самых отдаленных водоемов и их обитателей в программе «Джереми Уэйд: темные воды» на Discovery Channel.

- Какое место запомнилось вам больше всего, ведь вы так много путешествовали?

- Очень сложно выбрать что-то одно, я провел много времени в джунглях, ливневых лесах, много где. Иногда испытываешь дискомфорт, иногда захватывает дух…Назову один уголок нашей планеты, где виды просто потрясающие, – это Монголия. Я побывал там несколько лет назад в поисках тайменя. Таймень – это рыба из семейства лососевых, но она никогда не добирается до моря, она просто мигрирует вверх и вниз по течению реки. И виды были настолько невероятные, что мне иногда хотелось прекратить рыбачить. Я сплавлялся вниз по реке на плоту, и вместо того чтобы все время забрасывать удочку, я хотел просто любоваться. Важный момент – в те края нужно ехать в правильное время года, ведь зелень там держится только пару месяцев.

- Что вы считаете своим самым большим достижением в жизни?

- Пару лет назад мы снимали сельдяного короля, или ремнетела – глубоководную рыбу, которая очень редко попадается на глаза. Это очень длинная лентообразная рыба. Думаю, я стал первым телеведущим, который оказался в кадре с ремнетелом. Мы очень много и долго к этому готовились плюс нам очень повезло. Но что касается достижений в целом – мы помогаем людям быть неравнодушными, интересоваться тем, кто живет рядом с ними в реках. Многие люди знают о том, кто живет в морях. Начиная с Жака Кусто было снято множество хороших телепередач о том, кто живет в океанах. Мало кто занимался пресноводными водоемами, поскольку в большинстве рек вода мутная, и нельзя увидеть, что в ней происходит. Если кто-то нырнет в воду, они не смогут ничего снять. Так что мы придумали способ показать этих животных – мы рассказываем о них увлекательные истории со свидетельствами очевидцев, а в конце показываем саму рыбу. И очень часто получалось так, что люди никогда раньше не видели этот вид на ТВ, даже не знали, что он существует.

А еще раньше я работал учителем. У меня в общей сложности было около 200 учеников, и это было очень тяжело. А сейчас я оказался в ситуации, где я учу в очень приятной форме аудиторию, состоящую из миллионов людей по всему миру, в каждой стране мира. И это приносит мне удовольствие. Мне нравится видеть энтузиазм и интерес со стороны зрителей. Как следствие, люди начинают заботиться о пресных водоемах и их обитателях, так что я назвал бы это моим достижением. И я бы хотел подчеркнуть, конечно же, что это не только мое достижение, это командное достижение, так как есть целая продюсерская команда, есть съемочная группа на месте, и есть телеканалы Animal Planet и Discovery Channel, которые все это транслируют. Я должен сказать, что Казахстан – это одно из мест, где я еще не был, и мне очень хочется туда поехать, потому что у вас в дельте реки Или живут очень большие сомы, о которых я слышал. Так что, возможно, однажды я к вам приеду.

- Мы были бы очень рады, если бы вы приехали. Вы могли бы вернуться немного назад и рассказать нам, как именно вы заинтересовались рыбалкой? Это был конкретный момент или вы всегда знали, что вам это интересно?

- Нет. Многие люди начинают заниматься рыбной ловлей, потому что их учит отец или дед. В моей семье никто не рыбачил, но я вырос на юго-востоке Англии, где река протекала прямо через нашу деревню. Многие мальчишки рыбачили, но обычно не очень успешно. И когда я начал, мне тоже нечем было похвастаться, мне это казалось очень глупым занятием. Ну вы понимаете – стоишь под дождем целый день, и ничего не происходит. В чем смысл? Я мог бы заняться чем-то еще. А потом один из моих школьных друзей, который знал, как ловить рыбу, потому что его дед был рыбаком, одолжил мне снаряжение получше, рассказал, что нужно делать, я поймал одну рыбину, и мне кажется, что как только я ее поймал, произошло какое-то волшебство. И мне захотелось выяснить, что же еще водится в реке.

На это можно посмотреть и с другой точки зрения. Люди спрашивают альпинистов, скалолазов: «Почему вы это делаете?». И есть очень известный ответ на этот вопрос, который, как мне кажется, принадлежит Эдмунду Хиллари, но я не уверен. «Почему вы взбираетесь на горы?» – «Потому что они есть». Со мной было то же. Передо мной была река, и это было приключение. Я шел через поля, я уходил далеко от поселений, я был один. Очень часто я не видел ни одного человека целыми днями. Это было по-настоящему, это было путешествие. Мне казалось, что я открываю что-то новое, не уходя далеко от дома, и это чувство заставляло меня двигаться дальше.

- Вы заинтересовались рыбалкой в очень юном возрасте. То есть сначала был интерес к рыбалке, и уже потом – к путешествиям?

- Точно. Я много рыбачил в Англии, и однажды наступил момент, когда все начало казаться очень знакомым. Мне хотелось чего-то нового. Я услышал о рыбе в Индии, и решил поехать туда. Я совершенно не понимал, что делаю, меня мало интересовали путешествия, мне просто хотелось поехать и найти эту рыбу, что я и сделал. Это было в 1982 году, и у меня было что-то вроде 300 фунтов в пересчете на современные деньги. Я тратил ничтожно мало, но это было на три месяца и было очень сложно. Когда я вернулся домой, у меня было такое чувство удовлетворения от того, что я смог выжить и путешествовать, это было как новая зависимость. Когда я вернулся из Индии, я подумал, что хочу поехать куда-нибудь еще. В других местах должна быть другая рыба, другие реки. И я стал планировать следующие поездки.

- Вы могли бы рассказать об истории, которую вам удалось опровергнуть. Сказать «нет, такого существа в реальной жизни нет».

- В первом сезоне программы «Речные монстры» я поймал очень больших тупорылых акул в реке в Южной Африке. Многие люди и не думали, что тупорылые акулы могут заплывать вверх по течению реки. Большинство людей скажут вам, что тупорылые акулы – очень глупые животные. Что они очень агрессивны, и, если дать им шанс, они нападут на человека. На самом деле тупорылые акулы не нападают на людей осознанно. Я работал с учеными, мы пометили двух особей, двух очень больших самцов тупорылой акулы – три метра в длину, 250 кг – с использованием акустических меток, чтобы можно было отследить их передвижения и знать, где они находятся. Их не видно, нет никакого плавника над поверхностью, не видно вообще ничего, но можно узнать, где они. Ученые отслеживали передвижения этих акул, и иногда, когда кто-то оказывался в воде, акулы передвигались невероятно быстро, чтобы проверить, что вызвало колебания в воде. Они подплывали на расстояние в несколько метров и разворачивались. Человек и не знал, что это произошло. Суть в том, что тупорылые акулы любят рыбу. Они предпочитают конкретные виды рыбы. Они как мы, не едят все подряд. Их не интересуют люди. На человека они могут напасть по случайности. Например, если вода была мутная. У рыб нет рук, они все проверяют на зуб. И для них это мелочь, а человек в результате лишается ноги. Но в этой конкретной реке, где в то время было много рыбы, акулы избегали людей, и это полностью противоречило всему, что говорилось о тупорылых акулах. Тут история не о том, существует ли то или иное животное, тут суть в том, что представление о тупорылых акулах не соответствует действительности. Они значительно более сообразительные и менее агрессивные, чем все думают.

- Вам удалось разгадать какие-нибудь речные загадки и секреты?

- Думаю, да. Во многих программах нет окончательного ответа. Один очень хороший пример – это первая серия программы «Джереми Уэйд: темные воды», которая с 30 июня будет выходить по воскресеньям на Discovery Channel и где мы изучаем истории об озерных монстрах в Италии. Еще в Средние века люди видели странных существ в этом озере, и они заметили их совсем недавно. Два человека мне рассказали, что обнаружили в озере странных существ. Я старался понять, идет ли речь о реально существующем животном, которое бы подходило по размеру и которое бы похоже двигалось. И в конце серии я получил ответ, в котором я относительно уверен. Единственный способ его проверить – полностью осушить озеро, что невозможно. Так что загадка остается. Если бы можно было осушить озеро Лох-Несс, то его тайна была бы разгадана. Так что да, во многих сериях моих программ мне удавалось дать очень правдоподобный ответ. Может быть, не со стопроцентной уверенностью, но, если бы это был суд с 12 присяжными, большинство сказало бы «да, мы верим». 

- Назовите пять самых опасных видов речных рыб в Европе и где они обитают?

- Первая серия программы «Джереми Уэйд: темные воды» об итальянском озерном монстре построена как детектив, поэтому я не хотел бы рассказывать слишком много до того, как люди ее посмотрят. Я попытался выяснить, существует ли в действительности персонаж этих историй. Так что в конце серии вы увидите один из европейских видов, который огромен и потенциально опасен. Если говорить о героях других программ, то пару раз занимался ловлей европейского (обыкновенного) сома. Эта рыба, как ни удивительно, может быть очень опасной. Дело в том, что сомы строят свои жилища на мелководье, иногда на глубине всего около 2 метров. Они делают небольшую ямку на дне озера или реки и очень агрессивно ее защищают. Несколько лет назад я снимал программу на озере в Германии недалеко от Берлина, где покусали нескольких пловцов. У них на ногах были огромные – сантиметров по 20 – следы от укусов. К счастью, никого не утащили под воду, но многие люди были очень напуганы. Упомяну также щуку, которая живет по всей Европе. Щуки нападают на водоплавающих птиц и даже на собак, если те оказываются в воде. Есть истории о том, как сильно они покусали людей, но я в них не очень-то верю. Однако при ловле щук нужно быть очень осторожными – если щука укусит, мало не покажется. И еще одна потенциально опасная рыба – это разные виды осетровых. Они не хищники, у них нет зубов, но эти рыбы массивны, и если она выпрыгнет из воды и навалится всей тушей, хорошего мало. Но эти случаи скорее из разряда случайностей, специально осетры нападать не будут. В Европе, пожалуй, на этом все. По сравнению с другими регионами здесь не так много опасных рыб.

- Чем рыбы могут быть опасны?

- Очень часто, когда я говорю, что та или иная рыба опасна, то не имею в виду, что они специально нападают на человека. Иногда человек может слишком близко подойти к месту, где рыбы размножаются, и те защищают свою территорию. Иногда в реке плохая видимость, и рыбы не разбирают, кто и что перед ними. Например, если щука кусает за ногу, она может не знать, что это нога. Она видит в реке что-то светлое и думает, что это маленькая рыба. В общем, если рыба нападает на человека, чаще всего виноват он сам.

- Едят ли люди опасных рыб?

- Потенциально да. Так исторически сложилось, что люди ели сомов. Люди ели щук, осетров, ели осетровую икру. Но, к сожалению, популяции большинства пресноводных рыб очень сильно сократились. Так что сегодня большинство рыбаков отпускает добычу обратно в реку, потому что иначе бы рыба и вовсе перевелась. 

- Самая необычная рыба в мире?

- Думаю, я ее увидел, когда рыбачил в прудах-охладителях в Чернобыле несколько лет назад. Там была очень большая популяция обыкновенного судака. Я ловил их на маленькие искусственные приманки, но там были еще и большие сомы. Было необычно видеть такую крупную рыбу так близко к промышленным сооружениям. И поскольку там закрытая зона, этих рыб оставили в покое, и они вымахали до значительных размеров. В общем, это была невероятная картина – крупные рыбы рядом с промышленными объектами, такого я раньше нигде не видел.

- Какую рыбу было сложнее всего найти?

- Думаю, сложнее всего было найти большую тигровую рыбу в Конго. Я впервые оказался в ливневых лесах в сердце Африки. Это было в 1985 году, когда это все еще был Заир, – сейчас это ДРК, Демократическая республика Конго. Я побывал там, когда там правил диктатор Мобуту. Туда было очень сложно попасть, да и обстановка в целом была напряженной. Сейчас, правда, ненамного лучше. Я провел там два месяца – это было очень тяжело. За все это время и ничего не поймал. Потом я вернулся туда через шесть лет и кое-что поймал. А потом мы решили еще раз туда поехать, это был первый или второй сезон программы «Речные монстры», и мне удалось поймать один экземпляр приличного размера в кадре. Это было очень сложно – найти и затем заснять эту рыбу.

- Самый сложный момент в вашей карьере на ТВ?

- В 2002 году, еще до программы «Речные монстры», я снимался в программе под названием Jungle Hooks, дело было в Амазонии. Мы вели съемки с воздуха, и наш вертолет упал. Все случилось моментально, ничего нельзя было сделать. Я просто сидел и ждал удара об землю и того, что будет очень больно. А на самом деле, ничего такого не произошло. Каким-то чудом никто не пострадал. 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций