Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1249 просмотров

Алексей Чжен: «К моде нужно относиться с юмором и не нужно от нее фанатеть»

Казахстанский дизайнер поделился с читателями Kursiv планами, которые собирается осуществить в ближайшем будущем

фото: Олег Спивак

Он стоит у истоков становления отечественной fashion-индустрии, его имя уже давно не нуждается в представлении в модном мире нашей страны, основатель бренда «Alex Chzhen», стилист, арт-директор Kazakhstan Fashion Week (KFW) Алексей Чжен рассказал Kursiv о становлении своей личной модной истории, о том, где он черпает вдохновение для создания новых коллекций, а также поделился планами, которые собирается осуществить в ближайшем будущем.

- Алексей, как Вы нашли дело своей жизни?

-  Это было определено. Можно сказать, любовь к моде появилась с самых ранних лет, впоследствии это стало моим образом жизни. Потому что я из династии портных, моя прабабушка и мама были портными, и в такие тяжелые времена нехватки средств мне приходилось помогать маме шить одежду, в том числе и для себя. Мама в основном занималась пошивом мужской одежды, и я ей в этом помогал. Тогда я не мог позволить себе купить, например, новый костюм, и приходилось перекраивать чью-то старую одежду. Труд портнихи очень тяжелый. Я видел, как мама ночами работала, и старался  помогать ей в силу того, что я смог бы сделать, и вот так постепенно осваивал азы портного. В то время я не знал понятий «модно», «стиль», «тренды». Просто научился сам перешивать одежду, чтобы как-то расширить свой гардероб.

- Когда Вы переехали в Алматы? И почему выбрали именно этот город для своей реализации?

- В Алматы я оказался уже после Москвы. Это меня Саят Досыбаев перетянул в этот город. Потому что я учился в Москве, потом в Милане, потом отправился на стажировку в Париж и после снова вернулся в Москву. У Саята в Алматы начинался свой проект, он создал общественный иллюстрированный журнал «Рандеву» (этот проект существует до сих пор – прим. Kursiv). И Саят предложил мне попробовать сделать модный проект в Алматы. С этого и началась история KFW. Но сначала проект назывался Almaty Fashion Week, а потом уже Kazakhstan Fashion Week .

- Ваши коллекции всегда конструктивны и в то же время необычны. Вам с легкостью удается за счет простых линий и монохромной цветовой гаммы создать женственную и элегантную вещь. Как Вы пришли к «простоте кроя»?

- Мне всегда нравилась простота кроя. Я и сам так одеваюсь. И люблю моду для интеллектуалов. Для меня все идеально, когда все очень просто. Я считаю, что это дурной тон, когда человек носит одежду с различными надписями, лейблами. Это право каждого человека, но такой стиль – это совершенно не мое. Я всегда говорю на своих мастер-классах: «Не мы для вещей, а вещи - для нас». К моде надо относиться с юмором, и не надо фанатеть. Надо найти среди разнообразных стилей и трендов что-то свое.

- Расскажите, пожалуйста, что подразумевает направление интеллектуальная мода?

- Это про минимализм кроя, четкость линий и деконструктивизм. Это мода для уверенных в себе и самодостаточных. Такие вещи необязательно должны быть дорогими. Интеллектуальная мода не приемлет логотипы и другие заявления о «крутизне», она спокойна, этим, наверное, и делает ярче своего носителя.

- Получается стиль важнее, чем мода?

- Абсолютно верно.

- Какой стиль у Алексея Чжена?

- Мой стиль основан на классике. Не люблю слово «удобство», моя одежда аскетична, но при этом очень конструктивна.

- Вы любите работать с черным цветом?

- Я обожаю черный и белый цвета, которые преобладают во всех моих коллекциях. И когда меня партнеры заставляют вносить другой яркий цвет, у меня просто истерика. Я понимаю, цветная коллекция связана с финансами, возможно, ее легче продать… Но когда я рисую эскизы в цвете, то понимаю что, все это абсолютно не мое.

- Евгения Тян на одном из показов отечественного дизайнера (Дениса Тяна - прим Kursiv), который состоялся в ноябре 2018 года, пришла в черно-белом пиджаке «by Alex Chzhen». Расскажите, в какой технике Вы работали?

- Это пэчворк (patchwork - «изделие из лоскутов» - прим. Kursiv), ручная работа, мы его очень долго собирали. Эта коллекция в моем конструктивном стиле и она получилась достаточно успешной.

- Что Вас вдохновляет?

- Все по-разному происходит, но в основном меня вдохновляют люди. Меня поражают (в хорошей смысле слова - добавил) дизайнеры, которых вдохновляют, например, театры, балет, цветы, какой-то вид спорта - фехтование, например, или погода за окном. У меня все всегда складывается в одну картину, некий собирательный образ получается. Например, это бывает так – я лечу в самолете, вижу фантик от конфеты и думаю, какая красивая была бы ткань. И вот этот мусор я собираю, у меня на складе уже гора фантиков.

- Вы любите сладкое?

- Я вообще не ем сладкое и не ем хлеб. Просто, когда я вижу какую-то фактуру, цвет, мне необходимо это зарисовать. А вообще меня, конечно, вдохновляют люди.

- А сколько времени уходит на создание коллекции?

- Вот допустим этот жилет из бисера, который я вышивал 3 месяца, вышивал для настроения (смеется) и хочу подарить его Розе Рымбаевой на память. У нее много моих вещей. Когда я плету, создаю подобные вещи – для меня это своеобразная медитация.

- Чем отличается бренд Alex Chzhen от других отечественных брендов?

- Пусть это будет нескромно сказано, но мой бренд профессиональный во всех отношениях. Я не делаю согласно требованию других, не делаю вещи, которые будут выглядеть дешево и бездарно. Я могу, конечно, создавать что-то подобное, если это связано с коммерцией, чтобы на этом заработать. Наверное, с одной стороны это правильно, с другой – нет. Мои вещи можно домысливать – это еще одна отличительная черта. Я не люблю законченность. Человек, приобретая вещь Alex Chzhen, должен еще с ней поработать. Я делаю так, чтобы вещь не была одноразовой, она должна сочетаться в разных стилях и долго «жить». У меня есть клиенты и друзья, которые годами носят мои изделия. И они всегда по-разному смотрятся в look'ах (образах – прим. Kursiv), в зависимости от того, как человек ее сочетает. Моя самая главная цель - построить коллекцию, чтобы она была как конструктор Лего (LEGO – прим. Kursiv).

- Бренд Alex Chzhen - дорогое удовольствие?

- Всегда по-разному. Есть платья, например, которые стоят 30 000  тенге. Все зависит от ткани, техники работы. Если изделие выполнено полностью вручную, соответственно, оно будет стоить дороже.

- Вещи, которые представлены на показе, они дороже стоят?

- Это всегда прототипы, которые мы потом начнем множить. Почему делается показ? Это же не только PR (реклама – прим. Kursiv). После показа мы, как правило, проводим аналитику и смотрим, насколько та или иная модель была удачно сделана, на что обратили внимание гости показа, ну и многие другие критерии. Поэтому цена абсолютно не зависит от того, была вещь представлена на показе или нет. Цена зависит от выбранной ткани, затраченного времени на ее пошив, от работы конструктора.

- Некоторые представители отечественной fashion-индустрии и просто модники, не являющиеся Вашими клиентами, считают, что вещи Alex Chzhen стоят очень дорого…

- Это миф. У нас есть свои клиенты, которые хотят приобрести понравившуюся вещь. У нас нет цели или лозунга: «Вы должны приобрести что-то модное». Человек приобретает наш бренд, только если желает этого.

- Вы не планируете развивать свой бизнес или популяризовать свой бренд в Москве?

- Мы уже начали работать с Москвой. У меня уже был такой «пылкий роман» с этим городом, он закончился, так как я переехал в Алматы, когда мы с Саятом Досыбаев делали первые шаги для становления Almaty Fashion Week (сейчас Kazakhstan Fashion Week – прим. Kursiv). В Москве у меня есть много друзей, как в модном мире, так и в шоу-бизнесе, а также есть клиенты, которые любят и носят бренд Alex Chzhen. И я консультирую их по стилю. Работаю с Анитой Цой, Любовью Успенской, Сергеем Лазаревым, Филиппом Киркоровым, Дмитрием Биланом, а также с известными блогерами и представителями «светского мира», таким как Ксения Собчак, например. Я не буду говорить, какой именно, но у нас с Лилией Рах есть один проект, который в скором времени мы хотим реализовать в Москве.

- У Лили Рах, насколько мне известно, есть магазин в Сочи. Будут ли совместные модные проекты в этом городе?

- В Сочи проект у Лилии Рах. Мы делали в этом городе в рамках Кинотавра (открытый российский кинофестиваль – ОРКФ – прим. Kursiv) показ казахстанских дизайнеров. Это было достаточно профессионально организовано: на набережной у Черного моря.

- Вы, наверное, единственный отечественный дизайнер, бренд которого размещен в Sauvage?

- Мой бренд представлен в магазинах Лилии Рах, не потому что мы с ней дружим (смеется). Она очень долго не брала мой бренд, даже тогда, когда мы вплотную начали сотрудничать. Мы 20 лет с ней дружим, а она стала продавать вещи Alex Chzhen два года назад. Ранее ей не нравился мой стиль работы. Она говорила: «Алексей, я не вижу тебя в своем концепте», и я не обижался.

- А где Вы закупаете ткани для создания своих коллекций?

- Есть очень хорошие крупные компании в Южной Корее, Китае (Пекине и Шанхае), в Турции, иногда заказываем что-то из Милана, иногда закупаем ткани на выставке во Франции.

- В коллаборации с Ларией Джакамбаевой полтора года назад была выпущена коллекция «ONE-TO-ONE». Насколько она была успешной?

- Ткани для этой коллекции частично были закуплены в Корее, а также в Бишкеке (Кыргызская республика - прим. Kursiv). Лария – мой близкий друг и очень талантливый дизайнер. Создание этой коллекции было таким экспериментом. Она, кстати, закончила институт дизайна «Марангони» (Istituto Marangoni – прим. Kursiv), и работает в романтическом стиле, а я в стиле конструктивизма, и создание совместных коллекций было для нас неким экспериментом смешения стилей. Две коллекции были удачными, а последняя – стала менее удачной. Потому что, видимо, нельзя изменять своему направлению. Я всегда наблюдаю за ее творчеством, и то, что она делает сама, то, что она делает сейчас – это ее стиль, коллекции потрясающие получаются. А у меня свое видени, и совершенно другой стиль. Я заметил, что из коллекции «ONE-TO-ONE» она взяла наши пиджаки, но уже в своей какой-то переработке. Мы друг друга многому научили. Мы не разошлись, а приостановили совместные планы по созданию будущих коллекций, так как сейчас у нее другие планы, летом она переезжает на постоянное место жительства в Лос-Анджелес (США- прим. Kursiv). И там она будет строить свою компанию.

- Какие бренды предпочитаете носить?

 - Я предпочитаю японские и бельгийские бренды: Ёдзи Ямамото (Yohji Yamamoto- прим. Kursiv) и Ком де Гарсон (Comme des Garçons - прим. Kursiv).

 - Потому что этот стиль чем-то похож на Ваш?

- Да, можно сказать, что они являются моими кумирами. Мне также нравится то, что создавали Ив Сен-Лоран (Yves Saint Laurent –прим. Kursiv) и гений кроя - Том Форд (Thomas Carlyle Ford - прим. Kursiv). Но я с удовольствием ношу и казахстанские бренды, например, мне очень нравятся мужские коллекции Саята Досыбаева.

- Иконы стиля в Казахстане для Вас?

 - Я не люблю создавать себе кумиров. Но если говорить именно о нашей стране, то это, безусловно, всем известный байер Лилия Рах. Не потому что она моя подруга, а потому что у нее есть тот вкус, который формирует нашу моду.

- Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать молодой дизайнер, чтобы реализоваться и стать успешным?

- Во-первых, он должен быть талантлив, трудолюбив, у него должен быть собственный почерк. Специальное профессиональное образование тоже имеет немаловажную роль в его становлении. Ведь, согласитесь, рисовать может кто угодно. Но вот если ты не умеешь шить и конструировать, не можешь говорить на одном языке с людьми, которые создают с тобой коллекцию, ты не профессионал. Наличие здоровых амбиций – тоже важное качество. И я сейчас говорю вовсе не о тщеславии, а об умении совершенствовать свое мастерство. Амбиции должны быть подтверждены профессионализмом и талантом.


4114 просмотров

Самый экстремальный рыбак хотел бы половить сомов в Казахстане

Джереми Уэйд о легендах, речных монстрах, рыбалке в Чернобыле и сомах в Казахстане

Фото: Discovery Channel

В поисках речных монстров, самый, пожалуй, известный экстремальный рыбак в мире объездил разные страны и континенты. Он рассказывал о «Рыбаках в джунглях» на канале BBC, охотился за «Речными монстрами» на Animal Planet  и теперь берется разгадывать тайны самых отдаленных водоемов и их обитателей в программе «Джереми Уэйд: темные воды» на Discovery Channel.

- Какое место запомнилось вам больше всего, ведь вы так много путешествовали?

- Очень сложно выбрать что-то одно, я провел много времени в джунглях, ливневых лесах, много где. Иногда испытываешь дискомфорт, иногда захватывает дух…Назову один уголок нашей планеты, где виды просто потрясающие, – это Монголия. Я побывал там несколько лет назад в поисках тайменя. Таймень – это рыба из семейства лососевых, но она никогда не добирается до моря, она просто мигрирует вверх и вниз по течению реки. И виды были настолько невероятные, что мне иногда хотелось прекратить рыбачить. Я сплавлялся вниз по реке на плоту, и вместо того чтобы все время забрасывать удочку, я хотел просто любоваться. Важный момент – в те края нужно ехать в правильное время года, ведь зелень там держится только пару месяцев.

- Что вы считаете своим самым большим достижением в жизни?

- Пару лет назад мы снимали сельдяного короля, или ремнетела – глубоководную рыбу, которая очень редко попадается на глаза. Это очень длинная лентообразная рыба. Думаю, я стал первым телеведущим, который оказался в кадре с ремнетелом. Мы очень много и долго к этому готовились плюс нам очень повезло. Но что касается достижений в целом – мы помогаем людям быть неравнодушными, интересоваться тем, кто живет рядом с ними в реках. Многие люди знают о том, кто живет в морях. Начиная с Жака Кусто было снято множество хороших телепередач о том, кто живет в океанах. Мало кто занимался пресноводными водоемами, поскольку в большинстве рек вода мутная, и нельзя увидеть, что в ней происходит. Если кто-то нырнет в воду, они не смогут ничего снять. Так что мы придумали способ показать этих животных – мы рассказываем о них увлекательные истории со свидетельствами очевидцев, а в конце показываем саму рыбу. И очень часто получалось так, что люди никогда раньше не видели этот вид на ТВ, даже не знали, что он существует.

А еще раньше я работал учителем. У меня в общей сложности было около 200 учеников, и это было очень тяжело. А сейчас я оказался в ситуации, где я учу в очень приятной форме аудиторию, состоящую из миллионов людей по всему миру, в каждой стране мира. И это приносит мне удовольствие. Мне нравится видеть энтузиазм и интерес со стороны зрителей. Как следствие, люди начинают заботиться о пресных водоемах и их обитателях, так что я назвал бы это моим достижением. И я бы хотел подчеркнуть, конечно же, что это не только мое достижение, это командное достижение, так как есть целая продюсерская команда, есть съемочная группа на месте, и есть телеканалы Animal Planet и Discovery Channel, которые все это транслируют. Я должен сказать, что Казахстан – это одно из мест, где я еще не был, и мне очень хочется туда поехать, потому что у вас в дельте реки Или живут очень большие сомы, о которых я слышал. Так что, возможно, однажды я к вам приеду.

- Мы были бы очень рады, если бы вы приехали. Вы могли бы вернуться немного назад и рассказать нам, как именно вы заинтересовались рыбалкой? Это был конкретный момент или вы всегда знали, что вам это интересно?

- Нет. Многие люди начинают заниматься рыбной ловлей, потому что их учит отец или дед. В моей семье никто не рыбачил, но я вырос на юго-востоке Англии, где река протекала прямо через нашу деревню. Многие мальчишки рыбачили, но обычно не очень успешно. И когда я начал, мне тоже нечем было похвастаться, мне это казалось очень глупым занятием. Ну вы понимаете – стоишь под дождем целый день, и ничего не происходит. В чем смысл? Я мог бы заняться чем-то еще. А потом один из моих школьных друзей, который знал, как ловить рыбу, потому что его дед был рыбаком, одолжил мне снаряжение получше, рассказал, что нужно делать, я поймал одну рыбину, и мне кажется, что как только я ее поймал, произошло какое-то волшебство. И мне захотелось выяснить, что же еще водится в реке.

На это можно посмотреть и с другой точки зрения. Люди спрашивают альпинистов, скалолазов: «Почему вы это делаете?». И есть очень известный ответ на этот вопрос, который, как мне кажется, принадлежит Эдмунду Хиллари, но я не уверен. «Почему вы взбираетесь на горы?» – «Потому что они есть». Со мной было то же. Передо мной была река, и это было приключение. Я шел через поля, я уходил далеко от поселений, я был один. Очень часто я не видел ни одного человека целыми днями. Это было по-настоящему, это было путешествие. Мне казалось, что я открываю что-то новое, не уходя далеко от дома, и это чувство заставляло меня двигаться дальше.

- Вы заинтересовались рыбалкой в очень юном возрасте. То есть сначала был интерес к рыбалке, и уже потом – к путешествиям?

- Точно. Я много рыбачил в Англии, и однажды наступил момент, когда все начало казаться очень знакомым. Мне хотелось чего-то нового. Я услышал о рыбе в Индии, и решил поехать туда. Я совершенно не понимал, что делаю, меня мало интересовали путешествия, мне просто хотелось поехать и найти эту рыбу, что я и сделал. Это было в 1982 году, и у меня было что-то вроде 300 фунтов в пересчете на современные деньги. Я тратил ничтожно мало, но это было на три месяца и было очень сложно. Когда я вернулся домой, у меня было такое чувство удовлетворения от того, что я смог выжить и путешествовать, это было как новая зависимость. Когда я вернулся из Индии, я подумал, что хочу поехать куда-нибудь еще. В других местах должна быть другая рыба, другие реки. И я стал планировать следующие поездки.

- Вы могли бы рассказать об истории, которую вам удалось опровергнуть. Сказать «нет, такого существа в реальной жизни нет».

- В первом сезоне программы «Речные монстры» я поймал очень больших тупорылых акул в реке в Южной Африке. Многие люди и не думали, что тупорылые акулы могут заплывать вверх по течению реки. Большинство людей скажут вам, что тупорылые акулы – очень глупые животные. Что они очень агрессивны, и, если дать им шанс, они нападут на человека. На самом деле тупорылые акулы не нападают на людей осознанно. Я работал с учеными, мы пометили двух особей, двух очень больших самцов тупорылой акулы – три метра в длину, 250 кг – с использованием акустических меток, чтобы можно было отследить их передвижения и знать, где они находятся. Их не видно, нет никакого плавника над поверхностью, не видно вообще ничего, но можно узнать, где они. Ученые отслеживали передвижения этих акул, и иногда, когда кто-то оказывался в воде, акулы передвигались невероятно быстро, чтобы проверить, что вызвало колебания в воде. Они подплывали на расстояние в несколько метров и разворачивались. Человек и не знал, что это произошло. Суть в том, что тупорылые акулы любят рыбу. Они предпочитают конкретные виды рыбы. Они как мы, не едят все подряд. Их не интересуют люди. На человека они могут напасть по случайности. Например, если вода была мутная. У рыб нет рук, они все проверяют на зуб. И для них это мелочь, а человек в результате лишается ноги. Но в этой конкретной реке, где в то время было много рыбы, акулы избегали людей, и это полностью противоречило всему, что говорилось о тупорылых акулах. Тут история не о том, существует ли то или иное животное, тут суть в том, что представление о тупорылых акулах не соответствует действительности. Они значительно более сообразительные и менее агрессивные, чем все думают.

- Вам удалось разгадать какие-нибудь речные загадки и секреты?

- Думаю, да. Во многих программах нет окончательного ответа. Один очень хороший пример – это первая серия программы «Джереми Уэйд: темные воды», которая с 30 июня будет выходить по воскресеньям на Discovery Channel и где мы изучаем истории об озерных монстрах в Италии. Еще в Средние века люди видели странных существ в этом озере, и они заметили их совсем недавно. Два человека мне рассказали, что обнаружили в озере странных существ. Я старался понять, идет ли речь о реально существующем животном, которое бы подходило по размеру и которое бы похоже двигалось. И в конце серии я получил ответ, в котором я относительно уверен. Единственный способ его проверить – полностью осушить озеро, что невозможно. Так что загадка остается. Если бы можно было осушить озеро Лох-Несс, то его тайна была бы разгадана. Так что да, во многих сериях моих программ мне удавалось дать очень правдоподобный ответ. Может быть, не со стопроцентной уверенностью, но, если бы это был суд с 12 присяжными, большинство сказало бы «да, мы верим». 

- Назовите пять самых опасных видов речных рыб в Европе и где они обитают?

- Первая серия программы «Джереми Уэйд: темные воды» об итальянском озерном монстре построена как детектив, поэтому я не хотел бы рассказывать слишком много до того, как люди ее посмотрят. Я попытался выяснить, существует ли в действительности персонаж этих историй. Так что в конце серии вы увидите один из европейских видов, который огромен и потенциально опасен. Если говорить о героях других программ, то пару раз занимался ловлей европейского (обыкновенного) сома. Эта рыба, как ни удивительно, может быть очень опасной. Дело в том, что сомы строят свои жилища на мелководье, иногда на глубине всего около 2 метров. Они делают небольшую ямку на дне озера или реки и очень агрессивно ее защищают. Несколько лет назад я снимал программу на озере в Германии недалеко от Берлина, где покусали нескольких пловцов. У них на ногах были огромные – сантиметров по 20 – следы от укусов. К счастью, никого не утащили под воду, но многие люди были очень напуганы. Упомяну также щуку, которая живет по всей Европе. Щуки нападают на водоплавающих птиц и даже на собак, если те оказываются в воде. Есть истории о том, как сильно они покусали людей, но я в них не очень-то верю. Однако при ловле щук нужно быть очень осторожными – если щука укусит, мало не покажется. И еще одна потенциально опасная рыба – это разные виды осетровых. Они не хищники, у них нет зубов, но эти рыбы массивны, и если она выпрыгнет из воды и навалится всей тушей, хорошего мало. Но эти случаи скорее из разряда случайностей, специально осетры нападать не будут. В Европе, пожалуй, на этом все. По сравнению с другими регионами здесь не так много опасных рыб.

- Чем рыбы могут быть опасны?

- Очень часто, когда я говорю, что та или иная рыба опасна, то не имею в виду, что они специально нападают на человека. Иногда человек может слишком близко подойти к месту, где рыбы размножаются, и те защищают свою территорию. Иногда в реке плохая видимость, и рыбы не разбирают, кто и что перед ними. Например, если щука кусает за ногу, она может не знать, что это нога. Она видит в реке что-то светлое и думает, что это маленькая рыба. В общем, если рыба нападает на человека, чаще всего виноват он сам.

- Едят ли люди опасных рыб?

- Потенциально да. Так исторически сложилось, что люди ели сомов. Люди ели щук, осетров, ели осетровую икру. Но, к сожалению, популяции большинства пресноводных рыб очень сильно сократились. Так что сегодня большинство рыбаков отпускает добычу обратно в реку, потому что иначе бы рыба и вовсе перевелась. 

- Самая необычная рыба в мире?

- Думаю, я ее увидел, когда рыбачил в прудах-охладителях в Чернобыле несколько лет назад. Там была очень большая популяция обыкновенного судака. Я ловил их на маленькие искусственные приманки, но там были еще и большие сомы. Было необычно видеть такую крупную рыбу так близко к промышленным сооружениям. И поскольку там закрытая зона, этих рыб оставили в покое, и они вымахали до значительных размеров. В общем, это была невероятная картина – крупные рыбы рядом с промышленными объектами, такого я раньше нигде не видел.

- Какую рыбу было сложнее всего найти?

- Думаю, сложнее всего было найти большую тигровую рыбу в Конго. Я впервые оказался в ливневых лесах в сердце Африки. Это было в 1985 году, когда это все еще был Заир, – сейчас это ДРК, Демократическая республика Конго. Я побывал там, когда там правил диктатор Мобуту. Туда было очень сложно попасть, да и обстановка в целом была напряженной. Сейчас, правда, ненамного лучше. Я провел там два месяца – это было очень тяжело. За все это время и ничего не поймал. Потом я вернулся туда через шесть лет и кое-что поймал. А потом мы решили еще раз туда поехать, это был первый или второй сезон программы «Речные монстры», и мне удалось поймать один экземпляр приличного размера в кадре. Это было очень сложно – найти и затем заснять эту рыбу.

- Самый сложный момент в вашей карьере на ТВ?

- В 2002 году, еще до программы «Речные монстры», я снимался в программе под названием Jungle Hooks, дело было в Амазонии. Мы вели съемки с воздуха, и наш вертолет упал. Все случилось моментально, ничего нельзя было сделать. Я просто сидел и ждал удара об землю и того, что будет очень больно. А на самом деле, ничего такого не произошло. Каким-то чудом никто не пострадал. 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций