Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


903 просмотра

Алексей Чжен: «К моде нужно относиться с юмором и не нужно от нее фанатеть»

Казахстанский дизайнер поделился с читателями Kursiv планами, которые собирается осуществить в ближайшем будущем

фото: Олег Спивак

Он стоит у истоков становления отечественной fashion-индустрии, его имя уже давно не нуждается в представлении в модном мире нашей страны, основатель бренда «Alex Chzhen», стилист, арт-директор Kazakhstan Fashion Week (KFW) Алексей Чжен рассказал Kursiv о становлении своей личной модной истории, о том, где он черпает вдохновение для создания новых коллекций, а также поделился планами, которые собирается осуществить в ближайшем будущем.

- Алексей, как Вы нашли дело своей жизни?

-  Это было определено. Можно сказать, любовь к моде появилась с самых ранних лет, впоследствии это стало моим образом жизни. Потому что я из династии портных, моя прабабушка и мама были портными, и в такие тяжелые времена нехватки средств мне приходилось помогать маме шить одежду, в том числе и для себя. Мама в основном занималась пошивом мужской одежды, и я ей в этом помогал. Тогда я не мог позволить себе купить, например, новый костюм, и приходилось перекраивать чью-то старую одежду. Труд портнихи очень тяжелый. Я видел, как мама ночами работала, и старался  помогать ей в силу того, что я смог бы сделать, и вот так постепенно осваивал азы портного. В то время я не знал понятий «модно», «стиль», «тренды». Просто научился сам перешивать одежду, чтобы как-то расширить свой гардероб.

- Когда Вы переехали в Алматы? И почему выбрали именно этот город для своей реализации?

- В Алматы я оказался уже после Москвы. Это меня Саят Досыбаев перетянул в этот город. Потому что я учился в Москве, потом в Милане, потом отправился на стажировку в Париж и после снова вернулся в Москву. У Саята в Алматы начинался свой проект, он создал общественный иллюстрированный журнал «Рандеву» (этот проект существует до сих пор – прим. Kursiv). И Саят предложил мне попробовать сделать модный проект в Алматы. С этого и началась история KFW. Но сначала проект назывался Almaty Fashion Week, а потом уже Kazakhstan Fashion Week .

- Ваши коллекции всегда конструктивны и в то же время необычны. Вам с легкостью удается за счет простых линий и монохромной цветовой гаммы создать женственную и элегантную вещь. Как Вы пришли к «простоте кроя»?

- Мне всегда нравилась простота кроя. Я и сам так одеваюсь. И люблю моду для интеллектуалов. Для меня все идеально, когда все очень просто. Я считаю, что это дурной тон, когда человек носит одежду с различными надписями, лейблами. Это право каждого человека, но такой стиль – это совершенно не мое. Я всегда говорю на своих мастер-классах: «Не мы для вещей, а вещи - для нас». К моде надо относиться с юмором, и не надо фанатеть. Надо найти среди разнообразных стилей и трендов что-то свое.

- Расскажите, пожалуйста, что подразумевает направление интеллектуальная мода?

- Это про минимализм кроя, четкость линий и деконструктивизм. Это мода для уверенных в себе и самодостаточных. Такие вещи необязательно должны быть дорогими. Интеллектуальная мода не приемлет логотипы и другие заявления о «крутизне», она спокойна, этим, наверное, и делает ярче своего носителя.

- Получается стиль важнее, чем мода?

- Абсолютно верно.

- Какой стиль у Алексея Чжена?

- Мой стиль основан на классике. Не люблю слово «удобство», моя одежда аскетична, но при этом очень конструктивна.

- Вы любите работать с черным цветом?

- Я обожаю черный и белый цвета, которые преобладают во всех моих коллекциях. И когда меня партнеры заставляют вносить другой яркий цвет, у меня просто истерика. Я понимаю, цветная коллекция связана с финансами, возможно, ее легче продать… Но когда я рисую эскизы в цвете, то понимаю что, все это абсолютно не мое.

- Евгения Тян на одном из показов отечественного дизайнера (Дениса Тяна - прим Kursiv), который состоялся в ноябре 2018 года, пришла в черно-белом пиджаке «by Alex Chzhen». Расскажите, в какой технике Вы работали?

- Это пэчворк (patchwork - «изделие из лоскутов» - прим. Kursiv), ручная работа, мы его очень долго собирали. Эта коллекция в моем конструктивном стиле и она получилась достаточно успешной.

- Что Вас вдохновляет?

- Все по-разному происходит, но в основном меня вдохновляют люди. Меня поражают (в хорошей смысле слова - добавил) дизайнеры, которых вдохновляют, например, театры, балет, цветы, какой-то вид спорта - фехтование, например, или погода за окном. У меня все всегда складывается в одну картину, некий собирательный образ получается. Например, это бывает так – я лечу в самолете, вижу фантик от конфеты и думаю, какая красивая была бы ткань. И вот этот мусор я собираю, у меня на складе уже гора фантиков.

- Вы любите сладкое?

- Я вообще не ем сладкое и не ем хлеб. Просто, когда я вижу какую-то фактуру, цвет, мне необходимо это зарисовать. А вообще меня, конечно, вдохновляют люди.

- А сколько времени уходит на создание коллекции?

- Вот допустим этот жилет из бисера, который я вышивал 3 месяца, вышивал для настроения (смеется) и хочу подарить его Розе Рымбаевой на память. У нее много моих вещей. Когда я плету, создаю подобные вещи – для меня это своеобразная медитация.

- Чем отличается бренд Alex Chzhen от других отечественных брендов?

- Пусть это будет нескромно сказано, но мой бренд профессиональный во всех отношениях. Я не делаю согласно требованию других, не делаю вещи, которые будут выглядеть дешево и бездарно. Я могу, конечно, создавать что-то подобное, если это связано с коммерцией, чтобы на этом заработать. Наверное, с одной стороны это правильно, с другой – нет. Мои вещи можно домысливать – это еще одна отличительная черта. Я не люблю законченность. Человек, приобретая вещь Alex Chzhen, должен еще с ней поработать. Я делаю так, чтобы вещь не была одноразовой, она должна сочетаться в разных стилях и долго «жить». У меня есть клиенты и друзья, которые годами носят мои изделия. И они всегда по-разному смотрятся в look'ах (образах – прим. Kursiv), в зависимости от того, как человек ее сочетает. Моя самая главная цель - построить коллекцию, чтобы она была как конструктор Лего (LEGO – прим. Kursiv).

- Бренд Alex Chzhen - дорогое удовольствие?

- Всегда по-разному. Есть платья, например, которые стоят 30 000  тенге. Все зависит от ткани, техники работы. Если изделие выполнено полностью вручную, соответственно, оно будет стоить дороже.

- Вещи, которые представлены на показе, они дороже стоят?

- Это всегда прототипы, которые мы потом начнем множить. Почему делается показ? Это же не только PR (реклама – прим. Kursiv). После показа мы, как правило, проводим аналитику и смотрим, насколько та или иная модель была удачно сделана, на что обратили внимание гости показа, ну и многие другие критерии. Поэтому цена абсолютно не зависит от того, была вещь представлена на показе или нет. Цена зависит от выбранной ткани, затраченного времени на ее пошив, от работы конструктора.

- Некоторые представители отечественной fashion-индустрии и просто модники, не являющиеся Вашими клиентами, считают, что вещи Alex Chzhen стоят очень дорого…

- Это миф. У нас есть свои клиенты, которые хотят приобрести понравившуюся вещь. У нас нет цели или лозунга: «Вы должны приобрести что-то модное». Человек приобретает наш бренд, только если желает этого.

- Вы не планируете развивать свой бизнес или популяризовать свой бренд в Москве?

- Мы уже начали работать с Москвой. У меня уже был такой «пылкий роман» с этим городом, он закончился, так как я переехал в Алматы, когда мы с Саятом Досыбаев делали первые шаги для становления Almaty Fashion Week (сейчас Kazakhstan Fashion Week – прим. Kursiv). В Москве у меня есть много друзей, как в модном мире, так и в шоу-бизнесе, а также есть клиенты, которые любят и носят бренд Alex Chzhen. И я консультирую их по стилю. Работаю с Анитой Цой, Любовью Успенской, Сергеем Лазаревым, Филиппом Киркоровым, Дмитрием Биланом, а также с известными блогерами и представителями «светского мира», таким как Ксения Собчак, например. Я не буду говорить, какой именно, но у нас с Лилией Рах есть один проект, который в скором времени мы хотим реализовать в Москве.

- У Лили Рах, насколько мне известно, есть магазин в Сочи. Будут ли совместные модные проекты в этом городе?

- В Сочи проект у Лилии Рах. Мы делали в этом городе в рамках Кинотавра (открытый российский кинофестиваль – ОРКФ – прим. Kursiv) показ казахстанских дизайнеров. Это было достаточно профессионально организовано: на набережной у Черного моря.

- Вы, наверное, единственный отечественный дизайнер, бренд которого размещен в Sauvage?

- Мой бренд представлен в магазинах Лилии Рах, не потому что мы с ней дружим (смеется). Она очень долго не брала мой бренд, даже тогда, когда мы вплотную начали сотрудничать. Мы 20 лет с ней дружим, а она стала продавать вещи Alex Chzhen два года назад. Ранее ей не нравился мой стиль работы. Она говорила: «Алексей, я не вижу тебя в своем концепте», и я не обижался.

- А где Вы закупаете ткани для создания своих коллекций?

- Есть очень хорошие крупные компании в Южной Корее, Китае (Пекине и Шанхае), в Турции, иногда заказываем что-то из Милана, иногда закупаем ткани на выставке во Франции.

- В коллаборации с Ларией Джакамбаевой полтора года назад была выпущена коллекция «ONE-TO-ONE». Насколько она была успешной?

- Ткани для этой коллекции частично были закуплены в Корее, а также в Бишкеке (Кыргызская республика - прим. Kursiv). Лария – мой близкий друг и очень талантливый дизайнер. Создание этой коллекции было таким экспериментом. Она, кстати, закончила институт дизайна «Марангони» (Istituto Marangoni – прим. Kursiv), и работает в романтическом стиле, а я в стиле конструктивизма, и создание совместных коллекций было для нас неким экспериментом смешения стилей. Две коллекции были удачными, а последняя – стала менее удачной. Потому что, видимо, нельзя изменять своему направлению. Я всегда наблюдаю за ее творчеством, и то, что она делает сама, то, что она делает сейчас – это ее стиль, коллекции потрясающие получаются. А у меня свое видени, и совершенно другой стиль. Я заметил, что из коллекции «ONE-TO-ONE» она взяла наши пиджаки, но уже в своей какой-то переработке. Мы друг друга многому научили. Мы не разошлись, а приостановили совместные планы по созданию будущих коллекций, так как сейчас у нее другие планы, летом она переезжает на постоянное место жительства в Лос-Анджелес (США- прим. Kursiv). И там она будет строить свою компанию.

- Какие бренды предпочитаете носить?

 - Я предпочитаю японские и бельгийские бренды: Ёдзи Ямамото (Yohji Yamamoto- прим. Kursiv) и Ком де Гарсон (Comme des Garçons - прим. Kursiv).

 - Потому что этот стиль чем-то похож на Ваш?

- Да, можно сказать, что они являются моими кумирами. Мне также нравится то, что создавали Ив Сен-Лоран (Yves Saint Laurent –прим. Kursiv) и гений кроя - Том Форд (Thomas Carlyle Ford - прим. Kursiv). Но я с удовольствием ношу и казахстанские бренды, например, мне очень нравятся мужские коллекции Саята Досыбаева.

- Иконы стиля в Казахстане для Вас?

 - Я не люблю создавать себе кумиров. Но если говорить именно о нашей стране, то это, безусловно, всем известный байер Лилия Рах. Не потому что она моя подруга, а потому что у нее есть тот вкус, который формирует нашу моду.

- Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать молодой дизайнер, чтобы реализоваться и стать успешным?

- Во-первых, он должен быть талантлив, трудолюбив, у него должен быть собственный почерк. Специальное профессиональное образование тоже имеет немаловажную роль в его становлении. Ведь, согласитесь, рисовать может кто угодно. Но вот если ты не умеешь шить и конструировать, не можешь говорить на одном языке с людьми, которые создают с тобой коллекцию, ты не профессионал. Наличие здоровых амбиций – тоже важное качество. И я сейчас говорю вовсе не о тщеславии, а об умении совершенствовать свое мастерство. Амбиции должны быть подтверждены профессионализмом и талантом.


246 просмотров

Жерар Кравчик: «Для меня единственный грех в кино – это когда скучно»

Режиссер «Васаби» и «Такси» рассказал о ремейках, кризисе жанра и рецепте хорошего экшена

Фото: Кино-Театр.РУ

Жерар Кравчик – человек яркий, открытый и невероятно позитивный. Он снимает кино в разных жанрах и делает это с удовольствием. Его дебютом в кинематографе стала короткометражная лента «Le Concept subtil», которая удостоилась восьми различных премий, а также Большого приза кинофестиваля в Монреале.

В 1986 году он поставил свой первый полнометражный фильм «Я ненавижу актеров», за который был номинирован на премию «Сезар» и приз имени Мишеля Одияра. А в 1998 году Люк Бессон пригласил его на съемочную площадку «Такси» (в результате несчастного случая Жерар Пирес не смог довести работу до конца). Потом были «Такси 2,3,4», «Васаби», ремейки «Фанфан-тюльпан» и «Красный отель».

– Французский кинематограф стоит особняком во всем мире. Он узнаваем практически по первым кадрам. В чем его особенность?

– Я думаю, что в американском кино на первый план выходит именно понятие развлекательности и зрелищности. Во многом это вопрос финансов. Если говорить о европейском кино, оно в основной своей массе располагает меньшими бюджетными средствами, нежели американское. При этом есть независимое американское кино, которое не является продуктом больших студий, и оно очень близко к европейскому. А отличие именно французского кино от любого – американского, казахстанского, российского – заключается в том, что в нем есть некая элегантность, определенный шарм, который исходит из самого географического места и определенного взгляда на вещи, который мы привносим в наши фильмы.

– Вы снимали разное кино: и массовое, и фестивальное. Какое кино вам нравится снимать больше? К примеру, Тимур Бекмамбетов как-то сказал, что зачастую для того, чтобы снять кино для души, надо снять несколько массовых фильмов, так сказать, для денег.

– Я думаю, что в кино нет высоких и низких жанров. Нет основных и побочных. Конечно, есть фильмы-события, а есть фильмы проходные. Но это касается всех жанров. Есть авторское кино, которое почти не требует бюджетов. А есть развлекательное кино. И говорить, что какой-то жанр лучше, а какой-то хуже – глупо. У каждого свой собственный путь и свой собственный выбор. Кино – это мечта и очень долгий путь. Написание сценария, поиск денег, съемки, монтаж и, наконец, выход на экран – иногда это занимает очень много времени, которое надо прожить.

А вообще, мне нравятся все жанры. Знаете, это все равно, что спросить, какой у тебя любимый цвет. Не может желтый цвет быть предпочтительнее, чем голубой, – они разные. Комедия, драма, музыкальная комедия, мультфильм… Главное, что это хорошее кино. Сейчас я планирую вернуться к картинам, которые не просто развлекают, но и заставляют задуматься.

Я снимаю те фильмы, которые я хотел бы сам увидеть в качестве зрителя. Это как в музыке – мне нравится Равель, рэп, шансон. Я снимал «Такси» именно потому, что мне хотелось увидеть этот фильм в качестве зрителя.

Чтобы заработать на жизнь, пока я еще не мог снимать то кино, которое мне бы хотелось, я снимал рекламные ролики. И я никогда не ставил цели снять полнометражный фильм, чтобы заработать денег.

– Сейчас модно оперировать понятием «авторское кино», подразумевая под этим кино не для всех. Между тем, фильмы, к примеру, Тарантино наглядно доказывают, что авторское кино может быть массовым. Что Вы понимаете под авторским кино?

– Для меня каждый фильм – авторское кино. Ведь он подписан режиссером и режиссер является его автором. Но вот нравится его взгляд или не нравится…Бывает, что фильм получается пустым. Скучным. А для меня единственный грех в кино – это когда скучно.

– Сейчас мы очень часто видим на экранах ремейки. В Голливуде говорят о кризисе жанра. Вы как автор двух ремейков – «Фанфан–тюльпан» и «Красный отель» – его ощущаете?

– Если посчитать количество ремейков во французском кино, то на 200 фильмов их придется не более одного-двух. Причем в ремейках как таковых нет ничего плохого. Почему бы еще раз не переснять историю, которую уже забыли. Есть фильмы, которые должны остаться неприкосновенными. В них уже все сказано. Вспомните фильмы Жана Ренуара. Там просто нечего добавить. Но есть фильмы очень популярные в свое время, но забытые сейчас. «Фанфан-тюльпан», ремейк которого я снял, – это один из тех случаев. Я смотрел этот фильм в детстве. Но нынешнее поколение зрителей его не видело. Более того, старые фильмы для нынешней молодежи несколько тяжелы для восприятия. И я подумал, а почему бы не рассказать им эту историю с современной точки зрения.

Но говорить о кризисе жанра, я думаю, неправильно. Это надуманная проблема. Ремейки всегда были и будут. И в этом нет ничего плохого. Начиная с эпохи немого кино историю трех мушкетеров рассказывали бессчетное количество раз. На сегодняшний день есть бесконечное количество ее версий в кинематографах всего мира. Это как в музыке. В свое время «Травиату» пела великая Мария Каллас. Но ведь это не значит, что остальным исполнителям теперь надо забыть об этой партии. И «Травиату» ставят во всех театрах мира. При этом современные композиторы пишут и новые оперы.

– Но, согласитесь, делать ремейк – это своего рода риск. Ведь обязательно ваш фильм начнут сравнивать с оригиналом…

– Конечно, когда делаешь ремейк, не знаешь, к чему это приведет. Как и любое кино. А что до сравнений, мне кажется, что сравнивать между собой два фильма вообще невозможно. Даже если это ремейки. Каждый из них сделан в другую эпоху, другими средствами, с другими чувствами.

– Вы сказали, что хотите отойти от экшенов. Над какими фильмами планируете работу в ближайшее время?

– Я сейчас работаю над несколькими проектами. Один из них мы создаем с продюсером, которая работала с Ларсом фон Триером. Действие фильма происходит во Франции. Оно охватывает промежуток с 70-х годов до момента разрушения башен-близнецов. Еще один проект мы планируем с российским продюсером. Там действие будет проходить и в России, и во Франции в трех временных периодах: в царской России, Советском Союзе и современной России. Оба эти проекта в стадии развития. И, конечно, мне бы хотелось экранизировать свою собственную книгу.

– Да, недавно ведь вышел Ваш первый роман…

– Да. Но пока я не знаю, найду ли я деньги на его экранизацию.

– Возможно, стоит снять еще несколько кассовых экшенов, таких, как «Такси»? К тому же Вы знаете рецепт хорошего экшена.

– Нет рецепта. «Такси 5» почти не собрал зрителей. В отличие от четырех первых. Кстати, когда мы только начинали снимать «Такси», от участия в нем все отказались. И актеры, и дистрибуторы, и продюсеры. Потом, конечно, пожалели (смеется). А что касается фильма по моему роману, то, возможно, я просто напишу другой роман, экранизировать который будет менее дорого.

– Так и до смены амплуа недалеко…

– Нет. Я не планирую становиться писателем, мне нравится быть режиссером. 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

almaty2019_kursiv_240×400.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций