Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1 просмотр

Семен Альтов: «Мы часто живем в каких-то пошлых условиях»

В Алматы писатель-сатирик, сценарист, режиссер Семен Альтов приехал со своей программой «100 причин для смеха» и перед выступлением ответил на вопросы журналистов

Фото: Олег Спивак

Низкий глуховатый голос Семена Альтова узнают многие. Его манера беспристрастного чтения вот уже более 40 лет не оставляет зрителей равнодушными, а его рассказы неизменно растаскивают на цитаты. В Алматы писатель-сатирик, сценарист, режиссер приехал со своей программой «100 причин для смеха» и перед выступлением ответил на вопросы журналистов

– Семен Теодорович, какие книги повлияли на ваше становление как писателя?

– В советские времена мы гонялись за книгами.Читали тогда гораздо больше, и это было то счастливое время, когда мы прочитали все лучшее, что было в русской и мировой литературе. Какое-то название мигом облетало всех нормальных людей. Тогда не было интернета, но было более интеллектуальное общение. Мы разговаривали – это то, что сейчас постепенно уходит из жизни. Сейчас люди даже не посылают друг другу СМС-ки. Просто какие-то лайки и смайлики. Картинки. Ты жив, я жив, и даже разговаривать не обязательно.

Мне казалось, что именно ирония, юмор обогащают настоящую литературу, поэтому зачитывался Чеховым, Булгаковым, Марком Твеном. Для меня ирония в литературе – это еще одна краска. И если человек ею владеет, то это только добавляет ему плюсов.

– Кого вы считаете своим литературным учителем?

–Ко мне всегда очень тепло относился Аркадий Арканов. Литературный клуб «12 стульев» был дико популярен. А я после окончания технологического института работал завклубом, и их приглашал. Арканов, Горин… У меня на листке в клеточку было два-три рисунка и несколько шуток, и я их показал Арканову. Он посмотрел – а вы представьте его физиономию, по сравнению с которой даже у меня лицо жизнерадостное – и сказал: «Смешно». И я понял, что надо писать.

– Что вы можете сказать о современной сатире?

– На слуху телевизионные передачи – Comedy Club и «Уральские пельмени». «Уральские пельмени», на мой взгляд, ближе сегодняшнему среднестатистическому человеку. Тем более, что это «Уральские пельмени», а я сам родился в Свердловске. Может, там есть какая-то аномалия, которая дает таких замечательных людей. У них актерская игра на очень высоком уровне.

Comedy Club застолбили свою площадку. Мы были одиночками, а сегодня юмор – это коммерческий бизнес-проект. И Comedy Club– очень успешный проект. «Бульдог» Харламов – комик от Бога. Что бы он ни делал, это смешно. Какие-то вещи пошловаты. Мат уже перестал быть чем-то запретным. Но есть очень смешные вещи. Одна из последних миниатюр, как Путин приходит в аптеку. И написано, и сыграно очень точно. Еще смотрю иногда украинский «95 квартал». Как вы знаете, Зеленский идет в президенты. И, может, даже им станет. Он очень талантливый человек, но это тоже бизнес-проект. Как-то в интервью Гордону он рассказал, что у него порядка двух тысяч авторов.

– Вы произнесли слово «пошлость». Что такое пошлость для вас, как для литератора?

– По-моему, как только появился человек, так и возникла пошлость. Есть пошлость откровенная. Это когда мы опускаемся ниже пояса, что в нашем жанре не считается зазорным. Тем более, все, что там – это всегда смешно. Там, где ниже пояса, кормится огромное количество людей, выступающих в моем жанре.

Если говорить в широком смысле слова… Точного афоризма у меня нет, но, по-моему, пошлость – это фальшь, подмена, когда говорится о чем-то высоком, но мы чувствуем, что это неправда. Фальшивая купюра. Пошлость иногда проходит «на ура». Как что-то такое политическое, а на самом деле – пошлость. Но ощутить эту пошлость – к счастью или к сожалению – дано не многим. Потому что мы часто живем в каких-то пошлых условиях, сами того не понимая, но привыкая к этому.

IMG_2696_0.JPG

– Вы работали со многими звездами разговорного жанра. С кем из них было проще? Как вы, как автор, оцениваете преломление ваших произведений через сердца и души исполнителей?

– Сейчас себя исполняю только я. А тогда – все звезды того времени: Шифрин, Хазанов, Винокур. Ныне покойный Рома Карцев, после того, как расстался со Жванецким, в течение года играл мой спектакль «Зал ожидания». Аркадий Исаакович Райкин – правда, мы встретились уже в последние годы его жизни. Специально я писал только для него. Он меня, наверное, испортил, потому что я всех начал сравнивать с ним. Что, пожалуй, было не очень честно, но очень хотелось того волшебства, что мог себе позволить этот гениальный человек. Как исполняли…

А недавно какая-то пара в одной из воскресных юмористических передач делала мои вещи. Я приходил в ужас и думал только о том, чтобы нигде в титрах не было моего имени. Чтобы никто не подумал, что я имею к этому какое-то отношение. Вот, кстати, еще одно проявление пошлости – когда берется нормальный текст, но из-за фигуры исполнителя превращается в откровенную пошлость. На которую смотришь и думаешь: «Неужели я это написал»? Я читаю – все нормально. Читают они – как будто переводят на какой-то другой язык.

– Как вы оцениваете успешность произведения?

– Гена Хазанов начинал с пародии. И его переход на какие-то монологи и социальные сатирические вещи – это я. У меня был достаточно известный рассказ про статую Геракла, и Гена начал делать его в образе Брежнева одним из первых. Стадион на 10 тыс. человек – все валились с кресел. Это было патологически смешно. В концертном зале «Россия» к Гене подошла уборщица и попросила эту историю больше не читать. Он спросил, почему, и получил ответ: «Я протерла десять обписанных кресел!» Так появилась новая шкала успеха. После этого артисты начали спрашивать друг друга: «А сколько у тебя было кресел?»

Я приходил к Аркадию Исааковичу – он тогда жил на улице Горького, в каком-то переулочке – и читал что-то свое. Он в основном молчал и лежал на диване. Если я слышал, как диван трясется, значит Аркадий Исаакович смеется, а если диван не трясется, значит что-то не так. Так что у нас своеобразным индикатором был диван.

– Как было работать с Аркадием Райкиным?

– Я встречался с очень многими известными и большими людьми и только потом понимал, с кем оказался рядом. Тем более Райкин очень по-простому общался. Он иногда правил текст, вставлял какие-то слова. А когда у нас были перерывы – он ложился в клинику. И в зависимости от того, кто был его соседом по палате, он говорил, о чем надо писать: если рядом был врач – про медицину, если колхозник – про сельское хозяйство, летчик – про авиацию. Потому что он понимал, что с кем ни ляжешь – все равно проблемы.

IMG_2711.JPG

– Кто впервые исполнил ваши тексты на сцене? И что подвигло вас выйти на сцену?

– Наоборот. Сначала я вышел на сцену. Туда меня погнала жажда наживы. В Ленконцерте можно было получить ставку автора-исполнителя и зарабатывать. А у нас как раз родился ребенок, и было не так много денег. Получилась забавная история. Мы пришли в театр эстрады, который сейчас носит имя Райкина, посмотреть, как выступают другие. Кто-то авторов не явился, и нам сказали: «Ребята, давайте!». На мне было что-то спортивное, и один мужчина одолжил мне свой костюм. Я вышел на сцену в брюках на четыре размера больше. И главной моей актерской задачей было следить, чтобы не упали штаны. Поэтому я так, как я думал, непринужденно поддерживал их локтем и читал. А все сказали, смотрите, парень первый раз на сцене, а какой образ создал… И мне сразу вместо 6,50 заплатили 9,50.

Читать меня первым начал Гена Хазанов. Мы с ним сотрудничали очень долго, потом расстались, но это был очень важный период и для него, и для меня.

– Вы человек двух эпох. Как вы ощущаете себя в современном мире?

– То есть вопрос, почему я до сих пор жив? Сколько можно? Как мы приходили когда-то на смену кому-то, так же сейчас пришли ребята на смену нам. А в кроватках посасывают соски те, кто придут на смену им. Это нормально. Жизнь идет вперед. Тем более сейчас – семимильными шагами. Смена поколений совершенно естественна. Это я задержался. Предпоследний из могикан. Возможно, меня на плаву держит именно то, что я не до конца понимал и понимаю, что происходит. Из-за этого у меня несколько абстрактный взгляд на все происходящее, и это может быть интересно и молодежи сегодня. Конечно, процентов 60 зрителей – это не то, что мои ровесники, но те, кто помнят то время. И молодежь. Дети иногда приходят. Мне всегда было приятно, когда ко мне подходили родители подписать книжку и говорили: «Мы воспитали своего ребенка на вашем чувстве юмора». За этих ребятишек я спокоен.

– Когда было легче писать: в юности или сейчас?

– Конечно, в юности голова работала лучше. С памятью стало похуже – я все записываю. Но я профессионал. Если все будет нормально, 22 марта в Питере, в театре Комиссаржевской, пройдет премьера моей пьесы «Скелет в шкафу». Я обожаю заниматься не своим делом, как говорит сын, потому что ничто так не молодит, как делать то, чего ты не умеешь. Но вроде я потихоньку учусь. И пишу. Это очень важно. Во-первых, чтобы в маразм не впасть. Работаю с меньшей плодовитостью, но с тем же успехом.

– Что в жизни вы не считаете смешным?

– Я не знаю, как у вас, а у нас в России достала эта бесконечная информационная телевизионная нагрузка. Я стараюсь не смотреть телевизор. Но, тем не менее, все это достает. В результате становится немного тревожно. Не за себя, а за детей и внуков. Хочется, чтобы все продолжалось, а не дошло до ручки. Хотя иногда ощущение не очень приятное, и тут уже не до юмора.

Военные учения тут и там… У Чехова сказано, что если на стене висит ружье, то оно должно когда-то выстрелить. Это немного пугает.  Два-три года назад я прочитал, что где-то в Европе общими усилиями ученых построили какой-то коллайдер, где изучаются какие-то частицы. Очень дорогой и очень важный. И вдруг он встал. Что случилось? Хорек где-то перегрыз провода. Учитывая все это, вдруг муха где-то присядет и что-то замкнет! Я говорю о том, на каком волоске висит весь мир. Это мне немного неприятно.

IMG_2703_0.JPG

– Вы упомянули темы ниже пояса. Но у авторов вашего жанра популярна политическая сатира, которая лучше запоминается. Как вы думаете, это следствие того, что авторы больше выкладываются в эти темы или же это субъективное восприятие зрителя?

– Я не думаю, что пишущий в этом жанре человек так сильно заостряется именно на этих темах. Просто он пишет то, что видит. И иногда случаются такие совпадения, когда он просто угадывает какую-то всеобщую ситуацию. Ситуацию, понятную всем. Когда я писал свой рассказ про взятки, я не думал, что это такое эпохальное произведение. Но поскольку в России взятки давали, дают и будут давать, вдруг оказалось, что его можно читать и сегодня. Поэтому иногда ты просто пишешь, а жизнь делает это классикой. К сожалению. Лучше бы этого не было.

– Семен Альтов – это своего рода сценический псевдоним. Когда-то вы сократили свою фамилию. Почему?

– Моя фамилия Альтшуллер. Когда я первый раз напечатался в «Литературной газете», в «Клубе 12 стульев» была рубрика «Фразы», так вот в ней было девять моих фраз, подписанных С. Альт. Это они сделали. Потом смотрю – С. Альтов. Там был замечательный редактор Суслов, который во многом меня воспитал, и он сказал: «Поверь, так всем будет лучше». Я ему поверил. А потом мне стали приходить уже переводы – тут одна фамилия, там другая. Волокита. Я взял себе этот псевдоним. Как вы знаете, Арканов, Горин, Инин и очень многие другие – это тоже псевдонимы. Была такая советская традиция.

– Недавно Comedy Club сделали пародию на вас. Как вы к этому относитесь? И нет ли желания сделать ответную пародию?

– Я пародиями никогда не занимался. Я видел эту пародию. Она действительно забавная. Тем более меня пародировать не так сложно. Но это говорит о том, что они уверены: люди понимают, кого они пародируют. И ничего плохого в этом нет.

– Семен Теодорович, а насколько сложно быть живым классиком? Ведь от вас зритель ждет чего-то гениального.

– С каждым годом труднее быть живым. У меня была такая фраза: с каждым годом болеть начинает практически все, и есть только одно желание, чтобы так продолжалось как можно дольше. Я никогда себя классиком не считал. Сначала надо умереть, а уж там посмотреть, что останется после. Это является мерилом того, насколько человек пожил.

– Говоря о вас, часто упоминают петербургский юмор. Что это? Что в нем особенного?

– Есть такое понятие. Я не знаю, откуда оно появилось. Зощенко – это питерский юмор. У меня была возможность переехать в Москву. Было такое предложение, когда туда перебирался Аркадий Исаакович. Но движущей силой моей является лень. Мне лень что-то менять, поэтому я не поехал. И думаю, что оказался прав, потому что в Москве я бы наверняка зарабатывал больше, но я не написал бы того и так, что я спокойно делаю у себя в городе. Есть какая-то традиция, и я, надеюсь, достойно ее представляю, именно петербургского юмора, как всего, что связано с нашим городом. Это что-то отдельное, незапятнанное, я бы сказал.


4365 просмотров

Самый экстремальный рыбак хотел бы половить сомов в Казахстане

Джереми Уэйд о легендах, речных монстрах, рыбалке в Чернобыле и сомах в Казахстане

Фото: Discovery Channel

В поисках речных монстров, самый, пожалуй, известный экстремальный рыбак в мире объездил разные страны и континенты. Он рассказывал о «Рыбаках в джунглях» на канале BBC, охотился за «Речными монстрами» на Animal Planet  и теперь берется разгадывать тайны самых отдаленных водоемов и их обитателей в программе «Джереми Уэйд: темные воды» на Discovery Channel.

- Какое место запомнилось вам больше всего, ведь вы так много путешествовали?

- Очень сложно выбрать что-то одно, я провел много времени в джунглях, ливневых лесах, много где. Иногда испытываешь дискомфорт, иногда захватывает дух…Назову один уголок нашей планеты, где виды просто потрясающие, – это Монголия. Я побывал там несколько лет назад в поисках тайменя. Таймень – это рыба из семейства лососевых, но она никогда не добирается до моря, она просто мигрирует вверх и вниз по течению реки. И виды были настолько невероятные, что мне иногда хотелось прекратить рыбачить. Я сплавлялся вниз по реке на плоту, и вместо того чтобы все время забрасывать удочку, я хотел просто любоваться. Важный момент – в те края нужно ехать в правильное время года, ведь зелень там держится только пару месяцев.

- Что вы считаете своим самым большим достижением в жизни?

- Пару лет назад мы снимали сельдяного короля, или ремнетела – глубоководную рыбу, которая очень редко попадается на глаза. Это очень длинная лентообразная рыба. Думаю, я стал первым телеведущим, который оказался в кадре с ремнетелом. Мы очень много и долго к этому готовились плюс нам очень повезло. Но что касается достижений в целом – мы помогаем людям быть неравнодушными, интересоваться тем, кто живет рядом с ними в реках. Многие люди знают о том, кто живет в морях. Начиная с Жака Кусто было снято множество хороших телепередач о том, кто живет в океанах. Мало кто занимался пресноводными водоемами, поскольку в большинстве рек вода мутная, и нельзя увидеть, что в ней происходит. Если кто-то нырнет в воду, они не смогут ничего снять. Так что мы придумали способ показать этих животных – мы рассказываем о них увлекательные истории со свидетельствами очевидцев, а в конце показываем саму рыбу. И очень часто получалось так, что люди никогда раньше не видели этот вид на ТВ, даже не знали, что он существует.

А еще раньше я работал учителем. У меня в общей сложности было около 200 учеников, и это было очень тяжело. А сейчас я оказался в ситуации, где я учу в очень приятной форме аудиторию, состоящую из миллионов людей по всему миру, в каждой стране мира. И это приносит мне удовольствие. Мне нравится видеть энтузиазм и интерес со стороны зрителей. Как следствие, люди начинают заботиться о пресных водоемах и их обитателях, так что я назвал бы это моим достижением. И я бы хотел подчеркнуть, конечно же, что это не только мое достижение, это командное достижение, так как есть целая продюсерская команда, есть съемочная группа на месте, и есть телеканалы Animal Planet и Discovery Channel, которые все это транслируют. Я должен сказать, что Казахстан – это одно из мест, где я еще не был, и мне очень хочется туда поехать, потому что у вас в дельте реки Или живут очень большие сомы, о которых я слышал. Так что, возможно, однажды я к вам приеду.

- Мы были бы очень рады, если бы вы приехали. Вы могли бы вернуться немного назад и рассказать нам, как именно вы заинтересовались рыбалкой? Это был конкретный момент или вы всегда знали, что вам это интересно?

- Нет. Многие люди начинают заниматься рыбной ловлей, потому что их учит отец или дед. В моей семье никто не рыбачил, но я вырос на юго-востоке Англии, где река протекала прямо через нашу деревню. Многие мальчишки рыбачили, но обычно не очень успешно. И когда я начал, мне тоже нечем было похвастаться, мне это казалось очень глупым занятием. Ну вы понимаете – стоишь под дождем целый день, и ничего не происходит. В чем смысл? Я мог бы заняться чем-то еще. А потом один из моих школьных друзей, который знал, как ловить рыбу, потому что его дед был рыбаком, одолжил мне снаряжение получше, рассказал, что нужно делать, я поймал одну рыбину, и мне кажется, что как только я ее поймал, произошло какое-то волшебство. И мне захотелось выяснить, что же еще водится в реке.

На это можно посмотреть и с другой точки зрения. Люди спрашивают альпинистов, скалолазов: «Почему вы это делаете?». И есть очень известный ответ на этот вопрос, который, как мне кажется, принадлежит Эдмунду Хиллари, но я не уверен. «Почему вы взбираетесь на горы?» – «Потому что они есть». Со мной было то же. Передо мной была река, и это было приключение. Я шел через поля, я уходил далеко от поселений, я был один. Очень часто я не видел ни одного человека целыми днями. Это было по-настоящему, это было путешествие. Мне казалось, что я открываю что-то новое, не уходя далеко от дома, и это чувство заставляло меня двигаться дальше.

- Вы заинтересовались рыбалкой в очень юном возрасте. То есть сначала был интерес к рыбалке, и уже потом – к путешествиям?

- Точно. Я много рыбачил в Англии, и однажды наступил момент, когда все начало казаться очень знакомым. Мне хотелось чего-то нового. Я услышал о рыбе в Индии, и решил поехать туда. Я совершенно не понимал, что делаю, меня мало интересовали путешествия, мне просто хотелось поехать и найти эту рыбу, что я и сделал. Это было в 1982 году, и у меня было что-то вроде 300 фунтов в пересчете на современные деньги. Я тратил ничтожно мало, но это было на три месяца и было очень сложно. Когда я вернулся домой, у меня было такое чувство удовлетворения от того, что я смог выжить и путешествовать, это было как новая зависимость. Когда я вернулся из Индии, я подумал, что хочу поехать куда-нибудь еще. В других местах должна быть другая рыба, другие реки. И я стал планировать следующие поездки.

- Вы могли бы рассказать об истории, которую вам удалось опровергнуть. Сказать «нет, такого существа в реальной жизни нет».

- В первом сезоне программы «Речные монстры» я поймал очень больших тупорылых акул в реке в Южной Африке. Многие люди и не думали, что тупорылые акулы могут заплывать вверх по течению реки. Большинство людей скажут вам, что тупорылые акулы – очень глупые животные. Что они очень агрессивны, и, если дать им шанс, они нападут на человека. На самом деле тупорылые акулы не нападают на людей осознанно. Я работал с учеными, мы пометили двух особей, двух очень больших самцов тупорылой акулы – три метра в длину, 250 кг – с использованием акустических меток, чтобы можно было отследить их передвижения и знать, где они находятся. Их не видно, нет никакого плавника над поверхностью, не видно вообще ничего, но можно узнать, где они. Ученые отслеживали передвижения этих акул, и иногда, когда кто-то оказывался в воде, акулы передвигались невероятно быстро, чтобы проверить, что вызвало колебания в воде. Они подплывали на расстояние в несколько метров и разворачивались. Человек и не знал, что это произошло. Суть в том, что тупорылые акулы любят рыбу. Они предпочитают конкретные виды рыбы. Они как мы, не едят все подряд. Их не интересуют люди. На человека они могут напасть по случайности. Например, если вода была мутная. У рыб нет рук, они все проверяют на зуб. И для них это мелочь, а человек в результате лишается ноги. Но в этой конкретной реке, где в то время было много рыбы, акулы избегали людей, и это полностью противоречило всему, что говорилось о тупорылых акулах. Тут история не о том, существует ли то или иное животное, тут суть в том, что представление о тупорылых акулах не соответствует действительности. Они значительно более сообразительные и менее агрессивные, чем все думают.

- Вам удалось разгадать какие-нибудь речные загадки и секреты?

- Думаю, да. Во многих программах нет окончательного ответа. Один очень хороший пример – это первая серия программы «Джереми Уэйд: темные воды», которая с 30 июня будет выходить по воскресеньям на Discovery Channel и где мы изучаем истории об озерных монстрах в Италии. Еще в Средние века люди видели странных существ в этом озере, и они заметили их совсем недавно. Два человека мне рассказали, что обнаружили в озере странных существ. Я старался понять, идет ли речь о реально существующем животном, которое бы подходило по размеру и которое бы похоже двигалось. И в конце серии я получил ответ, в котором я относительно уверен. Единственный способ его проверить – полностью осушить озеро, что невозможно. Так что загадка остается. Если бы можно было осушить озеро Лох-Несс, то его тайна была бы разгадана. Так что да, во многих сериях моих программ мне удавалось дать очень правдоподобный ответ. Может быть, не со стопроцентной уверенностью, но, если бы это был суд с 12 присяжными, большинство сказало бы «да, мы верим». 

- Назовите пять самых опасных видов речных рыб в Европе и где они обитают?

- Первая серия программы «Джереми Уэйд: темные воды» об итальянском озерном монстре построена как детектив, поэтому я не хотел бы рассказывать слишком много до того, как люди ее посмотрят. Я попытался выяснить, существует ли в действительности персонаж этих историй. Так что в конце серии вы увидите один из европейских видов, который огромен и потенциально опасен. Если говорить о героях других программ, то пару раз занимался ловлей европейского (обыкновенного) сома. Эта рыба, как ни удивительно, может быть очень опасной. Дело в том, что сомы строят свои жилища на мелководье, иногда на глубине всего около 2 метров. Они делают небольшую ямку на дне озера или реки и очень агрессивно ее защищают. Несколько лет назад я снимал программу на озере в Германии недалеко от Берлина, где покусали нескольких пловцов. У них на ногах были огромные – сантиметров по 20 – следы от укусов. К счастью, никого не утащили под воду, но многие люди были очень напуганы. Упомяну также щуку, которая живет по всей Европе. Щуки нападают на водоплавающих птиц и даже на собак, если те оказываются в воде. Есть истории о том, как сильно они покусали людей, но я в них не очень-то верю. Однако при ловле щук нужно быть очень осторожными – если щука укусит, мало не покажется. И еще одна потенциально опасная рыба – это разные виды осетровых. Они не хищники, у них нет зубов, но эти рыбы массивны, и если она выпрыгнет из воды и навалится всей тушей, хорошего мало. Но эти случаи скорее из разряда случайностей, специально осетры нападать не будут. В Европе, пожалуй, на этом все. По сравнению с другими регионами здесь не так много опасных рыб.

- Чем рыбы могут быть опасны?

- Очень часто, когда я говорю, что та или иная рыба опасна, то не имею в виду, что они специально нападают на человека. Иногда человек может слишком близко подойти к месту, где рыбы размножаются, и те защищают свою территорию. Иногда в реке плохая видимость, и рыбы не разбирают, кто и что перед ними. Например, если щука кусает за ногу, она может не знать, что это нога. Она видит в реке что-то светлое и думает, что это маленькая рыба. В общем, если рыба нападает на человека, чаще всего виноват он сам.

- Едят ли люди опасных рыб?

- Потенциально да. Так исторически сложилось, что люди ели сомов. Люди ели щук, осетров, ели осетровую икру. Но, к сожалению, популяции большинства пресноводных рыб очень сильно сократились. Так что сегодня большинство рыбаков отпускает добычу обратно в реку, потому что иначе бы рыба и вовсе перевелась. 

- Самая необычная рыба в мире?

- Думаю, я ее увидел, когда рыбачил в прудах-охладителях в Чернобыле несколько лет назад. Там была очень большая популяция обыкновенного судака. Я ловил их на маленькие искусственные приманки, но там были еще и большие сомы. Было необычно видеть такую крупную рыбу так близко к промышленным сооружениям. И поскольку там закрытая зона, этих рыб оставили в покое, и они вымахали до значительных размеров. В общем, это была невероятная картина – крупные рыбы рядом с промышленными объектами, такого я раньше нигде не видел.

- Какую рыбу было сложнее всего найти?

- Думаю, сложнее всего было найти большую тигровую рыбу в Конго. Я впервые оказался в ливневых лесах в сердце Африки. Это было в 1985 году, когда это все еще был Заир, – сейчас это ДРК, Демократическая республика Конго. Я побывал там, когда там правил диктатор Мобуту. Туда было очень сложно попасть, да и обстановка в целом была напряженной. Сейчас, правда, ненамного лучше. Я провел там два месяца – это было очень тяжело. За все это время и ничего не поймал. Потом я вернулся туда через шесть лет и кое-что поймал. А потом мы решили еще раз туда поехать, это был первый или второй сезон программы «Речные монстры», и мне удалось поймать один экземпляр приличного размера в кадре. Это было очень сложно – найти и затем заснять эту рыбу.

- Самый сложный момент в вашей карьере на ТВ?

- В 2002 году, еще до программы «Речные монстры», я снимался в программе под названием Jungle Hooks, дело было в Амазонии. Мы вели съемки с воздуха, и наш вертолет упал. Все случилось моментально, ничего нельзя было сделать. Я просто сидел и ждал удара об землю и того, что будет очень больно. А на самом деле, ничего такого не произошло. Каким-то чудом никто не пострадал. 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций